Загрузка...

ТУФЛИ ПОКОЙНИКА

22.07.2013 11:34

О превращении неудачника в супермена

8160c912f8b6f462aba14fa227b_prev

С возрастом бегство становится атакой. Прогулы вспоминаются как забастовки. Кража питьевого стакана в автомате с газировкой выглядит актом саботажа. Шрам от вскрытого свища – следом от удара шпаги. Врожденная наследственная хромота выдается за травму Дон Жуана, сиганувшего с балкона хрущёвки при звуке шагов статуи Командора. 

Посещение пары-тройки похорон полируют загадочной фразой типа «Я видел Смерть». Пару-тройку банкетов выдают за пиры Трималхиона и афинские ночи. Девять кружек разбавленного пива – за девять галлонов отборного виски. Знакомый студент из Конго становится принцем из Сомали…

Всё это нам давно знакомо – костюмы и макияж от эконом-салона «Блеф».

Всё это уже читалось на свежих и бестолковых лицах ещё в семидесятые, угадывалось в гримасах юношеских масок будущих пенсионеров, инвалидов и даже покойников – вольных и невольных участников комедии дель арте с нехитрым названием «Жизнь» при одноимённом драмкружке.

Превращение неудачника в супермена – основной лейтмотив американской новеллы. Пьяный бродяга, проснувшись возле трупа убитого гангстера, меняется с покойником обувью и становится другим человеком. Разумеется, временно – пока его тоже не прикончат и не выбросят из машины в темном переулке. И тогда пару стильных волшебных туфель наденет на свои ноги в несвежих носках другой бомж.

«Табунные свойства русского человека» провоцировали ряд поколений к скитаниям: не в погоне за длинным рублём, а к бегству от прежнего себя, – туда, где тебя якобы не знают. Для встречи рядовых «подростков Савенко» надо арендовать стадион. Но на всей планете есть только один Подросток Савенко, которому впору пришлась пара стильных башмаков, с которыми он не расстаётся по сей день.

Культпоход в театр выглядит «сабельным походом», драка с отпрыском номенклатурной семьи делается ключевым эпизодом классовой борьбы. И в сабельный поход, и на экскурсию действительно водила молодость, но обратно ведёт старость.

Оборванец в ломбарде пытается заложить часы. Хозяин предлагает копейки. Но тут в ломбард заходит дама в чёрном, вдова «человека с тысячью лиц», и просит принять саквояж с гримом покойного мужа. Ей вежливо отказывают. Небритое лицо оборванца озаряет догадка: «Мадам! Одну минуту, мадам!…»

Заполучив магический набор, он останавливает свой выбор на баночке с надписью «Человек-невидимка» и перестает мозолить глаза и забивать баки своими рассказами про сабли, бескозырки, первые синтезаторы и старую отцовскую будёновку, которая на самом деле была довольно новой дедовской ермолкой.

Приёмные дети вдовы человека с тысячью лиц – сколько их скрипит сиденьями в кинозалах, куда они, невидимые, приходят бесплатно, журчит возле писсуаров в дорогих отелях, где проводят «круглые столы» те, для кого невидимость смерти подобна.

Невидимый человек бессмертен, но безвестен. Как заядлый домосед, безвыездно обитающий в своем районе, словно Дракула или Синяя Борода в средневековом замке. Бродя по знакомым до малейшей трещинки тротуарам, он износил немало башмаков, но ни один из них не оказался волшебным.

Я – патриот малой родины. Даже прыгая с парашютом, я бы выбрал для приземления точку на знакомой с детства территории, где ничего не происходит, чтобы тут же, никуда не спеша и не болтая лишнего, отметить успешную сдачу норматива с местными призраками, так и не примкнувшими к табуну кочующих зомби.


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...