Загрузка...

Выборы-выборы, кандидаты…

02.09.2013 10:26

Нет, ожидаемого плохого слова вы от меня не дождётесь.


aaaaaa


Нет, ожидаемого плохого слова вы от меня не дождётесь. Но выборы – не суть, муниципальные, городские или федеральные – лишь только для народа являются «реализацией акта его политической воли, суверенитета» и проч. Для кандидатов на выборные должности это период, сравнимый разве что с полным и глубоким медицинским обследованием, с погружением разных хитрых приборов, а то и неласковых профессиональных ручек в самые потаённые места, о которых не принято говорить вслух в публичных местах.

Притом, заметьте, даже самые здоровые люди накануне настоящего медицинского обследования всегда немного волнуются: а вдруг? чего-то не знал или забыл? а если застарелое? а если где-то что-то подцепил, но пока не заметил? Словом – волнение, плавно перетекающее в страх, если не в ужас.
Наверное, это прозвучит странно, но в студенческие годы я очень любила судебную медицину, а особенно патологоанатомию. Нет, с психикой у меня всё было в порядке, но изучать человеческое тело, распластанное на столе в прозекторской, понимать причинно-следственную связь между жизнью и смертью недавно ещё живого и, может, даже здорового человека было интересно. Ещё интересней понимать, что цветущий с виду организм таковым вовсе не был: вот увеличенная печень с явным переизбытком жира, вот иссечённые чёрными язвами курильщика лёгкие…

Курильщики после таких занятий казались самоубийцами, обжоры – истязателями собственной плоти. Становилось понятно, что надо что-то делать: разъяснять, обследовать на ранней стадии, лечить… 
Зачем я об этом так подробно? Так ведь совпадает до деталей! И интересно так же. Возможно, потому я избрала политтехнологию как профессию – похоже, сложнее, но эстетичнее.

Итак, кандидат. Молодой, здоровый и красивый, излагающий правильные слова, разоблачающий зло и клянущийся служить народу честью и славой. Вот – он же, на условном прозекторском столе. Многолетние жировые накопления. 

Нет, он строен, речь идёт совсем не о том жире, который так беспокоит наших дам, этот жир уворован у нас с вами – потому как иных источников у депутата не было, мы это знаем – и запасён на черный день.

А сердце? Пламенное вроде бы сердце борца и трибуна. Маленький, сжавшийся от страха комочек, бешено пульсирующий от ужаса: вдруг узнают, докажут, предъявят. Испания? Черногория? Роман с Машей? И то, как не по-мужски передал Машу в пользование будущему шефу? И то, как Маша попала в ДТП со смертью ребёнка, а сидеть отправили пожилую женщину-водителя троллейбуса? Бог ты мой, сколько же страхов живёт в этом маленьком сморщенном сердечке!

Мозг? О, тут, наверное, следовало сначала поработать психиатрам и проанализировать, откуда взялась эта самоуверенность и убеждённость в том, что народ – быдло и что ни скажешь ему, чего ни пообещаешь – поверит и пойдёт, как стадо. «Бараны… (далее непечатно)!» – это уже не исследовательское, это прямая речь нашего героя. И ещё, его же: «Вы не рефлексируйте, вы распространяйте». Иными словами, не думайте, не анализируйте, служите мне и несите слова о том, что я велик, дальше в массы.

И если кто вдруг подумал, что речь здесь идёт об одном-единственном кандидате, то это не так. Он производит вокруг себя очень много шума, оттого и попал в условную прозекторскую. Но всё сказанное выше – это про всех, кто в один прекрасный день вдруг решит влиться в ряды законодателей и прочих вершителей судеб народных. Каждый такой должен понимать, что исследование – скрупулёзное, малоприятное, порой болезненное – неизбежно.

И я так полагаю, что это хорошо. И правильно. Люди постарше помнят те времена, когда весь без исключения работающий народ обязывали проходить диспансеризацию – то самое медицинское обследование. И знаете что? Старые доктора говорят, что в ту пору народ болел гораздо меньше, а самые неприятные болезни обнаруживали на ранней стадии и лечили. 

А если и в политике – так же? По-моему, будет неплохо.


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...