Загрузка...

«Мы готовились к затяжной войне с бандеровцами, готовились к осаде.»

31.03.2014 16:13

Путин_и_Хирург


Беседа с основателем и лидером байкерского клуба «Ночные Волки» Александром «Хирургом» Залдостановым про освобождение Крыма

КРЫМ – ЭТО РОССИЯ

«ЖУРНАЛИСТСКАЯ ПРАВДА». Добрый вечер, дорогой Александр! Как добрались? Как въезжали в Крым: через Украину или через Керчь?


«ХИРУРГ». Мы изначально планировали идти через Керчь, чтобы не подвергать испытаниям ни сам груз, ни сопровождающих людей. Было известно, что в Керчи в этот момент не всё гладко, очень мутная ситуация с местным мэром, от которого непонятно было, чего ждать. То он водружал украинские флаги, то запрещал проход казаков. 

Нас планировало встречать большое количество людей сразу на переходе, на пароме, так что, я думаю, нашему грузу не дали бы стоять на таможне. Несмотря на то, что груз двигался в Севастополь, жители других городов помогали его сопровождать. Не было ревности, что ли. 

Сам факт того, что «Россия с нами», уже грел сердца людей. При этом не важно, в чем это выражалось: в политической поддержке или просто в людской помощи. Сама ситуация воспринималась как большой праздник, как подарок. Была надежда, что людей уже не бросят. Четвёртой сдачи Севастополя быть не могло. 

Кстати, хочу отметить, что Керчь на референдуме заняла первое место по количеству голосов за воссоединение с Россией, перекрыв даже Севастополь. 

«ЖП». А вы вообще в Керчи часто бывали?


«ХИРУРГ». Мы в Керчи бываем два раза в год. Каждый раз перед Севастополем мы ездили в Керчь, участвовали там в празднике спорта – и ничего, кроме трезубца на таможенном посту, об Украине там не напоминало. Крым – это Россия. Там полностью игнорировался закон об искусственной украинизации, русофобский такой закон.

«ЖП». О каком законе идет речь?


«ХИРУРГ». Ещё при Ющенко на Украине была развязана война против всего русского. Были введены нормы, запрещающие какое-либо использование русского языка в украинском делопроизводстве. Везде был запрет на русский язык. Очень агрессивный, очень несправедливый. Разумеется, в Керчи, в Севастополе, в Одессе это всё игнорировалось. Люди молча терпели надписи на украинском, хотя я видел много раз, как их заклеивали наклейкой «Я думаю и говорю по-русски» – сопротивление было. 

Знаете, я с детства помню, что украинский язык-то – симпатичный, добрый такой, прикольный. Совершенно не вызывал никаких негативных ощущений. Но когда его стали насильственно и искусственно вдалбливать в головы русским людям, разумеется, ничего, кроме раздражения, он вызвать не мог. Одно дело его слышать, а другое дело, когда заставляют на нём говорить, а свой родной язык забыть. 

Такая маниакальная навязчивость была отвратительна для людей и унизительна. Стали из украинского языка делать «хардкор» – чтобы он совсем не напоминал русский. Делали это не украинцы, а русские, которые просто не любили Россию, притворяясь украинцами. Понятно, что деньги на это выделялись из Америки, а они таким образом отрабатывали «проект Украина». 
Как можно терпеть трезубец над Севастополем? Невозможно было посмотреть в кинотеатре фильм на русском, невозможно прочитать рецепт к лекарству, в учебнике истории писали про каких-то «древних укров», бред же… 



КОНЕЦ ОККУПАЦИИ

«ЖП». Говорят, что в одной из редакции украинского учебника по истории за восьмой класс отсутствует тема «Крымская война».


«ХИРУРГ». Именно! Вот это всё и достало. Двадцать три года молчаливого сопротивления – когда люди на бытовом уровне просто ждали, когда же это всё кончится. Очагами сопротивления были Севастополь, Керчь и даже развесёлая Одесса. В такой обстановке мы и везли свой груз.

«ЖП». А кто именно вёз груз? Только «Волки» или ещё какие-то соратники из России?


«ХИРУРГ». В общем-то, только «Волки», мы должны были охранять груз от неожиданностей. На протяжении всей дороги такое ощущение было, что мы едем по территории праздника. Что мы на байк-шоу. Я вспомнил 2009 год, когда мы заезжали на площадь Нахимова, а там нас с цветами, с шарами встречали. Глаза слепило от российских флагов. Так же и тут – нашу колонну сопровождали аплодисментами, встречные водители уступали дорогу и сигналили, почти каждая машина нас приветствовала. Девушки махали руками и посылали воздушные поцелуи. Для людей это было очень большое событие. Для тех, кто ехал в колонне, это тоже стало очень запоминающимся.

«ЖП». В интернете сделали интересный ролик: перемешали видео вашей поездки с кадрами вхождения советских танков в освобождённую Одессу. Всё очень похоже, те же эмоции, та же радость.


«ХИРУРГ». Да, очень похоже! Это ведь, что тогда, что сейчас – конец оккупации. Издевательской оккупации, бессмысленной оккупации. Ведь это ещё и конец дебилизации населения. Я твёрдо убеждён, что если заставлять учить человека чужой язык и не давать ему учить свой родной, то знаний в голове не будет ни на одном языке. 

На Украине произошёл практически полный развал гуманитарной науки и почти полное уничтожение науки технической. На украинском языке ни танка, ни ракеты не построить. Как-то между собой говорить еще можно, литературно изъясняться – тоже, песни петь на украинском тоже легко. Но что-то серьёзное с этим языком уже не сделаешь. 



НА ЛИНИИ ОБОРОНЫ

«ЖП». Вам, байкерам, в этом году повезло с зимой. Как пошутил мой товарищ: «Зима вообще красавица – поздно пришла, рано ушла»…


«ХИРУРГ». Ну, тут тоже мы прошли испытания. Например, последнее событие, в котором мы участвовали ещё во время оккупационных властей, – День Андреевского флага. В это время года ещё должно быть относительно тепло, но на месте оказалось минус двенадцать. И я был поражён, что уже в восемь утра у Владимирского собора в Симферополе собралось много людей. Многие из них прибыли из других городов, порядка семидесяти мотоциклов, – то есть надо было ехать ночью. И потом в Севастополь подъехала длиннющая колонна с Андреевскими и российскими флагами, а ехать в такое время года на шоссейной резине трудно. Я сам прочувствовал всю прелесть дороги ледяной, когда нужно было буквально ногами тормозить. Понятно, всё это было непросто, но оно того стоило. 

Все мы участвовали в параде военных моряков. Было всё очень знаково, в воздухе было разлито предчувствие, что не может это издевательство длиться дольше. Сама история отторгала украинские символы, которые нависали над моим городом.

«ЖП». Что же входило в ваш груз и кто его собирал?


«ХИРУРГ». Это я сейчас уже до конца и не вспомню. Идея собрать груз была нашей: нужно было помочь Севастополю. Одним из первых откликнулся «Веломотозавод» под Брянском – они нам подарили пару квадроциклов и целую фуру гречки. Город готовился к боевым действиям, находился в предвоенном состоянии. Все готовы были защищаться от бандеровцев, даже сейчас, в XXI веке. Мы понимали, что блокпосты, на которые придётся первый удар, нуждаются и в гуманитарной помощи. Нужны были припасы, продукты питания, «мобильные средства перемещения», которые могут действовать по пересечённой местности и иметь грузовое отделение. В итоге мы привезли порядка десяти квадроциклов. 

Кстати, первый блокпост в Севастополе стали строить «Ночные Волки», мы буквально ринулись создавать линию обороны. Было понятно, что туда будут просачиваться правосеки, будут взрывы, нельзя было пропустить упырей. Технику, материалы для блокпостов мы находили с помощью друзей. В итоге мы попытались максимально облегчить вахту самообороне Крыма. После подвезли палатки, термосы, дизель-генераторы, спальники, кровати походные, продукты и медикаменты. Кроме того, мы пригнали пару «буханок» для групп быстрого реагирования. В общем, всё, что может понадобиться в осаждённом городе. 

«ЖП». Вы готовились воевать?


«ХИРУРГ». Мы не знали, какой окажется судьба у города. Мы готовились к затяжной войне с бандеровцами, готовились к осаде. Мы ещё не понимали, как будем защищаться: оружия у нас не было. Повторюсь, четвёртой сдачи Севастополя мы допустить не могли, трёх достаточно. Так и получилось. 

Я шляпу снимаю перед президентом России, что он избавил Севастополь от крови. Если бы не его решение, не его поддержка русского населения Севастополя… Да чего там русского?! Всего населения Крыма! Была бы большая кровь. Начались бы боевые действия. Надо понимать, что весь бандеровский сброд к этому времени был уже организован, отмобилизован, у них на руках находилось очень много оружия. И до сих пор находится. У них был опыт – для людей, которые, что называется, с вилами готовы защищать свой город, это был серьёзный противник. 


«ЖП». В Крыму ведь тоже есть «Ночные Волки», ваше отделение? Как они на месте действовали до подхода основных сил?


«ХИРУРГ». Отделение «Ночных Волков» находится в Крыму уже давно. Люди к нам пришли, когда поняли, что несут в себе «Ночные Волки», – для них это было приятно. Шёл 2008 год – это было за год до того, как мы открыли первое байк-шоу в Севастополе. Я очень хорошо помню тот момент: приехало несколько человек на мотоциклах и говорят: «Хирург, мы про тебя много слышали, много слухов ходит, мы давно знаем о «Ночных Волках», слышали про них, но когда мы увидели ваше шоу, мы поняли, кто вы такие. Мы хотим быть с вами!» 



ТЕНЬ ПЕРЕСВЕТА

«ЖП». Как к вам относится Церковь?


«ХИРУРГ». Как к воинам Христовым. Не случайно мы получили благословение от Святейшего Патриарха. И мне благоволит Господь, во многом оттого, что церковь ко мне относится с пониманием и душой. Как-то раз друзья подарили мне на день рождения картину Павла Рыженко «Бой Пересвета с Челубеем». Меня она поразила. Я посмотрел на изображённого Пересвета, на этого монаха, и первое, что подумал: «Вот та тень, которую должны отбрасывать наши мотоциклы!» Вот так нас и нужно воспринимать. 
Я во многом считаю, что чудо, которое свершилось в Крыму и Севастополе, – это результат божьего благословения. Это материализовавшаяся мечта. Я живой свидетель этого чуда. Последние шесть лет мы жили мечтой о Севастополе, о том, что туда вернутся наши стяги, – теперь это случилось!

«ЖП». На Украине ведь несколько православных церквей. Одна из них каноническая, Московского Патриархата, остальные лежат под католиками или сектантами. Почему так произошло именно на Украине?


«ХИРУРГ». Украина – это поле битвы между нами и Западом. Наш форпост. Задача Ющенко, которая была поставлена перед ним Америкой, сводилась к тому, чтобы сделать процессы воссоединения с Россией невозможными. Для этого ему необходимо было увести церковь в раскол. Он понимал, что пока будет существовать Русская православная церковь, наш народ, поделённый предателями, будет всё равно в едином духовном пространстве. Мы все находимся в едином Русском мире, в нашем мире. 

Разумеется, нашлись предатели. Если у Христа был Иуда, то чего уж нам, грешным. В каждом хорошем, в самом благородном деле найдутся предатели и подлецы, которые примутся низвергать тех, кому присягали. 

На Украине они не добились результата. Как людям ни промывали мозги, как их ни обрабатывали, дело дальше не идёт. Ни Почаевская лавра, находящаяся в Ровно, ни Киево-Печерская не сдались сектантам. Сами люди их защитили – и всё остаётся на своём месте.

«ЖП». Кто же помогал вам всю дорогу? Администрация? Военные?


«ХИРУРГ». Люди. В первую очередь, нам помогают люди. Конечно, и флот помогал. Даже бывшая оккупационная власть помогала: её сам город заставлял. И, конечно, помогала новая крымская власть.

Когда я был в Севастополе, я общался с новым правительством. Чалый – это народный мэр. Я бы очень хотел, чтобы он остался на вверенном посту, это его место, он очень много сделал для города, свои деньги вложил в восстановление Тридцать пятой батареи. Чалый заслужил любовь горожан, и я горячо поддерживаю его. Аксёнов – тоже парень духовитый, молодец, не испугался прессинга, бывший офицер. Такие, как он, сделали историю. В какой-то момент им потребовалось проявить мужество – и они его проявили. Это вызывает уважение.

«ЖП». Какие у вас планы в Крыму на лето?


«ХИРУРГ». Пока точно не знаю, но хотим сделать байк-шоу. Хочется, чтобы это было большое, знаковое, триумфальное событие. Под стать крымской победе.


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...