На смерть Эдуарда Успенского

16.08.2018 11:00

Умер Эдуард Успенский. Выдающийся детский писатель и сложный человек.

33c30a8d76cd

Осиротели.


О масштабе его творчества нет нужды рассказывать – наверное, нет у нас в стране человека, которому было бы неизвестно это имя. А уж его героев и подавно знают все и каждый – найти человека, который бы не знал Гену и Чебурашку можно ну разве что где-то в таёжном скиту «ушельцев от цивилизации».


Мир советского детства был богат на героев – Буратино и Чиполлино, Карлсон и Винни-Пух, Маугли и герои сказок про Изумрудный город. Но есть одно большое «но» — всё это были герои «импортные». Кого-то из них дали детям «как есть» — например, Карлсона и Чиполлино, разве что снабдив нашей визуальной мультипликационной оболочкой. Кого-то «собрали методом обратной инженерии» — Пиноккио стал гораздо более продвинутым Буратино, а герои Баума – куда более близкими нам по психологии героями Волкова. Винни-Пух вроде бы таких сильных изменений не претерпел, но сам перевод Заходера и режиссура Хитрука сделал его каким-то совсем уже «новым» медвежонком, о котором с большим опозданием и удивлением недавно узнали на Западе.


Всё это замечательно, и до сих пор которое уже поколение детей всех этих персонажей любит именно такими, какими их сделали советская детская литература и мультипликация, но факт остаётся фактом – «импорт».


А Успенский создал персонажей исключительно наших, отечественных, родных-родных. На первом месте, конечно же, Трое из Простоквашино (почему «трое» — Печкин, что ли, в число главных героев не входит?) и Гена с Чебурашкой. Но ведь несправедливо было бы забыть про Колобков, которые вели следствие; дядюшку Ау; Ивашку из пионерского лагеря; Бабу-Ягу, которая против; Веру и Анфису и шедевральную Пластилиновую Ворону. Всё это создал один человек – и такого калейдоскопа замечательных героев хватило бы на десяток Милнов и Коллоди.


В персонажах Успенского самым важным была радость узнавания. Они были полностью архетипичными – чего тот же Печкин стоит! «А у вас докУментов нету» — что может быть ближе к нашим реалиям! Правда, чуть позже из этого гротексного реализма у Успенского вырастет довольно уродливое дерево…


Чебурашка – загадочный плюшевый зверёк из какого-то другого измерения – не зря так полюбился японцам с их инопланетной душой: в нём столько беззащитной доброты и трогательной наивности, что мало какой другой персонаж детской литературы сравнится с этим чудом того, что японцы определяют словом «кавай», а по-нашему – «милота».


В Успенском (раннем Успенском, ведь книгу «Крокодил Гена и его друзья» молодой Эдик написал всего в 19 лет) было беспроигрышное сочетание качеств хорошего детского писателя: отсутствие дидактизма и уважение к ребёнку, которому нельзя «скармливать» халтурных, «картонных» героев. Добавить к этому добрый юмор – и получатся любимые сказки и мультики нашего детства.


К огромному сожалению, сам Эдуард Николаевич в какой-то момент сделал «поворот на 180 градусов» и превратился в свою противоположность. Как это было и со многими другими прекрасными творцами советской эпохи, талант сопутствовал ему исключительно в условиях «жуткого тоталитарного давления» — только про КГБ и ВЦСПС (шутка) у Успенского получались герои смешные, живые и добрые. А в перестройку сын аппаратчика ЦК ВКП (б) стал писать такие стишата:


602569_800


Впрочем, и это ему можно было бы с лёгкой душой простить – простили же мы, в конце концов, Станиславу Говорухину его мощную подрывную трилогию «Россия, которую мы потеряли» конца 80-х. Но беда в том, что все детские книги Успенского постсоветского периода лучше всего характеризуются словом «ересь» — в том самом, богословском смысле, как «подмена и искажение». Все эти «Бизнес Крокодила Гены», «Похищение Чебурашки», «Нэнси из интернета в Простоквашино» — это скучный и плоский трэш, который в народную память не вошёл вот ни на столечко. Наши любимые герои там стали пошлыми незнакомцами, которым совершенно не хочется сопереживать – помню по себе, прочитав в середине 90х «Тётю дяди Фёдора». До сих пор не забылось чувство разочарования и стыда за автора. Он пытался «сделать реализм», но тот чувствительный орган в творческой душе, который отвечает за чуткость к бытию, после 1991 года у Успенского вышел из строя – писатель «оглох» к окружающему, пробовал «читать по губам», но получалось смешно и глупо. Выходила какая-то «клюква» местного производства.


На этом печальном фоне новое «Простоквашино» выглядит, как ни удивительно, вполне достойно – достойно первых, «классических» серий культовой саги. И зря Успенский склочничал и отказывался дать права на экранизацию.


Сам Эдуард Николаевич, к его чести, особой манией величия не страдал и оценивал свой талант достаточно трезво: «Я очень хороший профессионал. Каждый плотник умеет делать табуретку, но у одного она выйдет крепкая, красивая и прослужит сто лет, а другой сделает так, что сядешь, а потом задницей об пол хлопнешься. Я в этом смысле делаю табуретки, наверное, может, даже лучше всех. Но — только табуретки, а не более солидную мебель». Но такие «табуретки» у него получались только до определённого момента, а потом превратились в две разновидности стульев из взрослого анекдота… Но, к счастью для Успенского, запомнили его по другим, лучшим творениям.



Григорий Игнатов


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Закрыть

Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Новости партнеров

Загрузка...

Загрузка...