Народный сказочник — памяти Марка Захарова

28.09.2019 22:00

Увы, и сегодня у нас почему-то отсутствуют режиссёры, способные снять интересный и глубокий фильм «на вечные темы», не скатываясь ни в унылую назидательность, ни в пошлый фарс, ни в прямолинейную злободневность.

s1200

Сколько нужно снять фильмов, чтобы стать культовым режиссёром? Конечно, напрашивается ответ – «один», но всё-таки одного или двух будет маловато. А вот семь – в самый раз. Особенно если шесть из них вошли в историю не просто как любимые народом картины, а и как изысканные философские полотна.


Марк Захаров, покинувший этот мир 28 сентября 2019 года, был именно таким режиссёром – блистательным автором «умного кино», которому, к большому счастью для зрителей, удалось не скатиться в «унылый умняк».


Когда начинаешь раздумывать о советском артхаусе, то первым в голову, разумеется, приходит Тарковский и его работы. Медлительность действия, усыпляющий ритм повествования (не везде, конечно), общий неспешный гипнотизм вошли в притчу во языцех, и далеко не всегда — с положительной оценкой. Фильмы Захарова были «другим артхаусом»: глубокими — но динамичными, философскими — но смешными, «элитными» — но одновременно и народными. Казалось бы, сочетать такие противоположности крайне трудно – но Захаров успешно справился, пройдя между Сциллой попса и Харибдой снобизма.


Не считая первого фильма «Стоянка поезда – две минуты», прочие работы Марка Анатольевича показали: да, возможно строить свою фильмографию без слабых, проходных фильмов. Все фильмы Захарова – это шедевры: «12 стульев», «Обыкновенное чудо», «Тот самый Мюнхгаузен», «Дом, который построил Свифт», «Формула любви», «Убить дракона», но даже в этом небольшом количестве можно выделить лучшие, самые-самые «захаровские» фильмы. Это — «Обыкновенное чудо» и «Тот самый Мюнхгаузен».


Как и положено артхаусу, обычно тяготеющему к притче – в обоих фильмах сюжет построен на таком крутом коктейле из архетипов, культурных отсылок, вечных вопросов и их неожиданных решениях, что «дешифровка» этой многослойности заняла бы изрядно места. Но талант Захарова как раз и заключался в том, что зритель только наслаждался сложным ароматом из всех этих компонентов, не нуждаясь в рассудочном подходе к «разгадыванию» фильма. Чтобы было понятнее – вспомним «Матрицу»: философии – на товарный состав, но смотрится одним духом! Фильмы Захарова тоже смотрелись легко, с удовольствием. Они не «грузили», а восхищали.


Современный бдительный гражданин, возможно, спросит: хм, да ведь там-то была, пожалуй, и фига в сторону советской власти? Все эти отрицательные бургомистры, короли, драконы, пасторы с их вполне узнаваемыми советскому человеку интонациями и выражениями партийного начальства…


Да, наверное, фига – была. Был подцензурный азарт сатирика, адресующего выразительные подмигивания коллегам по киноцеху и собратьям по «прогрессивной интеллигенции». Но сейчас СССР уже нет, а фильмы Захарова как смотрелись с огромным наслаждением, так и смотрятся – уже без всяких подтекстов, намёков и прочего политического бэкграунда. Стало быть, не это в них было главным и далеко не к этому они сводятся. Читаем же мы с улыбкой эпиграммы Пушкина, хотя их адресаты давно забылись.


Глядя сейчас, из сегодняшнего дня, на «Тот самый Мюнхгаузен» и подобные ему фильмы, начинаешь остро ощущать их до поры, до времени скрытое предназначение: они приучали СРЕДНЕГО зрителя к кинематографу, учащему глубже думать и тоньше чувствовать. Это очень важно, что именно среднего. Не узкую прослойку элитариев, а «ширнармассы». Дело в том, что чем выше средний уровень какого-либо коллектива – солдат в армии, студентов в вузе, рабочих на заводе, тем больше и чаще на этом высоком среднем фоне возникают таланты и гении. Культурный уровень среднего советского человека, благодаря таким вот фильмам, был опять же существенно выше культурного уровня нашего среднего современника. Потом, в постсоветское время, на зрителя свалилась помойная бездна кинотрэша, с отдельной нишей более или менее занудного артхауса для особо настырных «искателей странного». Качественная «середина» пропала, остались крайности. И общество тоже интеллектуально расслоилось на две неравные части. И современные неумолимые законы бизнеса побуждают снимать фильмы, ориентируясь на многочисленных зрителей из той части, что погрубее — способных сделать кассу, но не подозревающих, что даже им может понравиться и кое-что посложнее и поумнее той жвачки, которую киношники пытаются впарить под видом «Ёлок-237».


Увы, и сегодня у нас почему-то отсутствуют режиссёры, способные снять интересный и глубокий фильм «на вечные темы», не скатываясь ни в унылую назидательность, ни в пошлый фарс, ни в прямолинейную злободневность. И хотя Захаров очень давно ничего не снимал – всё равно, с его смертью мы как будто перешли некий грустный водораздел. И в кинематографе, и в культуре вообще.



Григорий Игнатов


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Закрыть

Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Загрузка...