Нефтяной кризис — кто останется энергетической сверхдержавой

22.03.2020 19:57

Весьма вероятно, что термин «энергетическая сверхдержава» в посткризисном мире будет восприниматься как нечто само собой разумеющееся.


В условиях разваливающейся мировой экономики не имеет смысла обсуждать текущею стоимость барреля нефти в долларах. На данный момент непонятно, каким будет уровень потребления углеводородов в посткризисном мире, и совершенно не очевидно, сохранится ли доллар как валюта общемирового значения.


Уже сейчас понятно, что больше всего от кризиса страдают финансовый сектор и сфера услуг. Это приведёт к увеличению роли реального сектора экономики, в первую очередь промышленности и сельского хозяйства. Распад международных экономических связей заставит государства опираться на свои внутренние рынки и взаимодействие с региональными партнёрами.


В случае, если доллар США потеряет статус ключевой международной валюты, углеводороды (нефть и газ), «отвязанные» от доллара, могут в некоторой степени заменить его в международной торговле как товар, общезначимый для реального сектора экономики во всех странах.


По этой причине нефтедобывающая отрасль и нефтедобывающие страны, несмотря на текущие трудности, могут стать основными бенефициарами в посткризисной экономической системе.


В связи с этим ниже рассмотрены возможности государств – мировых лидеров нефтедобычи: США, Саудовской Аравии и России.


США


Несмотря на то что США как центр мировой экономической системы получат в ходе кризиса чрезвычайно серьёзный экономический ущерб, Штаты имеют крупный внутренний рынок – более 320 млн потребителей, – мощную промышленность, высокий уровень развития технологий, гибкую и конкурентоспособную экономическую систему, которая в любом случае останется одной из крупнейших в мире.


США являются крупнейшим потребителем нефти, тратя для своих нужд более 20 млн баррелей нефти в сутки. Даже если представить совершенно катастрофичный сценарий и предположить, что потребление нефти в США сократится в два раза, это в любом случае будет огромный рынок, потребности которого нужно будет каким-то образом обеспечивать.


Раньше американцы могли использовать как ресурсную базу Ближний Восток, в полной мере контролируя регион как в политическом, так и в военном отношении. Теперь же они уходят покидают регион, а ключевым игроком в регионе стала Россия, соответственно, поставки нефти с Персидского Залива не могут обеспечить энергетическую безопасность США.


Именно в этом контексте нужно рассматривать существование сланцевой нефтедобычи в США. Сланцевая нефть обладает низким качеством и высокой себестоимостью, почти все сланцевые компании операционно убыточны, а бизнес-модель их существования построена во многом на спекуляциях на финансовых рынках.


Тем не менее сланцевая отрасль в США будет продолжать существовать, так как это не вопрос бизнеса, это вопрос энергетической безопасности и возможности функционирования американской экономики без попадания в критическую зависимость от поставок из других стран, неподконтрольных американцам.


Американские нефтяники добывают более 13 млн баррелей нефти в сутки. Маловероятно, что произойдёт резкий спад добычи, возможен небольшой спад из-за ухода с рынка мелких и средних производителей.


Текущая катастрофа на нефтяном рынке создаёт серьёзные проблемы с рентабельностью для американской нефтедобывающей отрасли. Скорее всего, это приведёт к необходимости вмешательства государства, о свободном рынке придётся забыть, отрасль будет жестко регулироваться государством и жить за счёт господдержки.


Наиболее вероятно, что после кризиса добывать сланцевую нефть в США будут в основном крупные корпорации, занимающиеся не только сланцем. Небольшим компаниям, занимающимся только сланцевой добычей, будет чрезвычайно сложно выжить в условиях низких цен.


Об экспансии на рынки других стран (об этом шла речь до кризиса) американским нефтяникам придётся забыть. В условиях снижения спроса на товары по всему миру производители будут пытаться снижать издержки, дорогая нефть низкого качества, да ещё и с логистикой через океан, не будет пользоваться спросом.


Саудовская Аравия


Ситуация в Саудовской Аравии практически противоположна ситуации в США. Аравийская нефть обладает высоким качеством и низкой себестоимостью, вследствие чего пользуется спросом на мировом рынке.


Саудовская нефтедобывающая отрасль, представленная одной компанией – Saudi Aramco, чувствует себя неплохо. Несмотря на кризис, саудиты резко понизили цены и планируют нарастить нефтедобычу с 9,7 до 12,3 млн баррелей в сутки к апрелю текущего года.


Действия саудовских нефтяников не что иное, как жест отчаянья: нефтедобыча – это единственная нормально организованная отрасль в Саудовском Королевстве.


По сути, Саудовская Аравия – это неполноценное государство, получающее 70% дохода от экспорта нефти, в остальном это полусредневековое общество, да ещё и привыкшее к необоснованному сверхпотреблению, которое по непонятной причине до кризиса выставлялось за достижение.


Страна не имеет и не будет иметь развитого внутреннего рынка, население чуть больше 30 миллионов человек этого не позволяет, не говоря уже про уровень образования и культурные особенности саудовского общества.


Национальная промышленность в стране «отсутствует как класс», а то, что есть, представлено западными компаниями с западным же персоналом и в основном связано с нефтедобычей. Это делает страну критически зависимой от импорта, который в среднесрочной перспективе будет невозможно обеспечивать при низких ценах на нефть.


Бюджет страны «свёрстан» исходя из цены на нефть в 80 долларов за баррель, другие источники поступления денег в бюджет отсутствуют. Сбалансировать бюджет исходя из кризисных цен на нефть (хотя бы в 40-45 долларов) означает уменьшить его вполовину, что обрушит уровень жизни и чревато социально-политической катастрофой.


Таким образом, Саудовская Аравия может существовать только как нефтяной придаток глобального рынка и в условиях благоприятной экономической конъюнктуры, что в среднесрочной перспективе маловероятно.


Это не означает, что Саудовская Аравия перестанет существовать в скором времени. У саудитов есть большие финансовые резервы – более 500 млрд долларов, что позволит им продержаться какое-то время, но «возраст дожития» для нефтяного королевства, по крайней мере в его нынешнем виде, уже начался.


Военно-политическая обстановка в регионе также складывается негативно для саудитов. Имея официальный военный бюджет больше российского (67,6 млрд долларов), саудовские вояки умудрились проиграть войну (в Йемене) повстанцам в тапочках, чем показали миру беспомощность своей «армии».


Ранее аравийцы решали военно-политические проблемы с помощью сверхдоходов от продажи нефти, теперь такой возможности у них нет. Ближний Восток покидают США – патрон и защитник аравийцев. Беспомощному, но набитому нефтью королевству придётся самостоятельно разрешать свой конфликт с Ираном и йеменскими хуситами. Единственная страна, которая может спасти Саудовскую Аравию, став посредником между сторонами, – Россия.


Таким образом, качественная и дешёвая аравийская нефть будет пользоваться спросом и после кризиса, но вот кто и куда её будет продавать – большой вопрос.


Российская Федерация


Нефтедобывающая отрасль России остаётся рентабельной даже при текущем низком уровне цен на нефть около 30$ за баррель. Себестоимость российской нефти с учётом доставки колеблется от 13 до 25$ за баррель, таким образом, российские нефтедобывающие компании могут быть конкурентоспособными даже при низких ценах.


Критическое снижение спроса на российскую нефть маловероятно. В РФ добывается 11 млн баррелей в сутки, внутренний российский рынок потребляет около 3 млн баррелей в сутки, остальное идёт на экспорт, в основном в Китай и ЕС.


Тут нужно отметить, что РФ – это надёжный и устойчивый партнёр, наша нефтедобывающая отрасль десятилетиями поставляет за рубеж в основном «тяжёлую» высокосернистую нефть марки Urals, и многие импортёры технологически «завязаны» именно на неё, что вкупе с конкурентоспособной ценой делает отказ от российской нефти нецелесообразным.


Российский бюджет, вопреки мифам, также не имеет критической зависимости от нефти: только 30% ВВП России связанны с углеводородами, а российский бюджет сбалансирован исходя из стоимости нефти в 45 долларов. Нынешняя цена в 30 долларов вызвана спекуляциями вокруг коронавируса и окончанием сделки ОПЕК+ и не может считаться равновесной.


Наиболее вероятно, что стоимость нефти как минимум «отскочит» к 40 долларам за баррель. Золотовалютные резервы РФ, превышающие 500 млрд долларов, позволят России в среднесрочной перспективе справиться с дефицитом бюджета и дождаться перебалансировки цен на нефтяном рынке.


Крупный внутренний рынок – более 180 млн человек с учётом стран Евразийского Экономического Союза, – развитая промышленность, стабильная политическая система и мощные вооруженные силы также являются конкурентными преимуществами Российской Федерации в условиях кризиса и обеспечивают уверенность партнёров в стабильности поставок.


Кроме того, не нужно забывать, что Россия – это держава, доминирующая в основном нефтедобывающем регионе планеты – на Ближнем Востоке. Российские нефтедобывающие компании не ограничиваются добычей в РФ, а работают по всему миру. Так Россия за счёт сотрудничества с Венесуэлой в прошлом (2019 году) году внезапно стала вторым по объёму экспортёром нефти в США.


Таким образом, оставаясь одним из крупнейших нефтедобытчиков, российское государство имеет серьёзное влияние на большинство нефтедобывающих стран, что даёт ему значительное косвенное влияние на нефтяном рынке. Если учесть, что Россия также занимает лидирующие позиции на газовом рынке и одновременно является абсолютным лидером в атомной энергетике, можно заключить, что Российская Федерация – это наиболее значимое государство на мировом энергетическом рынке.


Весьма вероятно, что термин «энергетическая сверхдержава» в посткризисном мире будет восприниматься как нечто само собой разумеющееся.



Дмитрий Кукушкин


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Закрыть

Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Загрузка...