Загрузка...

На Северном Кавказе опять война. Информационная

05.06.2013 12:58

otvaga2004_spetsnaz0


На пропагандистском поприще федеральная власть пока не может похвастаться крупными победами. Все трагедии человечества начинались с массированной пропаганды. Не снятая пока еще угроза для России — распад и диссоциация страны — все еще находит своих адептов, оболваненных чужими речами. Нельзя сказать, что нынешняя российская власть не понимает этого: она тратит немалые финансовые средства для развенчания и преследования ораторов Болотной площади. Но Россия пока еще, слава богу, не ограничивается пределами бульварного кольца в Москве. Есть в стране другие, куда менее стабильные регионы. Есть Северный Кавказ.
В апреле 2009 года завершилась контртеррористическая операция в Чечне, но теракты и убийства сотрудников спецслужб, журналистов, муфтиев на Северном Кавказе и не думали прекращаться. Ответственность за них берут на себя террористические группировки радикальных исламистов, действующие в северокавказских республиках. Это значит, что в них прошел очередной успешный призыв из местного населения. Это значит, что уровень информационного противодействия терроризму со стороны власти оставляет желать лучшего… 

ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ УРОКИ ВОЕННЫХ КАМПАНИЙ В ЧЕЧНЕ
На момент начала боевых действий первой чеченской кампании пресса «Независимой Ичкерии» была представлена 15-ю изданиями, из которых минимум половина принадлежала дудаевскому режиму. Большей частью издания выходили на русском языке, за исключением «Даймохк», которая издавалась и продолжает издаваться только на чеченском. Пресса на этническом языке спросом почти не пользовалась, даже Джохар Дудаев родным языком владел слабо. Делались попытки возрождения местной печати, которая с советских времен существовала в каждом районе, но в условиях разрухи и безденежья ни одна районка не выжила. «По привычке» продолжала доминировать в информационном поле Чечни и соседних Дагестана с Ингушетией федеральная пресса. 
Еще в 1991 году, задолго до начала боевых действий в Чечне, информационная война против терроризма на Северном Кавказе федеральными властями была проиграна. 
В первые же недели после начала операции по «восстановлению конституционного порядка» идеологическая инициатива оказалась в руках правозащитных деятелей и международных структур, поддерживающих «борьбу чеченского народа за независимость». Инициировав военную кампанию, федеральная власть не позаботилась о пропагандистской подготовке российского общества и армии. 
Неопределенность юридического статуса военной операции также вносила путаницу в понимание ситуации и давала почву для вольных трактовок происходящего. Если бы перед началом военной кампании 1994 года Чечне был присвоен статус «мятежной территории», то тем самым было бы обосновано применение Вооруженных сил, введение ограничений прав и свобод, а также цензуры и жесткой информационной политики. 
В обществе и в армии не был сформирован образ врага — бандита, захватившего часть российской территории и устроившего на ней преступный анклав, систематически терроризирующего и остальную территорию страны. В СМИ закрепился неверный терминологический стереотип, по сути противопоставивший армию чеченскому народу: террористов, среди которых было немало отъявленных головорезов и иностранных наемников, называли «чеченскими повстанцами». 
Многие вещи не были своевременно названы своими именами. Творимый дудаевскими «гвардейцами» и их пособниками беспредел в отношении некоренного населения Чечни не был назван геноцидом в официальных документах федеральных властей, а потому свободно трактовался либеральной прессой как «борьба маленького, но гордого чеченского народа с империалистической Россией». 
И уж конечно, неоднозначная роль российской власти периода 1991—94 г. в развитии конфликта также играла и играет на руку ненавистникам российского «империализма».
До тех пор, пока не будет квалифицирована с правовой точки зрения роль Ельцина, Грачева, Черномырдина, Гайдара и других политдельцов, приложивших руку к вооружению дудаевской армии и ответственных за безобразную подготовку военной операции, доверия к федеральной власти у населения и к политике центра в регионах СК ждать не приходится. 
Вместо этого под суд за военные преступления против мирного населения были отданы простые офицеры — танкист Буданов, саперы Аракчеев и Худяков, разведчики Ульман, Калаганский и Воеводин. Их преследование сопровождалось хаотичным бурлением информационного пространства, раскалывающим общество на тех, кто «за армию», и тех, кто «за мирных чеченцев», все острее противопоставляя военных и, как следствие, саму федеральную власть, населению Чечни и северокавказских республик. Этому активно содействовали такие федеральные СМИ, как радиостанция «Свобода», «Новая газета», телепрограмма «Итоги» Киселева, телеопусы Шендеровича… «Свобода», например, называла террористов не иначе как «чеченские бойцы», а Киселев в своем эфире назвал Путина «архитектором» второй чеченской кампании. Можно и не говорить, что указанные СМИ ни разу не упомянули о геноциде дудаевского режима против некоренного населения республики, и особенно против русских. НТВ разразилось гневными воплями по поводу похищения людей в Чечне только после того, как в лапы бандитов попала их корреспондентка Масюк. 


 


СЕВЕРОКАВКАЗСКАЯ МЕДИАСРЕДА СЕГОДНЯ 
Конечно, со времен первой чеченской кампании многое изменилось. Была «зачищена» «пятая колонна» в среде федеральной прессы, в результате чего солидные московские издания практически перестали стрелять в спину нашей Армии и спецслужбам. Однако считать, что вместе с военной победой на Северном Кавказе федеральная власть одержала победу информационно-пропагандистскую, преждевременно.
По далеко не полным данным медиагруппы «Вся Россия» и ИАС «Медиалогия», на Северном Кавказе на сегодняшний день действуют примерно 466 СМИ. В каждом регионе действует от одной до сорока с лишним местных телекомпаний разного уровня вещания, выпускаются от пяти до ста с лишним газет различных уровней. Казалось бы, информационные потребности населения должны быть удовлетворены с лихвой, а развитая медиасреда позволяет вести эффективную просветительскую, воспитательную и идеологическую работу в массах. Всё выглядит так, будто федеральная и местная власть до зубов вооружены информационно-идеологическими методами борьбы с распространением радикальных религиозных идей. Но действуя за счет средств органов государственной власти и находясь под их влиянием, сталкиваясь с многочисленными административными табу, эти СМИ не отражают всей полноты проблем жизни местного населения, находятся в отрыве от реальности. 
Социологические опросы показывают, что жители ЮФО предпочитают получать общественно-политическую информацию из государственных телеканалов — центральных и местных на базе ВГТРК. Но информационная политика большинства федеральных каналов не тяготеет к региональной действительности и большей частью состоит из официоза. Как следствие, почти половина респондентов ЮФО убеждены, что местные СМИ выражают исключительно точку зрения властей, доверие к которым на фоне череды коррупционных скандалов уверенно падает. 
Неподконтрольные же администрации общественно-политические СМИ, выпускаемые на средства частного бизнеса и некоммерческих организаций, зачастую связаны с оппозиционными и маргинальными группами внутри региональных элит. Эти СМИ акцентируют внимание своей аудитории на актуальных проблемах, находят понимание и существенно влияют на общественное мнение, подрывая авторитет местных властей, не желающих вести конструктивный диалог со своим населением. 

ПИСАТЬ О СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ МОЖНО ТОЛЬКО ИЗ МОСКВЫ?
По случаю Дня свободной печати нью-йоркский комитет по защите журналистов опубликовал рейтинг 12 самых опасных стран для журналистов, в котором Россия заняла 9-е место. Составители рейтинга отметили, что несмотря на отсутствие боевых действий, наименее защищенными в России остаются журналисты, работающие в республиках Северного Кавказа.
Согласно электронной базе данных погибших журналистов, на которую ссылается сайт Союза журналистов России, с 1993 по 2012 год на Северном Кавказе от рук убийц погибло 16 журналистов. Из них в Дагестане — пять человек (Мартин Краус, Магомед Варисов, Тельман Алишаев, Малик Ахмедилов, Яхъя Магомедов), в Чечне за период военных действий — четыре человека (Надежда Чайкова, Дмитрий Крикорьянц, Руслан Цебиев, Нина Ефимова), в КБР с 1997 по 2012 — три человека (Тамирлан Казиханов, Казбек Геккиев, Владимир Алиев). В основном речь идет не о шальной пуле, а о спланированном устранении руководителя или сотрудника редакции местного СМИ. 
Для журналистов Северного Кавказа существует две «расстрельные» темы, затрагивая которые, можно поплатиться жизнью, — это коррупция местных властей и исламский радикализм. 
Газета «Северный Кавказ» — одно из старейших частных общественно-политических изданий в России. Редакция имеет 14 корпунктов в странах СНГ — всего 17 штатных корреспондентов. За последние 17 лет газета смогла создать информационное поле, связавшее республики, края и область, которые были до этого объединены одним только географическим термином «Северокавказский регион». Однако в настоящее время выпуск газеты в бумажном виде приостановлен. 
«Газета была на пике успеха и влияния, когда ее просто удушили проверками, — поведал нам владелец газеты Ариф Казиханов. — Местная администрация решила прибрать издание к своим рукам, хотя никогда не имела отношения к ее финансированию, не помогла ни рублем». 
И всё же слухи о закрытии газеты, распространяемые некоторыми влиятельными СМИ, не соответствуют действительности. С 2007 года выпускается электронная версией газеты — сайт sknews.ru. В настоящее время суточное посещение сайта составляет 3000 оригинальных пользователей, среди которых растет доля зарубежных. Индекс цитирования (по Яндексу) составляет в среднем 2000 единиц, тогда как у большинства интернет-ресурсов республик Северного Кавказа этот показатель не превышает 350 единиц. По запросам в поисковиках, связанных с темой Северного Кавказа, sknews.ru занимает ведущие позиции в результатах поиска.
«Ваххабиты и салафиты используют экономические трудности в стране и в Северокавказском регионе, а также идейный, духовный вакуум, — рассказывает Казиханов. — Ведь ни одно СМИ, например, в Дагестане не способно влиять на умы, чтобы противостоять насаждению радикальных идей, они просто боятся и пресмыкаются перед их приверженцами, чья цель — захват власти. И если Кремль упустит этот момент, то Северный Кавказ Россия потеряет, она уже теряет его на идеологическим уровне. Местное телевидение, действующее на базе ВГТРК и являющееся основным источником информации для населения республик, полостью зависит от официальной местной власти и дает в эфир только официоз, никакой пропагандистской работы не проводит. А что касается местных властей в северокавказских республиках, то политика центра ими на местах никак не проводится, они заняты только «распилом» госбюджета. Да и не хватает ей влияния для этого — феодальные кланы, имеющие реальную власть и вес в республиках, просто не позволят какому-то главе республики управлять ими». 
Из изданий, заслуживающих внимания и доверия читателей в регионе, Казиханов смог назвать дагестанскую газету «Черновик» и «Новое дело». Главный редактор «Черновика», Хаджимурад Камалов, был застрелен более года назад в Махачкале: «Он писал о коррупции в республике и угрозе исламского экстремизма. Но его убийство не смогло закрыть рот этому изданию: и сейчас газета остается на переднем крае борьбы с коррупцией». 
Исламский радикализм и коррумпированная власть тесно связаны друг с другом, убежден Казиханов: «Всякий теракт в Дагестане становится поводом для местной власти, чтобы поехать в Москву и попросить денег на борьбу с терроризмом. Вот и получается, что теракты в республике только на руку местным властям».
Казиханов пришел к выводу, что издавать СМИ о жизни Северного Кавказа, будь то газета, или сайт, можно лишь за пределами ЮФО — разумеется, при наличии корреспондентской сети на местах. Более того, как владелец влиятельного издания, он готов служить делу укрепления федеральной власти в регионах, в которых почти сто лет распространялась газета «Северный Кавказ»: 
«Газета всегда была пророссийской. И ее ждут в Дагестане, Чечне, Ингушетии, Кабардино-Балкарии. Каждый раз, как я приезжаю в эти республики, меня многие спрашивают: «Где газета? Когда она снова будет выходить?» К ней привыкли, ей доверяют. Я хочу только одного — чтобы газета вернулась к своим читателям. Я даже готов продать ее федеральной власти и работать в ней наемным менеджером, но на мои предложения — ни ответа ни привета. Меня это удивляет. Неужели в Кремле никого не волнует практически полное отсутствие влияния центра на большей части Северного Кавказа?»
Конечно, создание новых информационных проектов, которые время от времени запускаются из Кремля, делает властям честь. Но прежде чем эти благие зерна дадут первые всходы и дойдут до умов и сердец людей, пройдет время. А его попросту нет. Радикальный ислам давно объявил свой джихад против России и ведет активную охоту за головами, свободными от идей единства народов нашей страны. 


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...