Загрузка...

Неприкасаемые?

23.07.2013 13:04

Журналистский статус и принадлежность к меньшинствам не могут служить индульгенцией нарушителям закона.

21f33b39984c

12 июля Тверской районный суд Москвы приговорил журналиста «Новой газеты» Елену Костюченко к штрафу в размере 20.000 рублей за «нарушение порядка проведения публичного мероприятия». Речь идет о несанкционированном гей-параде, проведенном на Тверской площади у памятника Юрию Долгорукому 25 мая этого года. Также была оштрафована и подруга Костюченко, некто Анна Анненкова.

Сразу после этой новости посыпались смелые трактовки случившегося. «Зажим свободной прессы!» – возмущались «интернет-аналитики». «Цензура вернулась в Россию!» Рассуждения строились на специфической логике: раз осудили журналиста – значит, это «наезд на свободу слова».

Однако во всем этом деле нет даже намека на давление на прессу. И Елена Костюченко никоим образом не похожа на жертву политических репрессий. Она – автор множества материалов на резонансные темы. Она писала и о массовых убийствах в станице Кущевской, и о суде над Pussy Riot. Утверждалось, будто Костюченко даже принимала участие в координации некоторых акций этой группы. В 2011 году пост Елены «Почему я сегодня иду на гей-парад», опубликованный в её родной газете, с цитатой «Меня бесит, когда невежественные камрады предлагают «гомикам идти лечиться». От чего лечиться-то, бл…ь?», взорвал интернет. Елену обсуждали, восхваляли, освистывали – но не запрещали.

Как видим, никакого зажима свободы слова журналист и «по совместительству» ЛГБТ-активист Костюченко никогда не испытывала. Творила и писала, что хотела. Проблема лишь в том, что целый ряд оппозиционных журналистов любит смешивать свои профессиональные обязанности и гражданскую ответственность. Они влегкую шастают по несанкционированным акциям в качестве самых настоящих их участников, а чуть что – размахивают перед глазами полицейских своим журналистским удостоверением: «Не трожьте меня, я неприкасаемый!» На иные акции и «хэппенинги» оппозиции журналистов приходит на порядок больше, чем собственно участников.

Даже если журналист при задержании сам не козыряет «корочкой», его коллеги никогда не забывают раструбить на весь мир, где и кем именно работает их коллега. Если же репортер, к тому же, принадлежит к меньшинствам, например к ЛГБТ-сообществу, он и вовсе считает себя неуязвимым для критики: «Так вот за что вы меня на самом деле гнобите!» И в этом чувствуется огромное лукавство: будто бы принадлежность к «избранной касте» автоматически дарует её обладателю индульгенцию на любые проступки.

А ведь это не так. Закон един для всех, будь ты хоть одноногой разведенной лесбиянкой «политкорректного» происхождения.


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...