Загрузка...

О бывшем «одессите» Непогодине: Как предают Донбасс

27.07.2016 13:42

Называющий себя одесским писателем бобруйчанин Всеволод Непогодин пишет, что ему «как одесситу» стала как-то совсем безразлична «бойня на Донбассе»...


Моня, шо на этой Украине творится: майданы, погромы, гражданская война…


Ой, Изя, не говори! И зачем это только вокруг Одессы эту Украину построили?


«Одесский писатель» Всеволод Непогодин таки да решил писнУть:


«Одесситам одинаково чужды как галичане, так и жители Донбасса, а идущая на востоке Украины война жителей Одессы никак не касается, потому что при любом ее победителе одесситам лучше не станет», — заявляет Непогодин в своих откровениях, которые он обозвал соответствующе: «НЕ НАША ВОЙНА!»


Там же Непогодин заявляет:


«В последнее время мне как одесситу стала как-то совсем безразлична бойня на Донбассе…»


Зачем уроженцу Бобруйска (кстати, прекрасного места, где и я бывал, и о нём писал, и о котором в «Золотом телёнке» Ильф и Петров говорили таки просто с пафосом!) изменять своему родному городу?


Это — симптом…


Ты не одессит, Севка… А это — значит!..


И хочется спросить: каким раком-боком ты, Недопогодин, имеешь отношение к Одессе? И смеешь судить, что её, Одессы и одесситов, касается, а что — нет?! Судить о славной истории героического и (нЕкогда и пока ещё слегка таки да) культурного города под названием Одесса?


Да, Одессы и торговой, и портовой… Но не о портовой бл@ди (хотя и таких тут, может, хватало и хватает). А о тех ТВОРЦАХ и СОЗИДАТЕЛЯХ, кто Одессу создал, построил, возвеличил, полюбил и… воспел?!


О каком ещё городе мира сложно столько песен, как об Одессе? О Париже? Я вас умоляю!..


И такие, как Владимир Высоцкий, не имевшие к Одессе отношения по рождению, с радостью и благодарностью приняли её свободный независимый дух, воспели и прославили Одессу:


«Сотвори Господь хоть 50 одесс,

Всё равно в Одессе будет тесно!…»


Я уж не говорю о Пушкине, о его Южной ссылке, о 13-ти месяцах изгнания… Когда родились стихи — лучшие из лучших:


«Я жил тогда в Одессе пыльной,

Где долго ясны небеса,

Где хлопотливо торг обильный

Свои подъемлет паруса…»


И то его пронзительное, что взламывает сердце:


«Прощай, свободная стихия!

Последний раз передо мной

Ты катишь волны голубые

И блещешь гордою красой…»


Да, Севушка, Одесса — это тебе не рагули с Западенщины. И даже не Донбасс. Это посложнее будет…


Мой дед был главным механиком Одесского порта и строил портовый холодильник — то невзрачное серое здание, что слева от Морвокзала. Там он своё здоровье и угробил — потому что тогда вместо фреона в холодильниках использовали аммиак. Но он, мой дед, я уверен, вошёл в историю Одессы!


Так же, как и мой прадед, создававший предшественника ЧМП (Черноморского Морского Пароходства, если помнишь такое, в 90-е благополучно разворованное). Назывался он РОПиТ — Российское Общество Пароходства и Торговли. И за всё это в те царские антисемитские времена, при всех своих «сомнительных» корнях мой прадед таки получил дворянство. Азохен вей!


Ты забыл, Севка, что Одессе всегда претил и ей всегда был чужд национализм — в любых его формах и проявлениях! И на вопрос:


«Хто ты по национальности?» — одессит мог только удивляться:

«Я? Я — одессит!»


А мой кузен (поясняю для непогодиных — это значит двоюродный брат) на мои шутливые утверждения, что он в Одессе — фенОмен, потому как на 100 процентов — русский, возмущённо вскидывал брови. И говорил абсолютно то же самое:


«Я? Феномен? Сам ты такое!.. Я — одессит!»


Во все времена Одесса была культурной столицей Юга России. Что бы ты, Севка, не говорил себе за Донбасс и обиженные Польшей и Судьбой западные территории, с какого-то непонятного бодуна в 39-м присоединённые Йосей Висарионычем ко всей остальной Неделимой, Необъятной и тэ дэ…


Им, рагулям, понятное дело, от этого в очередной раз стало плохо. Им было плохо всегда… Учили бы алфавит, арифметику, какую-никакую историю с географией — было бы легче. Но…


(Кстати, те, кого учили, показали отличные результаты! И теперь в «лапотной» и «ватной» Расее стараются не вспоминать о своём европэйско-западэнском происхождении… Но сейчас — не о них. Говорим «за Одессу»!)


Вернёмся к Юзовке (нынешнему Донецку), Донецко-Криворожской республике и истории всего Донецкого каменноугольного бассейна, волею большевицких «главарей» влитого в состав Украйны — для повышения «процента пролетарского элемента» в этом насквозь сельскохозяйственном регионе…


Так же, кстати, как и для упрощения экономического обеспечения Крыма (энергией, водой и проч.), этот «мятежный полуостров» Никитой Хрущёвым был присоединён к УСэСээР… С точки зрения экономики это было логично, а с точки зрения языковых и культурных связей — бредом! Но кто (тем более Никита Сергеич) тогда об этом думал? Аукнулось много позже. Через 60 «с гаком» лет! А потом полилась кровь…


И ты, Севка, не помнящий родства, как смеешь говорить о том, что Одесса не имеет отношения к остальной территории бывшей Новороссии? Ибо столицей оной она и была! И задавала и тон, и фасон, и стиль, и моду!..


А главное — привычку к толерантности, то есть приятию всех национальностей, без исключения — как своих! А ведь это — именно то, Севка, от чего тебя 23 с гаком года отучивали пан Порошенко с его «5-м аналом». Ну, или Бенин, такой же онанистический, «1 на 1»…



А это Воронцовский маяк в Одесском порту


Ведь, Севушка, если ты не в курсе:


Одесский университет, который я окончил, раньше назывался Новороссийским (а основан он был на базе Решильевского лицея, в котором преподавали и Дмитрий Менделеев, и Адам Мицкевич). И не потому он так назывался, что имел какое-то отношение к зачуханному Новороссийску (пусть простят меня его обитатели — об этом городе тогда никто и знать не знал). А потому, что Одесса была столицей Новороссии и Кавказа, откуда этими землями правил «полу-милорд, полукупец, полу-мудрец, полу-невежда, полуподлец», по ревнивому определению Пушкина, влюблённого в его красавицу-жену Елизавету Ксаверьевну Воронцову (урождённую Браницкую).


Он же — граф (впоследствии — светлейший князь) Михаил Воронцов, генерал-фельдмаршал, кавалер всех российских и многих иностранных орденов. А главное образованнейший человек своей эпохи. Чего вам (то ли рагулям, то ли барыгам — кто вас разберёт?) трудно понять, а нам вам — объяснить…



Собственно, Севка, мы пришли к тому, о чём я сказать хотел…


Об образовании, о «буквях», о «великой и могучей русской язЫке»…


Вы когда надумаете, к нам приходите. Мы вас, неучей, образуем…


А с Одессой — свободной, вольной, красивой, культурной! — мы как-нибудь без вас разберёмся.


Без «правосеков», «рагулей»… И без тебя, Севка!




Илья Уржумов


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...