О частичной декриминализации статьи 282 УК РФ

04.10.2018 16:54

Это и есть критерий общественного прогресса: власть больше доверяет обществу, зная, что общество сознательно и разумно стало больше ценить своё государство.

st282-768x576

В чём можно измерить общественный прогресс – это сложную динамику развития или деградации социума? Какие есть для этого критерии – и желательно, чтобы они без сложных терминов были понятны каждому?


Главный критерий прост: взросление общественного самосознания, повышение в общей массе граждан чувства ответственности за свои слова и действиях. Когда подобное происходит – многое в законодательстве государства, в его аппарате воспитательного принуждения становится уже неактуальным и требует коррекции.


Путинское предложение по смягчению ответственности за нарушение 282 статьи, частичная её декриминализация, будет неверно понято, если не вспомнить всю недавнюю историю самого появления уголовной ответственности за возбуждение ненависти в интернете. Этим уточнением 282-я статья УК РФ пополнилась после 2011 года – года несостоявшегося российского Майдана, года, когда деструктивная пропаганда «хаоситов» смогла завербовать именно через интернет почти достаточное для «критической массы» количество сторонников. Нужно было срочно, немедленно что-то предпринять, чтобы сравнять силы на той площадке, где враги России чувствовали себя традиционно сильнее – в информационном пространстве. Поэтому тогда начинается подготовка дополнений к 282-й статье. Но!


Но мы не зря начали этот текст словами об обществе. Манипулятивное стремление противопоставить «народ» и «власть», представить «общество» чем-то отдельным от правительства и натравить одно на другое – изобретение далеко не новое. Не новое – и лживое. В реальности же именно то, что уже готовые к воплощению поправки были приостановлены на целых три года, до 2014, и говорит о том, что Россия как единое целое почувствовала их избыточность после провала Болотных протестов. И власть как часть общества не стала «закручивать гайки» там, где это было уже чрезмерно и не нужно. Народ отшатнулся от «революционеров» и это стало более прочной преградой для их пропаганды, чем любые статьи УК.


…А потом случилась катастрофа на Украине. И уже «зачехлённые» было поправки к 282-й, пришлось срочно расчехлять – из-за небывалого нашествия на Рунет «хохлотролей» с их слюнобрызжущей бешеной ненавистью, а также повышения активности местных «заукраинцев», той самой Болотной «пятой колонны». Которые после поражения собственного Майдана было приуныли, зато воспряли духом после победы Майдана соседского, и были готовы повторять свои попытки перевернуть Россию вверх дном. Только на этот раз куда более радикальными и кровавыми методами. Тогда – и только тогда государству пришлось защищать себя ужесточением законодательства.


Следующие четыре года были временем напряжённой борьбы со всеми внутренними и внешними врагами. Каждый месяц, а то и неделя приносили новые информационные удары по нашей стране – взрывы и теракты, провокации и подставы, пожары и катастрофы, допинговые скандалы и политические убийства. В этой невиданно сложной ситуации нужен был карательный регулятор, который бы висел дамокловым мечем над толпами циничных любителей словить хайп на очередной трагедии. И вот сейчас президент России лично берёт на себя ответственность, предлагая смягчение наказания – о чем это говорит?


Это говорит, как бы пафосно такое ни звучало, о том, что нет никакой пропасти между бурляще-обиженным «народом», который сверху охаживают «плетьми» всевозможных запретов, и трусливо-карательной «властью», которая вся такая сидит на штыках и держится только до тех пор, пока отправляет нескончаемый поток невинных людей в GULAG. Нет ничего более далёкого от реальности!


Реальность же такова, что в условиях, когда в обществе действительно повысилось определённое социальное напряжение в контексте пенсионной реформы, власть поступает ровно наоборот: она делает шаг навстречу каждому россиянину – вместо ужесточения запретов, как поступал бы настоящий «авторитарный режим», она смягчает законодательство. Удивительно? Только для тех, кто верил, что Россией правят тираны и сатрапы.


Правительство и президент говорят обществу: мы верим, что вы выросли. За последние годы мы прошли через многое, уклонились от множества опасностей и не упали в опасные пропасти. Мы – это весь российский народ. Народ, который в абсолютной своей массе стойко и патриотично воспринял «новую холодную войну», объявленную Западом России, который сжал зубы и затянул пояса, который ведёт себя так, как всегда вели себя русские в трудную годину – такой народ достоин повышенного доверия. И зримым символом того, что нет необходимости ограждать каждое «опасное место» колючей проволокой уголовного наказания (люди ведь и сами уже разобрались, куда лучше не соваться для собственного и общего блага) и стало смягчение 282-й статьи.


При этом, что немаловажно, само наказание – административное, штраф – за глупые картинки и повторение злых сплетен, осталось. Но, образно говоря, за него уже будут наказывать скорее по законам мирного времени, когда кара всегда мягче, чем в военное.


Это и есть критерий общественного прогресса: власть больше доверяет обществу, зная, что общество сознательно и разумно стало больше ценить своё государство.



Григорий Игнатов


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Закрыть

Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Новости партнеров

Загрузка...

Загрузка...