О сакральных жертвах Майдана в Париже

16.01.2019 20:00

Как выясняется, Россия – одно из самых человечных и мягких государств на планете. Ну, а если всё-таки не станут ценить – окей, уговорили, «будет как во Франции».



Поздравляем «жёлтых жилетов» со вступлением в узкий круг «настоящих майданщиков» — у них вот-вот появится первый убитый полицией человек. Пожарный Оливье Безиаде стал французским «Сергеем Нигояном» — и даже сроки появления первого трупа во время протестов совпали с какой-то мистической точностью: ровно спустя два месяца.


Но сходство, однако, на этом рискует закончиться. И вот почему: французская полиция работает в разы жёстче, чем работала украинская милиция. И, к слову говоря, гораздо жёстче российских правоохранителей. А ведь это мы ещё не дошли до французской юстиции, которая и вовсе готовит «жилетам» сокрушительный сюрприз…


Итак, Оливье Безиаде был застрелен полицейским в упор из травматического гранатомёта Flash Ball – такой немаленькой штуки калибра 44 (!!!) миллиметра, которая своими эластичными зарядами может сделать вмятину размеров с кулак в автомобильном железе:



Отца троих детей застрелили сзади, попав в голову и нанеся тяжелейшую черепно-мозговую травму, от которой Безиаде впал в кому. Как сказала его жена: «На нас охотились как на кроликов».


Вообще, раз за разом, наблюдая каждый последующий «Акт» французских протестующих, понимаешь, в каком гуманном, сдержанном мире живут россияне и жили пять лет назад украинцы.


Вы когда-нибудь видели, чтобы российская полиция стреляла по толпе травматическими боеприпасами? На Болотной, Сахарова, на всех возможных протестах, вне зависимости от их масштабов? Никогда такого не было. Украинская милиция Януковича тоже была существенно ограничена в средствах… нет, не усмирения, а самообороны, так как на Майдане роли очень быстро поменялись, и силовики превратились из «охотников» в «добычу» — об этом говорит хотя бы то, что тот самый Нигоян был застрелен картечью: кто-то из милиционеров стрелял собственными патронами, так как служебные были только травматическими, и мало помогали против хорошо экипированных шлемами, щитами и «доспехами» майданщиков.


Возразят: ну ведь всё равно – стреляли же на поражение, картечью. Да. Но как вам армейское боевое оружие – штурмовые винтовки G-36 в руках у французской полиции? Да ещё и с особой полигональной нарезкой стволов, чтобы исключить идентификацию стрелка! И заодно индульгенция полиции: патронов не жалеть, вас не опознают и не накажут.


В России это невозможно: свои ведь граждане по ту сторону оцепления. А во Франции – в порядке вещей. Кто прав?


А водомёты? Зима ведь!


vod


Когда-нибудь работал против любых протестующих на российских улицах водомёт? То-то и оно, что нет.


Но самое главное: количество задержанных. Французская полиция гребёт всех – всего за два месяца протестов задержано 5,6 тысяч человек, а тысяча получила уже обвинительные приговоры.


И вот тут нас может нешуточно шокировать экскурс в историю: никто не знает точно, сколько именно человек было задержано во время Евромайдана! Таких данных нет. Впрочем, исходя из хроники первого месяца протестов в Киеве – счёт шёл максимум на десятки, а не на тысячи. А 17 декабря Янукович объявил всем амнистию! 5 с половиной тысяч в кутузке и тысяча обвинительных приговоров – «а что, так можно было?!».


Относительно России всё ещё более мягко и плюшево – даже не десятки, а единицы, типа какого-нибудь «оппозиционера Мохнаткина» попадают в «застенки кровавого режима».


Но вот и обещанный сюрприз: оказывается, французские законодатели готовятся ввести закон о персональной материальной ответственности за участие в погромах и уличном вандализме. Вот это уже – не в бровь, а прямо под дых. Ты такой весело жжёшь машины во имя демократии – а тебе прилетает иск тысяч на пятьдесят евро. И усё, прощай жильё, барахло и правая почка.


И снова: «а что, так можно было?». Конечно, можно! Вот, Франция показывает, как свободное демократическое государство отвечает на массовые беспорядки: стрельбой на поражение, водомётами зимой, тысячами задержанных, разорительными штрафами.


А у нас этого нет – и важно почувствовать эту разницу. У НАС – гуманизм, а не у них. У НАС – уважение к правам людей на протест, а не у них. У НАС власть готова вступать в диалог с обществом, а не стрелять на поражение, а у них – наготове штурмовые винтовки.


Всё это просто важно знать. И ценить. Потому что Россия – одно из самых человечных и мягких государств на планете. Ну, а если всё-таки не станут ценить – окей, уговорили, «будет как во Франции».



Григорий Игнатов


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Закрыть

Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Загрузка...