ОАЭ и Россия нашли общий язык по Сирии

12.03.2019 20:00

17 февраля посольство Объединенных Арабских Эмиратов в Москве объявило, что граждане ОАЭ, въезжающие в Россию, смогут получать визы сразу по прибытии.



Перевод статьи, опубликованной 11 марта 2019 года на портале agsiw.org


Это стало очередным шагом на пути улучшения отношений двух стран с тех пор, как президент России Владимир Путин объявил о стратегическом партнерстве Москвы с Абу-Даби в июне 2018 года.

В экономической и оборонной сферах успехи были достигнуты достаточно быстро, но на дипломатической арене ситуация была сложнее. В то время как интересы России и ОАЭ в Йемене поначалу совпадали, когда обе страны видели в бывшем президенте Али Абдалле Салехе лучшую надежду Йемена на стабильность, военная помощь ОАЭ южным йеменским сепаратистским группировкам никак не согласовалась с решительной позицией Россией по сохранению территориальной целостности Йемена. Кроме того, открытая поддержка ОАЭ Ливийской национальной армии и генерала Халифы Хафтара идет вразрез с более осторожной стратегией балансирования России.

Однако в отношении Сирии нынешняя позиция ОАЭ имеет с Россией больше общего, чем позиция любой другой арабской страны Персидского залива, за исключением Омана, который в соответствии со своей политикой нейтралитета и взаимодействия со всеми региональными сторонами не закрывал посольство в Дамаске на протяжении всей Гражданской войны в Сирии. Хотя ОАЭ официально выступали против сохранения власти сирийского президента Башара Асада, Абу-Даби отличился от Саудовской Аравии и Катара тем, что отказался поддерживать вооруженные исламистские оппозиционные группировки в Сирии. Готовность ОАЭ принять Асада в качестве законного президента послевоенной Сирии также в целом согласуется с целями, которые преследует Россия на мирных переговорах в Астане и Сочи.

Синергия позиций России и ОАЭ по Сирии стала очевидной в 2018 году, когда Россия агитировала арабские правительства на восстановление дипломатических отношений с Дамаском. ОАЭ уже давно приняли такое решение, и их останавливали только возражения США. В июне министр иностранных дел ОАЭ Анвар Гаргаш заявил, что исключение Сирии из Лиги арабских государств ограничивает возможности арабских стран влиять на ситуацию в Сирии. Гаргаш, в отличие от Саудовской Аравии и Катара, также поддержал возвращение Асада в Лигу арабских государств. Последующее решение ОАЭ вновь открыть свое посольство в Дамаске стало значимым толчком для стратегии России по Сирии, указав на то, что политика России в отношении Асада не станет препятствием для укрепления стратегического партнерства с ОАЭ.

Установление более тесных отношений с Дамаском в то время, когда Асад стремится подтвердить свою легитимность на международной арене, также отражает приверженность ОАЭ идее светского управления государством и может обеспечить Абу-Даби привилегированный доступ к инвестиционным возможностям Сирии после окончания конфликта.

Партнерство России и ОАЭ основано не только на общем признании власти Асада, но и на общих взглядах на исламистские движения и важность защиты сирийских курдов от турецкой военной агрессии на северо-востоке Сирии.

Омар Гобаш, который с 2009 по 2017 годы занимал пост посла Объединенных Арабских Эмиратов в России, а сейчас работает во Франции, заявил, что Москва сумела отделить умеренных исламистов от экстремистов более правильно, чем США, и выразил солидарность российской обеспокоенности судьбой христиан в оккупированных ИГИЛ районах Сирии.

Такая синергия взглядов коренится в стремлении России и ОАЭ сохранить в Сирии светское государственное устройство, которое, по их мнению, может быть достигнуто путем компромисса между федеральным государством Асада и Сирийскими демократическими силами и другими умеренными оппозиционными группами.

Хотя основной российско-эмиратского сотрудничества в Сирии остаются общие представления об угрозах, Россия также приветствует усилия ОАЭ по инвестированию в восстановление Сирии. Абу-Даби начал обсуждать восстановление Сирии еще в октябре 2012 года, а 20 января 2019 года провел переговоры с бизнесменами, поддерживающими Асада. Таким образом, Россия и ОАЭ могли бы вместе работать над восстановлением Сирии: Абу-Даби может обеспечивать инвестиции, а Москва, по мере ослабевания боевых действий, использовать свое наземное присутствие в Сирии для выполнения контрактов.



Samuel Ramani


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Закрыть

Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Загрузка...