Олимпийская война 8.08.08: Осетинские были-3

11.08.2016 22:56

Восемь лет назад мы так же надеялись, что те, кто отдавал команду начать операцию «Чистое поле» – уничтожить Южную Осетию, её мирных граждан и город Цхинвал, не уйдут от ответственности...

DSC04571-Евр.кв.-стены+трубы


(Окончание. Начало – ЗДЕСЬ. Продолжение – ЗДЕСЬ.)


РУИНЫ ЕВРЕЙСКОГО КВАРТАЛА

Еврейский квартал – самый древний район южно-осетинской столицы, города Цхинвал, основанного, как считают специалисты, в 252 году персидским царем Асфагуром. Во время варварского нападения Грузии на Южную Осетию 8 августа 2008 года этот район города пострадал больше всего.


DSC04535-евр.культ центр+жигуль


Вот они, некогда весёлые и живые улицы – Тельмана, Шаумяна, Лениногорская, Армянская, Эльбрусская… От них остались одни развалины. Расположенный в южной части города, Еврейский квартал дважды принимал на себя основной удар. Изрядно пострадавший в первую грузино-осетинскую войну, он был окончательно превращен в руины в последнюю. Лишь по толстенным стенам, мощным фундаментам, глубоким подвалам можно понять, что это было за местообитания…


DSC04537-подвалы-2эт.


Многослойная штукатурка обвалилась, и дома открылись изнутри – первозданный древний пласт. Они построены очень интересно. Стрельчатые готические арки, невиданные на Кавказе; стенные камины, привнесённые с Запада; глубокие подвальные помещения и своды, поддерживающие этажи над ними. Кирпичи XIV века, из которых построены дома, очень крупные, примерно 30 х 30 сантиметров. Такие кирпичи, поясняет епископ Георгий, больше нигде не встречаются.


DSC04538-Евр.квартал-угловой дом


В Еврейском квартале нам показали один из подвалов, где укрывались его несчастные жители. От самого здания остался двухэтажный кирпичный короб, обугленный и безжизненный. Но в те страшные дни просторный подвал спас жизни более ста человек, проведших здесь без воды, еды и света три дня и три ночи. Многие подвалы не выдержали шквального огня, а этот – устоял.


DSC04569-подвал,матрас+осетин

Спускаемся вниз и прямо у входа натыкаемся на пропитанный почерневшей кровью матрас. Местный житель Ацамас Кокоев объясняет: на этом матрасе умер Василий Баззаев, раненный «Градом» у самого входа в заветное укрытие…


DSC04577-Евр.кв.-старик


Идем по улице Шаумяна. Встречные жители при нашем приближении останавливаются, другие выходят на улицу из руин, в которых кое-как ютятся: каждый считает своим долгом поделиться с нами воспоминаниями о пережитом.


DSC04574-Евр.кв.-девочка

Нодар Цховребов показывает на остатки толстых, более метра, кирпичных стен: это всё, что осталось от старого еврейского дома. До 1971-го здесь жил Яша Крихели, затем – семья Нодара, восемь человек. Сейчас они без крова…


DSC04592-Евр.кв.-синагога

Пожалуй, единственное полностью сохранившееся здание Еврейского квартала – хоральная синагога. Уцелевшая после обстрелов в 1991-м (тогда снаряд лишь пробил стену, а минометным огнём были уничтожены входные ворота), она выстояла и на этот раз. Хотя от разрыва снаряда пострадал фасад, были выбиты окна, повреждены роспись и убранство стен, синагога не только выстояла сама, но и спасла жизнь людей: в подвале синагоги укрылись 42 человека. Массивные стены, хранящие многовековую историю евреев, спасли нынешних обитателей квартала от грузинских снарядов…


DSC04580-Евр.кв.-улица-2

Георгий Бестаев – бывший подполковник милиции, пенсионер. В Еврейском квартале с 1970 года. Он говорит:

«Здесь ни одного целого дома не осталось. Все повреждены. Очень тесно расположены друг к другу…»


Зачем грузинам понадобилось ровнять с землёй жилой квартал? Вопрос риторический…


DSC04587-Евр.кв.-двор синагоги-Газель+мужик

Георгий Бестаев показывает нам стоящую во дворе изрешеченную пулями и осколками «Газель». Трудно поверить, но на ней Георгий вывез во Владикавказ всех укрывшихся в подвале синагоги. Его жена Земфира Кибилова вспоминает:

«Четыре дня мы тут в мусоре лежали без воды, еды… На пятый день, одиннадцатого утром, еле-еле выбрались. В тапочках убегали. В этой машине так и ехали, без лобового стекла. Нас было 42 человека».


DSC04614-Евр.кв.-синагога-дверь_пробитая+мужик

Низкие подвальные окна синагоги до сих пор заложены мешками с песком. Георгий объясняет:

«Осколки же летели… Мы песок в мешки засыпали и закрывались ими. Взяли фанеру, картон. Темно, ничего не видно. У кого-то одеяла были, а у многих ничего не осталось».


DSC04591-Евр.кв.-синагога-мешки с песком+осетинка


БАБУШКА РОЗА

Роза Джинджихашвили – маленькая согбенная старушка с добрым морщинистым лицом. Говорит только по-грузински. Она самая старая обитательница Еврейского квартала.


DSC04551-Роза-2


Розе 71 год – так совпало, что мы приехали в Цхинвал в день её рождения… За её спиной – битый кирпич, обломки шифера, гнутый силуэт железной кровати, старый бидон из-под молока, горка осколков фарфоровой посуды. Это всё, что осталось от дома бабушки Розы на улице Тельмана, 6 – грузинские снаряды сровняли его с землёй.

В этом доме она прожила всю жизнь: сюда ещё до войны отец Мордех привел её мать Эстер, а потом ушел на фронт, да так и не вернулся – в 1943-м пропал без вести…

Мама умерла, брат в 1990-х уехал в Израиль, а Роза осталась в родном квартале переживать войну за войной.


«Все разъехались или умерли, – говорит она. – А я такая маленькая, вот Бог меня и не видит. Всё никак к себе не заберет…»


DSC04564-Евр.кв.-улица

Когда снаряды утюжили Еврейский квартал и её родной очаг, ей даже негде было укрыться – подвала в доме не было, «пряталась» здесь же, на улице:

«Когда снаряд упал, я в углу была. Там был сильный обстрел, а тут всё загорелось. Я убежала в другую сторону. Соседский дом тоже обстреливался. Дерево загорелось. Этот тутовник посадили, когда мы ещё маленькие были… Потом чуть-чуть прогорело, обстрел успокоился, и я вещи вынесла на улицу. Разложила лежанку, постель, радио… Посмотрела, как цыплята. Я думала, сгорели, но они уцелели… Потом шифер упал, и то, что спасла, тоже сгорело».


DSC04526-Евр.кв.-подвал+железо


Епископ Георгий рассказывает:

«Роза приковыляла ко мне с палочкой совсем голодная: “Сынок, плохо мне…”. Я говорю: “Столько дней, а ты ни разу ко мне не подошла!” А она: “Ну ты же священник христианский…” Ей неудобно было. А она женщина гордая. Уже и ходить не могла, от голода давление упало. Пять дней ни куска хлеба! Как она еще доковыляла…»


В разорённом Цхинвале, на руинах собственного дома, в одних домашних тапочках в канун наступающих холодов – такой мы застали бабушку Розу…


DSC04549-Роза-1


ЗАПЕЧАТЛЕВШИЙ ПАМЯТЬ

Еврейский квартал Цхинвала остался теперь только в воспоминаниях и на фотографиях. А еще – на полотнах Хсара Гассиева, замечательного художника, уроженца Цхинвала. В его произведениях, созвучных и пластике осетинских народных мастеров, и примитивизму Нико Пиросмани, наиболее ярко встает образ того Цхенвала, каким он был не так давно, но каким уже никогда не будет.


Зимний вечер в Цхинвале 243


«Зимний вечер в Цхинвале»

Один из главных объектов – старый Еврейский квартал, его дома-убежища и населяющие их люди. Эта поэтическая притча, рассказанная картинами осетинского художника – наверное, самый яркий образ ушедшего старого Цхинвала.


Хсар Гассиев


Хсар Гассиев приглашает нас в свою мастерскую (он живет в селе под Москвой), показывает работы:

«У меня целая серия картин о Еврейском квартале. Я его всю жизнь рисовал. И очень любил этот квартал. Вот эта картина – тоже о нём. Дождь, гроза и старик убегает…»


Оттепель 134


«Оттепель»

Другая картина называется «Оттепель»: укрытые снегом дома и деревья Еврейского квартала, на переднем плане старушка: поскользнулась… А вот тот же двухэтажный дом, что и в центре картины, только теперь – на фотографии. На фоне дома – два бородатых красавца: художник и сапожник. Мастерская Хсара была на втором этаже, его друга Абрама – на первом.


Извозчик на мосту

«Извозчик на мосту»

Он жил в этом квартале, снимал мастерскую над сапожником Абрамом (несмотря на то что другую ему бесплатно предоставлял Союз художников, но в другом районе города), каждое утро в шесть часов выходил из дома – рисовал свой Квартал. Плодовитость – феноменальная, щедрость души – безграничная…


Дровосеки 171

«Дровосеки»

Дома и деревья, люди и лица, улицы и нависающие над этими улицами балконы-веранды. «Улочка старого Цхинвала», «Дровосеки», «Очередь за керосином», «Дворник», «На базар», «Извозчик на мосту», «Зимний вечер в Цхинвале»… От этих картин возникает щемящая тоска о том квартале. О людях и домах, о неповторимом духе места и времени – того, что уже никогда не сможет повториться…


Дворник


«Дворник»

Из этого же ряда впечатлений о Квартале – картина «Ласточка». На ней – окно, зияющая глазница отверстия от печной трубы и стремительная ласточка, режущая крылом розовый воздух восхода…


Ласточка


«Ласточка»


ПРАВО НА ЖИЗНЬ

Цхинвал – город интернациональный. Марк Петрушанский рассказывает, что основная масса погибших, конечно, осетины. Затем – грузины:


«Но там были и русские, евреи, армяне, греки, поляки. Председатель армянской общины говорит: «Было 300 армян. 12 августа нашли 22 человека. Где остальные, не знаю…»».


DSC04534-Петрушанский+евр.культ.центр


Салима Кабулова рассказывает, что в Цхинвале под бомбами сидели рядом осетинки и грузинки. И многие грузины почему-то спасались в Цхинвале:

«Вот к нам прибежали две грузинки из села Ачабети. Они не побежали на грузинскую сторону, а прибежали к осетинам. И до сих пор в Цхинвале. Их село разрушено, они остались без домов, без имущества. Живут здесь у знакомых, родственников».


Объяснение этого «феномена» – в словах Элеоноры Бедоевой: «Мы своих грузин в обиду не дадим…» Конечно, за столетия совместного проживания на этой земле осетины, грузины, русские, евреи, армяне стали своими. Теперь Саакашвили сделал грузин чужими… Но во Владикавказе, с удивлением узнали мы, продолжает работать грузинская школа и грузинское землячество.


DSC04527-Евр.кв.-згоревш.Газель


Был собранный обширный материал – свидетельства происшедшего в те дни августа, который был передан в Совет Безопасности ООН для созыва международного трибунала по привлечению к ответственности организаторов акции «Чистое поле». В заключительном коммюнике группы международных наблюдателей, побывавших в Цхинвале, говорится:

«Целенаправленное уничтожение мирных граждан с особой жестокостью с целью “расчистить поле” для захвата территории не может и не должно остаться безнаказанным».


На руинах Еврейского квартала директор Московского бюро по правам человека и член Общественной палаты РФ Александр Брод сказал:

«Надеемся, что собранные нами здесь материалы будут приобщены к доказательной базе. И те, кто отдавал команду уничтожать мирный город и мирных невинных граждан, не уйдут от ответственности».


DSC04440-речка


ДВЕ ПОЛОВИНКИ СЕРДЦА

Во время поездки мы услышали песню Султана Хажирокова по прозвищу Султан-Ураган, исполненную на мотив лезгинки. В ней такой припев:

Цхинвал – это наша земля,

Цхинвал, защитим мы тебя,

Цхинвал, знай, мы не отдадим

И метра земли осетин!


DSC04408-горы


Итак, план Саакашвили – за 10 часов «зачистить» Южную Осетию и обречь на уничтожение её народ – провалился. После четырёх войн, после почти 20 лет перманентного противостояния ситуация изменилась. Южная Осетия будет жить! И, как говорится, «не было счастья, да несчастье помогло»: 26 августа 2008 года Южная Осетия обрела самостоятельность.


DSC04636-Станислав Кесаев

Здесь говорят, что Северная и Южная Осетии – это две половины одного сердца. Наглядную иллюстрацию этих слов видим в кабинете первого вице-председателя парламента РСО-Алании Станислава Кесаева: на стене – карта единой страны, Осетии.

– Станислав Магометович, – спрашиваю, – Осетия будет единой?

– Обязательно будет! – убежденно отвечает Кесаев. – Теперь открыта новая страница для признанного государства Южная Осетия. Нельзя упускать исторический шанс, нужно возрождать единую Осетию!


(Фото автора)


 
Илья Уржумов


Закрыть

Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...

Загрузка...