Загрузка...

Паводок на Дальнем Востоке — зиму пережили. Люди и государство

02.04.2014 16:44

Воспоминания очевидцев и первые результаты восстановительных работ
AT1oL-7RT6s


Наводнение на Дальнем Востоке побило все рекорды, став самым крупным в регионе за последние два века. Сотни тысяч эвакуированных людей, десятки тысяч затопленных домов. И это не предел – зима внесла свои коррективы — синоптики не исключают возможности что и нынешней весной ситуация может быть крайне тяжелой. Президент Владимир Путин, тем временем, настроен пессимистично относительно темпов возвращения региона к нормальной жизни – иначе зачем бы он делал громкие заявления, для чего собрался лично контролировать восстановительные работы в дальневосточных регионах России? Кроме того, к делу подключился (или был подключен) и председатель Правительства Дмитрий Медведев, – он также в скором времени отправиться в командировку в ДФО.


Бедствие не кажется глобальным, когда сидишь в уютной столице и левым ухом-правым глазом пробегаешь сводки новостей о бедствии, постигшем целый федеральный округ и соседний Китай… «Летняя кухня и колодец у бабушки под землю ушли», — грустным голосом говорит вдруг позвонившая мама. Разговор зашел как раз об Амурской области. 

И новости уже не кажутся такими незначительными. И начинаешь внимательно всматриваться в видеоряд Первого канала. Звонить родне? А что толку? Чем сейчас им можно помочь? Разве что отвлекать. Позвоню потом. В итоге – сестрам-братьям-бабушкам и дедушкам помогают другие люди – соседи. Они-то понимали – именно сейчас, именно здесь, а не завтра или послезавтра. 


Пара банок сайры. Без аперитива.

Владивосток. В двери отделения «Единой России» несмело заглядывает дедушка – с тросточкой и медалями. Герой Великой Отечественной. Протискивается, смущенно оглядывается. И кладет на стол, заваленный одеждой, вещами и продуктами, авоську. Знаете, старенькую такую, в которой в нашем детстве — молоко в бутылках. В авоське – пара консервов. Сайра в масле. И килограммовый пакет сахара. «Диты! Это все, что у меня есть», — словно оправдывается старичок. – «Но я тоже хочу помочь, вот и принес, что было». 

И таких историй – не одна на миллион. Их – миллион. Или два. Важнее другое – это не выдумка. 

«Было очень много детски вещей. Были и колготки, и кофточки. Пачками приносили подгузники. Приносили и теплые вещи, маленькие спортивные костюмы. Было очень много игрушек – мягких, пластмассовых, а еще – карандаши. Мы даже задумались – какая же это первая необходимость?! Но люди нам тогда говорили – дети не должны чувствовать, что попали в беду, пусть они занимаются любимым делом – играют и рисуют», — вспоминает секретарь Приморского отделения ЕР Людмила Талабаева – «Меня всегда поражало в этих акциях, то как люди вдумчиво этим занимаются. Обсуждают на семейном совете – чем и как они могут помочь! И это дорогого стоит!» 

Надо отдать должное силовикам, спасателям и властям – в спасательных операциях на Дальнем Востоке было задействовано более 300 тысяч человек из МЧС, МВД и Минобороны, а также волонтеров. В отличие от Китая, где после аномальных дождей и последовавшего наводнения погибли 105 человек и еще 115 числятся без вести пропавшими, в России паводок обошелся без человеческих жертв. 

«Спасатели долгое время жили прямо в наших домах, которые не пострадали от наводнения», — рассказывает жительница наиболее пострадавшего от паводка поселка Серышево Амурской области Елена. – «Они и в эвакуации помогали, уговаривали стариков, и потом, когда вода уже ушла, оставались у нас тут, под боком. Без лишних слов помогали – и подремонтировать где-то, и вещи загрузить и даже с ремонтом в доме…». 

Кстати, Серышево – один из многочисленных населенных пунктов, где режим чрезвычайной ситуации до сих пор не был снят. Например, в поселке не продается абсолютно никакого алкоголя. За ним самые страждущие, которых, к счастью, немного, едут аж в Благовещенск – 151 км. По словам Елены, те, кто «любит туда кататься», в основном тратят деньги на такси, а на месте обменивают бытовую и электронную технику на бутылку «горючего». 



«Понимаете, в зоне затопления у нас оказались, в основном, окраины, а не центральная часть поселка. То есть, пострадавшие чаще всего оказывались из неблагополучных семей. Семьи эти зачастую – многодетные. А выплаты рассчитывались на каждого члена семьи… Представляете, сколько они получили?! А когда получили – ринулись в магазины – покупать все, что по телевизору раньше видели и только мечтали о таком. Мой брат двоюродный на доставке работает, так вот он говорил уже через месяц после начала выплат, что вообще никакой техники на продажу не осталось в Серышево. Теперь знакомые девчонки из Благовещенска анекдоты рассказывают о том, как наши, из Серышева приезжают на такси, и натуральный обмен в городе устраивают», — шутит Елена. 

«В каждой шутке?» – усмехнется скептичный читатель. Специально для Вас, умеющий читать между строк: наша собеседница на полученные от федеральных и местных властей компенсации сумела не только отремонтировать принадлежащую ей с дочерью половину дома, но и обставить внутри новой мебелью. Никаких дополнительных займов у соседей или обеспеченных родственников, никаких безумных кредитов женщине, работающей медсестрой в поселковой поликлинике, брать не пришлось. 



Патриотизм. И женщины на баррикадах

Урон, нанесенный прошлогодним паводком исчисляется сегодня как минимум в 40 миллиардов рублей. На конец января общая сумма выплат от федеральных властей составила более 7,5 млрд. рублей. Но надо учитывать территориальную особенность Дальнего Востока, где довольно широко развито сельское хозяйство, и только в данной сфере ущерб оценен в сумму 10 млрд. рублей. Поэтому кроме выплат компенсаций власти позаботились и об обеспечении людей льготным топливом и овощами – урожай и припасенные с лета дрова-уголь в августе-сентябре оказались под водой, и, мягко говоря, стали бесполезны. 

«Мы говорим, что патриотизма в России не хватает. Но в лихие времена, в лихую годину, когда человек попадает в беду, русские люди всегда объединяются, помогают друг другу, чтобы выйти из этой беды… Люди почувствовали внимание власти и таких же простых, как они, людей. Ведь наши партийцы – это же простые люди – учителя, врачи, строители, инженеры, спортсмены, ветераны войны. Нам было очень приятно, что работа, которую мы сделали, что её оценили. Приходило и приходит огромное количество писем от жителей затопленных территорий – с благодарностями и теплыми словами – письма адресные и просто на имя Партии», — рассказала «Журналистской Правде» Талабаева. — «Не было ни одного возмущения, потому что все уровни власти были задействованы в оказании помощи — от федеральной до местной. Когда работа идет слаженно, всеми возможными силами, никаких возмущений не возникает. Знаете, у нас на самом то деле ни одной претензии по качеству вещей, за каждую шапку и полученный продукт или вещь люди были очень и очень благодарны». 

По оценкам власти в Еврейской автономной области, последствия наводнения могли быть гораздо более серьезными, однако благодаря предупредительным мерам, которые были сделаны за счет местного населения, удалось избежать более фатальной катастрофы. 

«Российский народ отличается от остальных тем, что если у кого-то наступает беда, то люди делятся последним. Я многое видел в наших селах, будучи в Октябрьском районе, когда руководил штабом по противодействию наводнению. Вот я видел, как жители домов, не пострадавших от воды, несли пищу, сваренную своими руками, тем, кто работал на дамбах и защищал села. Я видел, как делились одеждой и прочими вещами с теми, кто жил во временных пристанищах. При том отмечу что власть ведь тоже решала эти вопросы! Я видел, как многие просто забирали к себе семьи, потому что не хотели, чтобы те жили в каких-то общежитиях», — делится воспоминаниями секретарь регионального отделения ЕР по Еврейской АО Анатолий Тихомиров. 


Анатолий Тихомиров (в центре). Автор фото — Дмитрий Горелов 

По его словам, именно благодаря местным жителям удалось сделать крайне тяжелую работу: «Основная защита идет путем создания дамб. Но есть места, где дамбы неудобно или вообще невозможно насыпать с помощью техники. И есть только люди – при помощи мешков с песком они могут выстроить дамбы, которые закрывают вход воде в населенные пункты. И вот, люди, среди которых в первое время было много женщин, при помощи лопаты и песка и тех мешков, которые мы находили (а это тоже было определенной проблемой) выстраивали двух и трехметровые дамбы, которые не позволяли воде проходить в населенные пункты, удерживали ее. И люди работали сутками! Эта работа с виду простая, но ведь в мешки нужно насыпать песок, потом его унести, а там – уложить правильно. Потом дежурить и снова начинать срочно укладывать новые мешки там, где вдруг обнаружилась течь. И так то было в течение трех недель». 



Что имеем?

На начало 2014 года компенсации от наводнения получили почти 237 тысяч жителей Дальнего Востока. Основная доля пострадавших пришлась на Еврейскую автономную область, Амурскую область, Хабаровский край. Компенсации получили « в Хабаровском крае – около 42 тысяч человек на общую сумму 1,2 млрд рублей, в Амурской области – 167,7 тысячи человек на сумму около 6 млрд рублей и в Еврейской автономной области – более 27 тысяч человек на общую сумму 438 млн рублей», — цитируют РИА-Новости заявление директора по развитию, организации продаж и обслуживанию розничного бизнеса Дальневосточного банка ОАО «Сбербанк России» Андрея Жарского. 

Теперь перед местными властями стоит следующая, более сложная, чем оформление соответствующих документов для выплат задача. Запустить и завершить до наступления следующей зимы строительство новых жилых домов, а также капитальный ремонт тех жилых объектов, которые подлежат восстановлению. 



По словам ответственных за устранение результатов прошлогоднего паводка, режим ЧС будет снят лишь после того, как каждый пострадавший получит жилье — новое или капитально отремонтированное. А пока власти готовятся к новым «сюрпризам», которые может преподнести весна и паводок после крайне суровой зимы, выпавшей на долю Дальнего Востока в 2014 году. 

«Сегодня проводится много работ подготовительных для строительства новых домов — готовится необходимая инфраструктура, в том числе коммунальная и дорожная. В апреле будет частично проведено повторное обследование домов, которые находились в зоне подтопления, потому что обязательно появятся новые подробности, — уверен Тихомиров. – Мы уже готовы к тому, что список нуждающихся в новом жилье будет существенно расширен. Готовы мы решать вопрос и по новым этим пострадавшим, чтобы они получили жилье, чтобы осенью нынешнего года они тоже заселились». 



Без армии – каюк

Отдельное спасибо те, кто боролся с наводнением и разрухой, не устают говорить российской армии и полиции. По словам Тихомирова, правоохранительные органы сработали идеально, сумев обеспечить безопасность и населения, эвакуированного и оставшегося в своих домах, и сохранность брошенных домов. Кроме того, отмечает наш собеседник, прекрасно выполнили свой долг пограничники, которые ни на секунду не оставляли постов без охраны, несмотря на воду, прибывавшую каждую минуту… при том они же, наши пограничники не забывали и о помощи бедствующим – постоянно оказывали помощь, предоставляя собственную технику мирным жителям и власти… А еще у нас есть МЧС… 



«К нам прибыли специальные госпитали, коллеги из МЧС, которые усилили нашу группировку – мне пришлось работать с коллегами из Центроспаса, где были представлены люди фактически с каждого региона РФ Европейской части. Это были сборные команды, которые направляли сюда для решения защитных мер от наводнения», — рассказал «Журналистской правде» Анатолий Федорович. – «Ну и, конечно же, армия – огромную от нее мы получили помощь. Я лично столкнулся с тем, как многие населенные пункты становились островами и обеспечить их продуктами питания, медицинской помощью, без армии просто бы не получилось. Армейские части наводили переправы, которые давали возможность перебрасывать технику и машины с продуктами, отправлять по ним скорые медицинские бригады. В наше время я в первый раз столкнулся с таким вот взаимодействием армии, спасателей, силовых структур и сегодня я могу сказать, что в России есть сила, которая способна противостоять не только внешним факторам и природе, но и всем другим». 

А в Минобороны, после полученного практического опыта на Дальнем Востоке, тем временем было принято решение, в 2014 году включить «борьбу со стихией» в программу учений для военнослужащих. Первая такая «теоретическая» подготовка пройдет в рамках учений «Восток-2014». Скорее всего, данное решение Минобороны обусловлено тем, что Москва предпочитает заранее подготовиться к возможному продолжению прошлогодних событий и прочим климатическим сюрпризам. Ведь, по оценкам метеорологов и некоторых других специалистов, наводнения на Дальнем Востоке могут в скором времени стать явлением частым…


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...