«Письмо о справедливости и открытых дебатах» — позднее прозрение старых либералов

09.07.2020 10:50

Фрэнсис Фукуяма, Салман Рушди, Ноам Хомский, Джоан Роулинг, примкнувший к ним Гарри Каспаров и ещё 150 западных либеральных интеллектуалов написали коллективное письмо против погромного либерального нацизма, разгулявшегося под знамёнами BLM и ЛГБТ

Дискуссий не будет. Снос памятника Колумбу в Сент-Поле, Миннесота.


Ошеломляющее прозрение настигло значительную часть западной интеллигенции – по крайней мере, старой её формации! Они вдруг почувствовали, что их с большим аппетитом пережёвывает огромный дракон, которого они же сами долгие годы взращивали, пестовали, науськивали. Теперь зверюга вышла из-под контроля и стала пожирать своих хозяев, а тем остаётся только из её пасти придушенно кричать: «Помогите!».


А помочь-то – уже некому! Дракон всех сожрал, вы последние остались! А ему кушать хочется!


Трудно переоценить симптоматическую важность факта появления коллективного письма, которое подписали полторы сотни известных англо-американских интеллектуалов (с небольшими иностранными вкраплениями) – среди знакомых нашему читателю имён там есть такие звёзды как Фрэнсис Фукуяма, Салман Рушди, Ноам Хомский, Джоан Роулинг, а также примкнувший к ним Гарри Каспаров. Чему же посвящен этот коллективный «крик души», появившийся на сайте влиятельного американского издания Harper’s Magazine (второй старейший журнал США)?


Если кратко – либеральному фашизму. Да! Да, дорогие друзья, именно ему! Фукуямы и Роулинги наконец-то заметили, что это явление стало ведущей западной идеологией – заметили тогда, когда оно пребольно ударило по ним самим! И тут-то они закудахтали, тут-то они вскукарекнули! Да что говорить – читайте сами полный текст. Самое вкусное мы выделили жирным курсивом.


Письмо о справедливости и открытых дебатах  (оригинал — https://harpers.org/a-letter-on-justice-and-open-debate/)


Наши культурные институты лицом к лицу столкнулись с временем испытаний. Мощные протесты за расовую и социальную справедливость приводят к запоздалым требованиям реформы полиции и, шире, к большему равенству и инклюзивности всех в нашем обществе, и не в последнюю очередь – в сфере высшего образования, журналистики, благотворительности и искусств. Но эти насущные требования также ускорили внедрение нового набора моральных установок и политических обязательств, которые ведут к ослаблению наших норм открытых дебатов и терпимости к различиям, в угоду идеологической конформности. Насколько мы приветствуем первое движение, настолько же возвышаем свой голос против второго. Силы, противоположные либерализму, набирают влияние повсюду в мире и имеют мощного союзника в лице Дональда Трампа, который представляет реальную угрозу демократии. Но сопротивление этому превращается в самостоятельный бренд, со своими догмами и принуждением, чего нельзя допускать – ведь правые демагоги уже эксплуатируют этот факт. Демократическая интеграция, которую мы хотим достичь, возможна только тогда, когда мы выступим против атмосферы нетерпимости, которая окружает сейчас со всех сторон.


Свободный обмен информацией и идеями – живая основа свободного общества – с каждым днём становится всё более ограниченным. Пока мы ждали угрозы цензуры со стороны правых радикалов, она постепенно широко распространялась в нашей культуре: нетерпимость к противоположным взглядам, мода на публичное осмеяние и остракизм, а также тенденция сводить сложные политические вопросы к слепой уверенности в своей правоте. Мы поддерживаем ценность здравой и даже едкой дискуссии всех сторон. Но сейчас слишком часто можно услышать призывы к скорому и жёсткому возмездию в ответ на то, что воспринимается как нарушение в слове или мысли. А ещё более тревожно, что общественные лидеры, стремясь к контролю над паникой в социуме, склонны применять поспешные и несоразмерные наказания вместо обдуманных реформ. Редакторов увольняют из-за спорных моментов в текстах, книги изымаются из-за предполагаемой недостоверности, журналистам нельзя писать на ряд определённых тем, профессора становятся подозреваемыми после цитирования в классе «не той» литературы, исследователей увольняют за распространение академической работы, которую он рецензировал, главы организаций смещаются за мелкие ошибки и неловкости. Какими бы ни были аргументы в каждом конкретном случае, результат один – неуклонное сужение границ того, о чём можно говорить без риска подвергнуться репрессиям. И мы уже расплачиваемся за это тем, что писатели, художники и журналисты всё больше боятся риска отступить от общего консенсуса или даже просто недостаточно усиленно его поддерживать.


Эта душная атмосфера нанесёт исключительный вред самым важным основам нашего времени. Запрет на споры, кто бы его ни требовал – репрессивное правительство или нетерпимое общество, неизбежно вредит тем, кто лишён власти и влияния, и делает их менее способными к участию в демократических общественных процессах. Путь к победе над неверными идеями лежит через разоблачения, споры, убеждение, но не через попытки заткнуть рот или изгнать. Мы отказываемся от любого ложного выбора между справедливостью и свободой, которые не могут существовать друг без друга. Как писатели, мы нуждаемся в культуре, которая оставляет нам место для экспериментов, рисков и даже ошибок. Нам нужно сохранить возможность добросовестных разногласий без тяжких профессиональных последствий. Если мы сами не станем защищать то самое важное, от чего зависит наша работа, нам не стоит ожидать такой защиты от общества или государства.


(Много-много подписей – учёных, писателей, журналистов, правозащитников).


Дошло наконец-то! Или… нет? Думать так заставляют два артикулированных выпада против «правых демагогов» и «правых радикалов» — этими словами обозначены просто люди традиционного, в меру консервативного мировоззрения, — которые, негодяи эдакие, всё время наступали на свободу. Наступали, наступали… а наступили на неё в итоге «свои» же – те, чьи порывы к инклюзивности и разнообразию мы сами так поддерживали! И теперь эти «свои» рвут всех в клочья, кто хоть в малом от них отличается – а мы ведь для них не чужие, мы же сами за всё вот это самое, но ещё чтобы вот свобода дискуссий осталась!


Э, нет, ребята! Тут – что-то одно: либо свобода дискуссий – и тогда вдруг станет можно говорить и о чёрном расизме, и о педофилии в среде ЛГБТ, и о чудовищных лицемерных «перекосах» в агрессивном феминизме, и о многих других КРАЙНЕ нелицеприятных вещах, либо – монологичное торжество всего вышеперечисленного, с зашитыми ртами у несогласных с толерастией. Никакой свободной дискуссии вся эта система не выдержит – и для её существования нужен «заговор молчания» и отрубленные языки. Вы ещё этого не поняли? Вам ротики сейчас и зашивают, стежочек за стежочком, а вы что-то там уголком губ пытаетесь сказать. Вы, собственно, как бы и не «несогласные», но вы «согласны» недостаточно громко, рьяно и грубо, с какими-то уклончивыми оговорочками. Такое теперь тоже карается, как вы сами написали.


Всё, что вы с таким рвением «строили, строили и наконец построили» в самих своих основах построено на жесточайшем, принципиальном МОНОЛОГИЗМЕ. Вы ратуете сейчас за своё право на свободу дискуссий? А вы защищали его у тех учёных, кто ранее высказывал отличную от толерантной массы точку зрения? Скажем, у Джеймса Уотсона, который, мать вашу, ОПИСАЛ СТРУКТУРУ ДНК – это же как второй Эйнштейн! – но посмел высказаться о связи интеллекта с расовым происхождением, и был тут же лишён ВСЕХ премий, включая Нобелевскую, всех званий, и оказался подвергнут жесточайшем остракизму? Вы защитили его право на «едкую дискуссию» и «добросовестную ошибку»? Нет! А вы вообще помните, от кого бежал Эйнштейн номер один, кто его в своё время преследовал? Ничего не напоминает?


Вы защищаете теперь только собственные задницы. Джоан Роулинг, которая раздувала огонь однополого пожара своим гомиком Дамблдором, теперь получила ответочку в виде приказа от комьюнити считать всех женщин, включая её саму, просто «менструирующими людьми» — и дрогнула ейная женская гордость, захотелось остаться женщиной, а не «человеком с менструацией». А поздно! Прокомпостировали! Тебя, дура, прокомпостировали!


Гарри Каспаров всегда был «за всё хорошее против всего плохого» — но и его растянутая как презерватив совесть зазвенела как струна, когда чёрные расисты стали наезжать на «рабское положение» чёрных фигур в шахматах. Да, Гарри, да, они добрались и до твоего самого дорогого. Но ещё раньше они сделали это в отношении многих других категорий людей, а ты тогда молчал в тряпочку!


А Фрэнсис Помойнаяфукуяма уже в 90-х годах, когда всё торжествующее сейчас уже сформировалось и просто начало затем набирать скорость, считал, что оный порядок вещей и нравов – лучший на земле, и ничего справедливее и замечательнее не придумать, что всё — предел мечтаний, конец истории. Как тебе, Френсис, живётся на конце… истории в отдельно взятой стране?


Фарш назад уже не провернуть. Никакую свободу слова и дискуссий вам не вернут. Вас, «старые большевики», не поспевающие за всеми новинками борьбы с трансгендерным фэтшеймингом и мультирасовым виктимблеймингом, будут беспощадно обвинять то в «правых», то в «левых» уклонах, на все лады склонять в твиттерах и фейсбуках, бойкотировать ваши книги и статьи, требовать выгнать и лишить того и сего, и вообще – «таким не место в светлом будущем». За что боролись – тем и упоролись. Жрите!



Григорий Игнатов


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Закрыть

Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Загрузка...