Загрузка...

Поэт Александр Павлов: Ника Турбина мечтала о возвращении Крыма в русскую гавань…

12.05.2015 14:33

13 лет назад трагически ушла из жизни самая юная поэтесса Советского Союза Ника Турбина

 


111


13 лет назад трагически ушла из жизни самая юная поэтесса Советского Союза Ника Турбина.

Она родилась 17 декабря 1974 года в Ялте. С раннего возраста Ника писала стихи, которыми прославилась на весь мир.

«Жизнь моя — черновик,

На котором все буквы —

Созвездья.

Сочтены наперёд

Все ненастные дни.

Жизнь моя — черновик.

Все удачи мои, невезенья

Остаются на нём,

Как надорванный

Выстрелом крик».

(1983 г., Ника Турбина)

Ника родилась в известной семье: дочь художницы Майи Никаноркиной, внучка писателя Анатолия Никаноркина и Людмилы Карповой. Страдала астмой и, по свидетельству родных, ночами почти совсем не спала. С четырёх лет, во время этих бессонниц, просила записывать мать и бабушку стихи, которые, по её собственным словам, ей говорил Бог.



В шесть лет слава о чудо-ребенке разнеслась за пределы Крыма, а когда стихи Ники попали в Юлиану Семенову, их напечатала «Комсомольская правда». Вскоре в московском издательстве «Молодая гвардия» вышла книга «Черновик» с восторженным предисловием Евгения Евтушенко. Фирма «Мелодия» выпустила долгоиграющую пластинку — Ника выразительно, нараспев читала себя. Выступавшая в Крыму Алла Пугачёва сама пожелала познакомиться с «ялтинским чудо-ребёнком». Елена Камбурова включила в свой репертуар несколько песен на стихи Ники. В 9 лет в Венеции Нике вручили «Золотого льва» — прежде из советских поэтов столь престижной интернациональной литературной награды была удостоена только Анна Ахматова.

А затем всё рухнуло. Юлиана Семёнова не стало, Евтушенко уехал в Америку. Распался СССР, и о Нике Турбиной постепенно начали забывать.



Вот, что она пишет в своих записках о времени исторического забвения: «Что случилось с моей страной, такой желанной, многоликой, чуткой и доверчивой, всегда убогой, гордой? Не дают расправить плечи народу русскому. Бросают его на поруганье, кому не лень — легко, непринужденно, за тридцать сребреников. Помню, как по телику вещал наш царь, иноземцев успокаивая, что успеет разорить свою страну, пока стоит у власти. А я ведь бегала на площадь — глотку драла, оказалось — за дельца, который погубил десятки миллионов душ. Ему не совестно смотреть в глаза детей. «Мой народ, россияне»,— только и мог он сказать. А этот демагог с красоткой шустрой, помешанной на побрякушках, играющей леди в стране, где гибнут люди, как тараканы под спреем импортным? На колени тебя поставили, Россия. Опять буржуи встали у руля, запихивая глотки семгой. Разворовали землю, дворцы построили, и началась игра в Элиту. Все врут, глядя в глаза друг другу. Думают, что они живут. Всевышний разберется, кто прав, кто виноват. Верю: победит душа. Народ проснется».

Ника Турбина погибла 11 мая 2002 года, случайно выпав из окна московской пятиэтажке. Ей было 27 лет.


Ника-могила

«Журналистская правда» связалась практически с единственным человеком, кто вспомнил о дате гибели Ники Турбиной и написал об этом на своей страничке в фейсбуке: «11 мая — тринадцать лет без Никуши», напомнил друг семьи Турбиных, поэт, прозаик, член Союза писателей России, дипломант Всероссийской литературной премии им. Л. К. Татьяничевой. Человека, который редактировал посмертную книгу поэтессы «Стала рисовать свою судьбу…».

— Александр, «помониторил» интернет, ни одной статьи о Нике, только Вы написали о том, что прошло 13 лет со дня ее смерти. О Нике забыли?

— Забыли? Ни в коем случае! О том, что её забудут через две недели, некоторые «кассандры» вещали в 2002-м. Но переполненный зал ЦДЛ в день 40-летия Никуши свидетельствует как раз об обратном… Её помнят и любят. И очень горюют о раннем уходе великого поэта…

— В этом году отмечается годовщина присоединения Крыма к РФ. Как думаете, Ника была бы рада этому событию?

— Она была бы счастлива. «Доказать, что Родину страстно люблю, / Умереть на земле моей русской…» Другое дело, что мы все (к слову, я тоже крымчанин, уроженец Севастополя) не могли даже мечтать при нашей жизни застать возвращение Крыма в родную русскую гавань…

— Еще у Ники есть стихотворение «Города горят», скажите, актуально ли оно применительно к тому, что происходит в Донбассе?

— Настоящий поэт — всегда пророк.


«СОРОК ПЕРВЫЙ ГОД»

«Города горят,

И леса горят.

По стране идет

Черным шагом Враг.

Смертью смотрит Глаз.

И рукой своей

Враг заносит меч

Над землей моей.

И закрыл крылом

Страшным

Ястреб свет.

И кричит земля:

«Мне покоя нет.

Отчего вы, Люди,

Хуже зверей?

Убиваете даже

Малых детей».

Города горят.

И леса горят.

По земле идет

Черным шагом

Враг».

(1983 г., Ника Турбина)


— В прошлом году скончалась бабушка Ники – Людмила Карпова, которая всю жизнь мечтала о возвращении Крыма в состав России. И застала событие буквально перед смертью… Даже паспорт успела получить, это так?

— Да, и Людмила Владимировна была очень этому рада. Вот именно об этом — о том, что мы счастливы дожить до этого исторического события, — были наши, увы, последние разговоры по телефону. И о том, разумеется, как восприняли бы его Ника и её мама…



— Что сегодня делается для увековечивания памяти Ники? Или хотелось бы, но не получается, почему?

Я рад, что удалось сберечь обстановку московской квартиры Ники. Сейчас всё находится на государственном хранении в подмосковном Историко-мемориальном музее-заповеднике «Подолье». Существуют планы создания там постоянной историко-литературной экспозиции ХХ века (ранее «Подольем» были спасены писательские архивы, подлинные вещи советских литераторов, например, автора Гимна Москвы поэта-фронтовика Марка Лисянского, легендарного редактора издательства «Детская литература» Бориса Камира). Увы, дело это не быстрое, однако мы очень надеемся на успешное воплощение благих планов, намерений в обозримом будущем, прилагаем к их осуществлению все силы…

Напомним, Ника Турбина похоронена в Москве в колумбарии Ваганьковского кладбища. Там же покоится прах ее мамы – Майи Никаноркиной. А вот бабушка Ники Турбиной обрела пристанище на ялтинском кладбище вместе со своим мужем известным крымским писателем Анатолием Никаноркиным.



1


— Мотылёк невесомый, куда?..

— Долететь до зенита,

ну а там — будь что будет, ведь всё уже предрешено:

в захолустье Елабуг пеньковая петелька свита,

запредельною стёжкой манит в поднебесье окно…


— В чём же был заключён вещий смысл

стихотворческих бдений?..

— Зашифрован стремительный почерк полёта, пока

долго-долго ещё моей хрупкой, обугленной тени

остывать на асфальте чернилами черновика…


2


Не только печалью — любовью ведОм,

я твой навещаю ваганьковский дом,

роняю слезу у могильной плиты,

с которой взираешь нездешняя ты,

пронзая застывшей бедою в глазах,

нам самого главного недосказав…


— Нет, люди! Открыла вам всё, что могла.

Теперь у меня поважнее дела…


3


Асфальт ночью горячий.

Пятки уже прирастают к земле.

Это такая

тяжёлая

Дорога

до

крематория.


( Н и к а )


Начертан был знак тобою:

тропа, что ведёт к печи…

Мне дымом над той трубою

сейчас каждый вздох горчит.


А дальше-то как, без Ники?..

И кто-то шепнёт в ответ:

«Кладбищенской земляники

Крупнее и слаще нет…»


2002-2004 г.г., А.Павлов


 
Вячеслав Бочкарёв


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...