Загрузка...

Приказываю не бояться! Алексей Мозговой: личность на острие эпохи

27.05.2015 08:20

По словам соратников погибшего, лучшей памятью о нем будет знамя «Призрака» развивающееся в Лисичанске, Харькове и во Львове

mozgovoi_rodionov

Комбриг Алексей Мозговой и автор статьи


Не плохо в мае умереть,

Могильщику копать удобно.

И соловьи всё будут петь,

В последний раз, так бесподобно.


Под грохот первых майских гроз,

Вместо унылых отпеваний…

И дождь, прольётся вместо слёз,

Он смоет грусть воспоминаний.


Могильный холмик приютит,

Под покрывалом трав зелёных.

Пусть даже крест там не стоит,

Среди берёзок утомленных.


Под шелест листьев молодых,

Что только к жизни потянулись.

Пока ещё нет трав седых,

А только, только всё проснулось.


Не плохо в мае умереть…

Остаться в свежести весенней.

И хоть не смог я всё успеть,

Но не осталось уж сомнений…


Вновь и вновь я перечитываю эти стихи, ставшими внезапно пророческими. Написаны они Алексеем Мозговым в далеком уже 2013-м году. В другой жизни. Эти две жизни раздели киевский «Майдан». Разделил на более продолжительное «до» и на короткое, но прекрасное и героическое «после». Чуть больше года, которые стоят целой жизни, короткий миг, о котором мечтают всю жизнь, ради которого, наверное, и стоит жить.


Мог ли Алексей Мозговой тогда представить себе, что ждет его и всю страну через какие-то полгода? Несмотря на то, что он был потомственным казаком, представителем касты воинов, вряд ли он предполагал связать жизнь с войной. Он был человеком творческим, окончил театральный институт, писал стихи, был исполнителем народных песен, солистом сватовского мужского ансамбля, представлял Луганскую область на фестивале народных талантов. Все это ощущалось при общении с ним. Он чувствовал себя перед камерами, как на сцене. Он по-настоящему чувствовал свой «звездный час» и пытался использовать его по максимуму, вкладываясь без остатка в это, казалось бы, не его дело – войну.


Впрочем, будущий комбриг после армейской службы проработал некоторое время в сватовском военкомате, так что умением руководить он обладал безусловным и там же приобрел мобилизационные навыки, которые потом ему очень пригодятся. Занимался общественно-политической деятельностью – руководил луганским отделением организации «Молодая гвардия». Так что, когда начались протесты на юго-востоке, Мозговой по сути оказался как раз в своей стихии, человеком, умеющим организовывать и направлять.


Он был настоящим лидером, люди готовы были идти за ним. Таких, как он, в гражданскую называли «батька», впрочем, многие так звали и Мозгового. Да, у него не было четко оформленных политических взглядов, но он был одним из немногих, кто совмещал в себе идеалы «русского мира» с совершенно левой риторикой. Под его началом сражались и национал-патриоты, и коммунисты – за все время существования бригады «Призрак» я не припомню ни одного сколько бы то ни было серьезного конфликта на этой почве. Всех объединяли три принципа, изложенные Мозговым в качестве основы будущего государства, за которое он боролся: антифашизм, народовластие и антиолигархия.


Мозговой с самого начала выступал против разделения на ДНР и ЛНР, за единую Новороссию, выступал за это даже тогда, когда это перестало быть трендом, до конца поддерживал Стрелкова, считаясь его главным и единственным союзником в ЛНР. При этом он никогда не разжигал вражды против Украины, считая «Майдан» и агрессию Киева результатом олигархических «разборок». Он призывал украинских военных отстаивать те идеалы, за которые на словах боролся «Майдан» — развернуть штыки против антинародной власти в Киеве, объединиться с теми, кто с оружием в руках борется в Донбассе не за расчленение Украины, но против фашизма и власти олигархата.


Сколько бы украинская пропаганда ни твердила про «террористов», держащих в страхе население Алчевска, я собственными глазами видел, как жители города относятся к своему «батьке». К нему шли за советом, обращались за помощью, просили рассудить. И он никогда никому не отказывал. Когда Алчевск был фактически отрезан от гуманитарки, Мозговой лично организовывал доставку грузов, одна из первых в Новороссии социальных столовых была открыта бойцами «Призрака» . Когда я в первые несколько раз приезжал в Алчевск и хотел взять интервью у легендарного комбрига, я никогда не мог застать его на месте – Мозговой все время где-то находился, что-то делал, практически не отдыхал.


Да, вокруг таких «батек» всегда ходит множество нелепейших слухов. Чего стоит только ставший знаменитым на весь мир якобы запрет женщинам посещать кафе и ночные клубы. Слова комбрига, сказанные во время «народного суда» по делу об изнасиловании, вырванные из контекста разнесли на цитаты все мировые СМИ. Между тем, Мозговой всего лишь ответил на реплику по поводу того, что пострадавшая сама спровоцировала насилие над собой. Комбриг тогда в шутку сказал, мол, давайте теперь запретим женщинам шляться по кабакам. Думаю, все помнят, как это было подано в проукраинских, да и не только СМИ.


Кстати, осужденного за то резонансное изнасилование так до сих пор и не расстреляли. Это опять же вопреки украинской пропаганде о беспрецедентной жестокости «террористов», так однажды мы сидели в пресс-службе «Призрака и долго смеялись над сообщениями украинской прессы о том, что в Алчевске начали расстреливать за гомосексуализм. Разумеется, никого за гомосексуализм не расстреляли и даже не оштрафовали. Как не расстреляли никого за повторное нарушение «приказа номер пять», запрещающего военнослужащим употреблять алкоголь и наркотики. Во всяком случае, в Алчевске, в отличие от остальной ЛНР, человеку в форме алкоголь просто не продадут. И это тоже «визитная карточка» Мозгового.


Бойцы не просто уважали своего командира. В него верили, а это такое редкое явление в наши дни. Очень многих мотивировала именно эта вера.


«Потом в Москве мы встретились с Алексеем Борисовичем и его людьми, и это дало мне импульс вернуться на Донбасс. Я снова поверил, что сопротивление имеет не только форму, но и содержание»,- скал мне весной в своем интервью мой товарищ политрук бригады Женя Валленберг. Многие мои друзья–ополченцы специально ехали в Алчевск, чтобы попасть в «Призрак». В бригаду ехали добровольцы со всего мира: сербы, испанцы, итальянцы, французы, были даже аргентинцы и бразильцы


Возвращаясь к взаимоотношению «Призрака» и населения Алчевска, хочется снова вспомнить «народные суды» — это чрезвычайно сильный ход, и они показали, какую поддержку имеет Мозговой в городе. Но, как я уже говорил, приговор в исполнении не приведен до тех пор, пока не заработает судебная система ЛНР. Комбриг никогда не шел на открытый конфликт с Луганском, считая, что это ослабляет государство и играет на руку врагам. Но и принципами своими он не поступался. Когда в начале мая ему в ультимативной форме рекомендовали отказаться от проведения антифашистского форума и военного парада в Алчевске, он сказал: «Как теперь смотреть в глаза сотне людей, которые приехали к нам, в надежде, что они едут на островок правды и справедливости?».


Этот парад. Теперь он навсегда останется на моей памяти. Почти весь город вышедший на улицы, несмотря на проливной дождь, Мозговой, отдающий честь бойцам «Призрака», вышагивающим по площади Ленина, участникам антифашистского форума. Мозговой с цветами. Мозговой в окружении детей.


А после парада Мозговой и его бойцы сделали подарок детям – установили детскую площадку в центре города в парковой зоне, где часто гуляют родители с детьми. Я вновь и вновь пересматриваю фото. Вот легендарный комбриг улыбается в камеру с молотком в руке. А вот его охранник «Холмс» и водитель «Песня» с другими ополченцами несут деревянный детский домик. Тоже улыбаются. До сих пор не могу поверить, что их всех больше нет. Анна Самелюк, глава пресс-службы «Призрака». Она тоже была в той машине. С ней мне не раз доводилось общаться, так сказать, по долгу службы.


Я вспоминаю главу из «Книги мертвых» Эдуарда Лимонова про его первую и единственную встречу с легендарным комбатом Костенко. Про его спонтанное импровизированное интервью с ним. Я, наверное, хотел бы сделать такое же с Мозговым, ибо ужасно не люблю формальные беседы по заранее написанному сценарию. Не успел. Думал, куда торопиться? Дождусь более удобного случая. Но это война. Здесь всегда нужно торопиться, ибо убить могут в любой день. Я знал, что рано или поздно это случится – Мозговой был костью в голе у многих и в Луганске, и в Москве, в Киеве же его просто ненавидели и боялись. У Лимонова осталась одна фотография с Костенко. Вот и у меня с Мозговым – одна. Смотрю на нее и до сих пор не верю, что вот всего две недели назад ты разговаривал с человеком, а теперь его нет.


«Я — ЧЕЛОВЕК, СО МНОЙ НАРОД! И пускай это будет девизом тех, кто за свободное, социальное гражданское общество! Рано или поздно должно произойти НАРОДНОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ!», — написал Мозговой свое мнение по поводу запрета форума и парада в Алчевске. И народ был с ним. Именно этот слоган скандировала толпа на траурном митинге в воскресенье. Еще помню, как в самом начале всех событий отряд Мозгового, не сумев договориться с соратниками в занятой Луганской СБУ, покидал город. Как народ приветствовал нового лидера, стоящего на баррикаде, наверное, он сам тогда еще не в полной мере осознавал, какой путь он выбрал, и что с него уже не свернуть. «Я уйду отсюда, здесь нечего делать», — сказал он и ушел партизанить. С небольшим плохо вооруженным отрядом. Против целой армии.


«Не надо его жалеть, жалеют слабых — его надо уважать, уважают сильных», — написал командир Добровольного Коммунистического отряда (да, бригада «Призрак» остается единственным подразделением Новоросси, где есть комотряд) Петр Бирюков («Аркадич»). По словам соратников погибшего, лучшей памятью о нем будет знамя «Призрака» развивающееся в Лисичанске, Харькове и во Львове. Тут, наверное, и добавить нечего. Я благодарен судьбе за то, что она на совсем короткий миг свела меня с этим человеком, сделала меня свидетелем истории, которую творят такие люди, как Мозговой.



Дмитрий Родионов


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...