Загрузка...

Медиаимперии

24.05.2013 10:42

Часть первая: от заката СССР до путинского рассвета.


медиаимперия


РАССТРЕЛ ПО СОБСТВЕННОМУ ЖЕЛАНИЮ
Нынешний статус российских СМИ как приживалок при влиятельных «папиках», подобно многим другим чертам современной России, обусловлен драматичными событиями конца 80-х — начала 90-х годов XX века. Без краткого анализа, что же тогда случилось с отечественными масс-медиа, мы не поймем теперешнего их состояния. 
На излете СССР отечественная пресса являла собой удивительный феномен. При невероятной популярности в жаждущем перемен советском народе (тираж «Аргументов и фактов» составлял в 1990 году немыслимые 33 миллиона экземпляров!) именно СМИ являлись той кувалдой, которой власть долбила по скрепам собственного государства: от его «устаревших» идеалов до его «преступной» истории. 
Влиятельные медиа — взять хоть журнал «Огонек», хоть газету «Московские новости», хоть телепередачу «Взгляд» — получали своих главредов прямо из рук «архитектора перестройки» члена Политбюро Александра Яковлева и при этом, не стесняясь обидеть благодетелей, вдохновенно шарахали из всех орудий по партии и стране. Это называлось «гласностью»; именно тогда в «освободительные» СМИ был заложен тот разрушительный пыл, который не иссяк и сегодня. 
Взамен власть платила своим обвинителям нежной любовью. В перестроечном СССР редакции изданий получили полную независимость от учредивших их когда-то организаций. Одновременно была объявлена тотальная свобода слова. Страх прослыть ретроградом среди чиновников был так велик, что стоило изданию возопить: «Цензура возвращается! Реакция поднимает голову!» — и оно тут же избавлялось от любого вмешательства со стороны. 
В конце концов, СССР рухнул — а вместе с ним полетело в тартарары и благосостояние подавляющего числа граждан. И произошла новая удивительная вещь. Люди перестали выписывать прессу. Во-первых, пропали деньги: хлеба было бы на что купить, какие уж тут газеты. Во-вторых, пропало желание читать «бумагомарателей», которые пять лет перед этим обещали народу златые горы, чуть только «империя зла» падёт. 

ПРОДАЛИСЬ ПО ЛЮБВИ
С новыми экономическими реалиями, к удивлению иных борзописцев, пришлось иметь дело не только народу, но и самому журналистскому цеху. Помимо резкого падения тиражей и кончины института подписки, редакции столкнулись с диким ростом цен на бумагу, аренду помещений, транспортные нужды и тому подобную «прозу жизни». Спустя какой-то год после своего «золотого века» российские СМИ оказались буквально на грани выживания.
Вот тут-то на авансцену и выпрыгнул «юный российский бизнес» — нарождающаяся олигархия. Предложив «счастливчикам» из числа СМИ свои услуги, внезапно обогатившиеся «новые хозяева жизни» преследовали сугубо практические интересы. Дело в том, что и они сами, и их делишки были настолько непопулярны в народе, что им совершенно нельзя было обойтись без грамотно поставленного пиара. Населению требовалось разъяснить, что всё происходящее в стране совершается ради коллективной пользы и с общего согласия. Кто же мог с этим справиться лучше, нежели «уникальные творческие коллективы» с либеральных телеканалов и газет? 
Основу нарождающихся информхолдингов составили телеканалы. Сравнительно быстро насыщенные рекламой, они могли быстрее отбить затраты новых хозяев. Но что гораздо важнее: в сравнении с другими медиа, «зомбоящик» в 90-е годы всё еще оставался тем притягательным источником информации, которому народ вполне доверял. Нашпигованное новыми технологиями ТВ, как впоследствии интернет, создавало наркотический эффект для ошарашенного населения и еще долгое время являлось «волшебным ящиком», возле которого так приятно было скоротать вечер после паршивого дня. 
Конечно, СМИ могли бы и не продаваться толстосумам, попытавшись выжить самостоятельно. Но к чему подобные подвиги, если либеральная пресса полностью разделяла идеологические установки своих новых хозяев? Что касается тогдашней власти, то и здесь обнаружилось понимание происходящего процесса: не за Зюганова же собирались агитировать прикормленные олигархами медиа. Государственную же прессу власть почти всю распустила — в полном соответствии с господствовавшей тогда установкой «Как можно меньше государства!»
Так в России появились первые частные медиаимперии. Среди них выделялись два наиболее сильных игрока — информструктуры «ЛогоВАЗа» Бориса Березовского и холдинг «Медиа-Мост» Владимира Гусинского. На их фоне другие «участники рынка» — группа СМИ Юрия Лужкова и АФК «Система», подчиненная потанинскому «Интерросу» группа «ПрофМедиа» и структура Газпром-медиа — выглядели более скромно, но также демонстрировали общую тенденцию развития отечественной прессы. 

«ГУСЬ» «БЕРЕЗЕ» НЕ ТОВАРИЩ?
Нередко враждовавшие между собой, с разной стилистикой и принципами работы, все эти медиаимперии были объединены главным свойством. Через собственные СМИ крупный олигархический бизнес, в широком смысле слова, правил страной. Пропагандистские орудия этих медиаимперий были направлены сразу на два объекта воздействия — власть и население. 
В первом случае пресса позволяла ее хозяевам уверенно чувствовать себя в большой политике. Во втором случае пресса осуществляла многоэшелонированное «пиар-сопровождение» деятельности и устремлений своих хозяев — как это происходило, например, на протяжении всего второго срока президентства глубоко больного Ельцина, протекавшего под знаменами залоговых аукционов и экономического дефолта. То было время, когда полностью сформировались главные принципы нынешней либеральной журналистики: «Пропаганда вместо правды» и «Большие деньги всегда побеждают».
Чисто внешне медиаимперии Березовского (основные активы: телеканалы ОРТ и ТВ-6, печатные издания «Независимая газета», «Новые известия» и «Огонек», радиостанция «Наше радио») и Гусинского (основные активы: телеканалы НТВ и ТНТ, газета «Сегодня», журналы «Итоги» и «7 дней», радиостанция «Эхо Москвы») были словно созданы для взаимной вражды. Обладая примерно равными информационными потенциалами, их владельцы, как считалось, исповедовали принципиально разные подходы к своим СМИ. Да и вообще вели себя как пауки в банке, стремящиеся пожрать друг друга. 
Утверждалось, что для Березовского его разрозненные информационные активы, как и бизнес в целом, являлись всего лишь средством для политического выживания и продвижения на самый верх «семейной» иерархии. Гусинский же, якобы, наоборот, ставил во главу угла достижение прибыли своей сконцентрированной в едином холдинге медиаимперии и рассматривал любые политические многоходовки лишь с точки зрения бизнес-интересов «Медиа-Моста». 
Говорилось даже, что, в пику Березовскому, «лояльному» Семье, Гусинский сознательно разыгрывал карту «оппозиционности режиму», что также могло быть весьма прибыльным. Например, однозначную поддержку «ичкерийских повстанцев» в Первую Чеченскую войну со стороны НТВ некоторые аналитики прозаически объясняли большими объемами проплат от Масхадова и Басаева, проходившими через «Мост-банк». 
Впрочем, через тот же банк долгие годы проходили миллиарды вполне государственных денег, а телеканал НТВ использовал для вещания государственный спутник, да еще по льготным расценкам, — так что ни о какой реальной оппозиционности империи «Гуся» всерьез говорить не приходилось. 

СТРАШНО ДАЛЕКИЕ ОТ НАРОДА
И всё же главным было то, что у «провластной» империи Березовского, «оппозиционного» холдинга Гусинского и любой из прочих медиагрупп, вроде потанинских СМИ или регионалистской структуры московского мэра Лужкова, на всем протяжении 90-х годов попросту не было сущностных причин для вражды. Все они составляли вполне однородную среду правящего класса, представлявшего собой смычку власти и капитала, — то есть того, что и называется емким словом «олигархия». 
Общенациональные интересы не учитывались, государство приходило в запустение, власть была поделена между «Семибанкирщиной» и региональными баронами. Какой канал ни включи, всюду можно было встретить один лишь «оскал радикал-либерализма». «Березовская» программа «Время» ничуть не хуже «гусинской» программы «Итоги» занималась тем, что в народе уже тогда прозвали «чернухой». 
Против народа в 90-е годы прошлого столетия были применены те же методики подавления воли и деструкции сознания, какие обычно рекомендуются к использованию на вражеской территории для окончательного усмирения порабощенного населения. Ну а «свободная пресса», в 90-е годы полностью легшая под «владельцев заводов, газет, пароходов», удивительно легко позволила им ловить рыбку в мутной воде.
Казалось, так будет продолжаться бесконечно — пока на небосклоне российской политики не появился Владимир Путин…
Продолжение следует.


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...