Загрузка...

Перформанс товарища Жданова

31.05.2013 11:53

жданов


Его нашумевший доклад против Зощенко и Ахматовой, от которого до сих пор рыдают либералы, был написан для отвода глаз. Символом сталинских репрессий против творческой интеллигенции традиционно считается статья секретаря ЦК ВКП(б) Андрея Жданова о журналах «3везда» и «Ленинград», напечатанная 21 сентября 1946 года. Однако по иронии судьбы, из всех критических публикаций высших партийных чиновников, именно она оказалась едва ли не самой безобидной. Ни одного из обличённых в ней литераторов не посадили и не расстреляли.
Первый год после окончания Великой Отечественной войны Советский Союз встретил не только восстановлением разрушенного хозяйства, но и обострением подковёрной борьбы в окружении Сталина. Позиции старейших соратников вождя — заместителя председателя совета министров СССР Климента Ворошилова, министра иностранных дел Вячеслава Молотова, министра промышленности Лазаря Кагановича и министра внешней торговли Анастаса Микояна слабеют, и на первый план выходит противостояние двух группировок. Тактическому союзу ставшего начальником кадрового управления ЦК Георгия Маленкова и получившего после войны маршальское звание бывшего наркома внутренних дел Лаврентия Берии противостояли «ленинградцы» во главе с председателем Верховного Совета РСФСР Андреем Ждановым и его преемником на посту 1-го секретаря Ленинградского горкома ВКП (б) Алексеем Кузнецовым.
Позиции Маленкова существенно пошатнулись в результате так называемого «дела авиаторов». Нарком авиационной промышленности Алексей Шахурин и командующий военно-воздушными силами Александр Новиков были признаны виновными (во многом справедливо) в массовом выпуске низкокачественных самолётов, многочисленных авариях и катастрофах, а также в отставании СССР в реактивной авиации. Они получили, соответственно, 7 и 5 лет лишения свободы. Сели и многие другие функционеры авиапрома, а курировавший его Маленков, хотя и остался членом Политбюро, лишился должности начальника управления кадров ЦК.
Ослабление Маленкова автоматически приводило к усилению позиций «ленинградцев», сплочённая команда которых постепенно занимала всё новые и новые места в партийно-государственной иерархии. Георгию Максимилиановичу требовалось срочно атаковать конкурентов. Атака последовала на культурном фронте.
Анализируя ситуацию, автор выходящей в серии «Жизнь замечательных людей» биографии Жданова Алексей Волынец отмечает, что Сталин после войны ожидал расцвета советской литературы и кинематографа, а не увидев такового, решил заняться вопросом вплотную и выразил особое неудовольствие ситуацией в ленинградских литературных журналах «Звезда» и «Ленинград». Совершенно неожиданно вождя разозлил безобидный рассказ Михаила Зощенко «Приключения обезьяны» — о мартышке, сбежавшей из зоопарка, после того как её клетка была опрокинута взрывом немецкой бомбы. В особую ярость вождя привела обезьянья мысль «В клетке спокойнее дышится»; хотя на это соображение мартышку натолкнули, прежде всего, вражеская бомба и погнавшаяся за ней собака, рассказ сочли клеветой на советских людей.
Параллельно Сталин получил информацию, что, хотя Зощенко и поэтесса Анна Ахматова во время войны никак не отражали её в своём творчестве, сейчас при попустительстве ленинградской парторганизации они являются едва ли не ведущими литераторами города на Неве, а Зощенко решением бюро ленинградского горкома даже утверждён в составе редколлегии «Ленинграда». Очевидно, что удар наносился по ленинградским аппаратчикам во главе с Кузнецовым и тем самым по вождю группировки — Жданову. На посвящённом ситуации в литературе и кино заседании оргбюро ЦК в Москве 9 августа 1946 года Маленков прямо атаковал «ленинградцев», строго спросив их: «Почему Зощенко утвердили?»
Обвинения были во многом несправедливы. Тот же Зощенко, в прошлом боевой офицер, участник Первой Мировой и Гражданской, в 1941 году, несмотря на слабое здоровье, пытался уйти на фронт, а когда его не пустили, писал обличающие гитлеровцев пьесы и фельетоны, входил в редколлегию сатирического журнала «Крокодил» и даже был награждён за это медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» Однако мнение у вождя уже сложилось, и Жданов не собирался рисковать своим положением ради опальных литераторов, тем более это им вряд ли помогло бы.
Кроме обличений «пошлых и клеветнических выступлений Зощенко» и «пустых и аполитичных стихотворений Ахматовой», постановление Оргбюро ЦК ВКП (б) «О журналах «Звезда» и «Ленинград»» сурово клеймило Ленинградский горком ВКП (б), который «проглядел крупнейшие ошибки журналов, устранился от руководства журналами и предоставил возможность чуждым советской литературе людям, вроде Зощенко и Ахматовой, занять руководящее положение в журналах». При этом самому Жданову предписывалось прибыть в Ленинград «для разъяснения настоящего постановления».
Как опытный аппаратчик Андрей Александрович знал, что если процесс нельзя остановить, его надо возглавить. Свое разъяснение он превратил в настоящий перформанс с киданием на пол обличаемых книг и подробной лекцией о зловредной сущности авторов. При этом Жданов продемонстрировал изрядную эрудицию. В его докладе цитировались критики Зощенко и Ахматовой 20-х годов и звучали раскавыченные цитаты авторов XIX столетия. Ряд современных литературоведов либеральных взглядов признает, что на фоне традиционных занудных партийных обличений у Андрея Александровича получился тогда настоящий шедевр.
Точно так же счёл и Сталин, распорядившийся 21 сентября напечатать ждановский доклад в «Правде», а затем издать его отдельной брошюрой. Было решено, что для Зощенко и Ахматовой столь досконального разноса хватит, и они отделались исключением из Союза писателей, в котором впоследствии были восстановлены — Анна Андреевна ещё до смерти Сталина в 1951 году, Михаил Михайлович только в 1953-м.


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...