Загрузка...

Подземный угар

18.06.2013 15:23

Массовые издания подпустили немало информационного «дыма» к освещению недавнего пожара в московском метро.
Дым в метро


НАГРУЗКИ ПОСТОЯННО РАСТУТ
Причиной задымления в московском метро утром 5 июня стало короткое замыкание силового кабеля. Произошло это на самом старом участке метро, построенном в 1935 году, в центре Сокольнической линии, между станциями «Библиотека имени Ленина» и «Охотный Ряд». Эксперты Мосметростроя поведали журналистам, что закоротил именно тот кабель, который было предписано заменить ещё лет десять назад. Отдельные кабели в этом районе метро эксплуатируются 60 и более лет и давно выработали свой срок – об этом неоднократно рапортовали руководители инженерных и технических служб метрополитена. Но объёмы замены всегда отставали от времени. При этом токовые нагрузки в метро постоянно растут. 
Чем выше огнестойкость и меньше ядовитых веществ выделяется при горении – тем дороже кабель. У нас же любой тендер отдаёт предпочтение самой дешёвой продукции – таковы негласные установки всех бюджетных организаций. Работники метро признаются, что случаи возгорания проводки происходят регулярно. 
Рядовое ЧП? Как бы не так! Стараниями наиболее «оторванных» СМИ задымление в тоннеле превратилось в «адский ад» и катаклизм уровня апокалипсиса, старательно приправленное воплями «Как страшно жить!» и «Мы все умрём!».
Не найдя повода для истерики в последствиях ЧП (все службы сработали четко, никто не умер), наиболее «независимые» СМИ принялись строить трагические предположения: «А что было бы, если бы кабель загорелся еще в двух-трех местах?!» и приходили к неутешительным выводам: «Москва была бы парализована! Транспортная система устарела! Альтернативы метрополитену в транспортной сети мегаполиса не предусмотрено!» («Новая политика», «Московский комсомолец» и др.).
Москва и без всяких ЧП давно стоит. В удушающих город пробках, где наряду с частными авто стоит и общественный транспорт. Не помогают ни новые дороги и развязки, ни выделенные полосы, ни ужесточение правил стоянки. Паралич миграционной политики породил хронический транспортный коллапс, который обостряется то тут, то там по случаю снега, дождя, Нового года, 8 марта и т. д. И хотя об этом на официальном уровне стараются не говорить, но транспортная инфраструктура Москвы и не должна выдерживать такой пассажиропоток. Она вообще нам делает большое одолжение, что ещё как-то позволяет передвигаться такой массе народа. Пытаясь решить проблему непролазных пробок на московских дорогах, городские власти последовательно агитируют автомобилистов больше пользоваться общественным транспортом. Но реальной альтернативой автомобилю может быть только метро – менять личный автомобиль на автобус или маршрутку, которые с тем же успехом будут стоять в пробках, никто не станет. 
А случалось ли вам ехать в метро в час пик? Ну конечно случалось! Ежедневно услугами московской «подземки» пользуются более семи миллионов человек. И без всяких ЧП вы можете 15 минут подниматься на платформу метро «Выхино» или «Речной вокзал» с улицы и ещё столько же ожидать своей очереди, чтобы войти в вагон. А переходы между станциями в центре! Без всяких ЧП вы можете провести в давке при переходе с «Боровицкой» на «Библиотеку им. Ленина» полчаса. И это при исправно работающих эскалаторах и поездах, идущих с минимальным интервалом. Коммуникации, конечно, устаревают, но только ли в этом дело?
5 июня дало повод СМИ энергично муссировать вопрос устаревшей инфраструктуры, который в принципе не решаем без регулирования численности населения Москвы, а это всецело упирается в вопрос трудоустройства и достойного заработка в регионах. Большая часть приезжих терпят немалые лишения, чтобы работать в столице, только потому, что в любом регионе нашей страны устроиться на работу в несколько раз труднее, чем в Москве или Санкт-Петербурге. Но это – сложнейшая системная проблема. Поэтому, если зрить в корень, то и начальник службы электроснабжения, и начальник метрополитена, и даже мэр Москвы являются такими же заложниками этой «системной ошибки», как и пассажиры. 
Но проще, конечно, состряпать статейку «про пожар» с провокационным заголовком и на том «закрыть тему». Тем более что любое ЧП такого рода можно использовать и в политических целях.

ИНФОРМАЦИОННЫЙ ДЫМ
Описывать происшествие с задымлением в метро взялись с пылу-жару такие газеты как «Комсомольская правда», «Новая газета», «Московские новости», «Московский комсомолец» и некоторые другие СМИ. Их тексты, правда, мало что проясняли в случившемся, зато добавляли, что называется, «огоньку». Не отставали от прессы и «общественники». Так, руководитель общественного проекта обеспечения безопасности дорожного движения Константин Крохмаль в эфире радио «Вести ФМ» восклицал в день ЧП: «Граждане наши остаются один на один с технической катастрофой, абсолютно один на один! Возникает паника, информации никакой нет!»
«К тому, как столичных жителей информировали о произошедшем, – претензий хоть отбавляй» – заявляла «Новая газета». Правда, при этом отмечала, что на отдаленных станциях Сокольнической линии всё-таки звучало предупреждение, что поезда следуют только до пересечения с Кольцевой. Критикуя смс-рассылку от МЧС, некоторые журналисты не забыли провести параллель с прошлогодним наводнением в Крымске: «Как показал опрос “Новой», такое сообщение получили меньше 10 процентов наших читателей. Но лишь редким счастливчикам оно пришло вовремя, большинству – только во второй половине дня. МЧС, безусловно, совершенствует систему оповещения. Если помните, жителям Крымска сообщения пришли спустя сутки после начала наводнения». 
Но даже «Новая», приводя комментарии участников ЧП, вынуждена была признать, что эвакуация потерпевших производилась организовано и слаженно.
Как это уже стало традицией в случае ЧП, публиковалось огромное количество бесполезной информации. Очень много реплик очевидцев («МК», «Новая», «КП») с их впечатлениями, ощущениями, подозрениями и предположениями, цитат сообщений в твиттере, ценных лишь тем, что их авторы побывал «там», но не несущих никаких информационной нагрузки. Непонятна и тяга к почти поминутной хронологии происшествий: кто какой анекдот рассказал в ожидании помощи, в какую сторону чихнул, и т.д. Читать эти полотна текста можно лишь для развлечения от нечего делать. Экстренная же информация должна быть лаконичной, оперативной, с предельной концентрацией смысла. Так что к дыму от горящего силового кабеля наши уважаемые коллеги добавили изрядную порцию дыма информационного. Не вследствие ли дефицита официальной информации? 
Впрочем официоза действительно не так уж и много. Основным ньюсмейкером выступило МЧС, это со ссылкой на него распространялась большая часть той информации о возгорании, которую мы знаем. Его же представители не забыли сразу сообщить, что министерство с начала года вынесло Метрополитену предупреждения о необходимости устранения около сотни нарушений. 
А вот пресс-служба метрополитена с момента ЧП практически не работала вовне. Она разослала по базе СМИ официальнее сообщение о режиме работы метро после возгорания и о порядке компенсации вреда пострадавшим, выложила все это на свой сайт. На звонки журналистов в пресс-службе отвечали, но ничего не комментировали и переадресовывали к заместителю начальника пресс-службы Павлу Сухарникову, телефон которого хронически не отвечал. Зато на следующий день после ЧП в «МК» вышла статья о новых системах климат-контроля, которыми метрополитен собирается снабдить свои вагоны (видимо, для большего комфорта при проезде через пожар). 
На оперативном совещании в правительстве Москвы начальник метрополитена Иван Беседин сообщил, что виновный в происшедшем найден – это глава службы электроснабжения, он снят с должности. Через присутствовавших на совещании журналистов информация попала в СМИ – везде одна и та же, без подробностей. На этом коммуникация метрополитена с общественностью была исчерпана. 
Всё остальное было отдано на откуп всевозможным экспертам, в том числе председателю независимого профсоюза метрополитена Светлане Разиной, которая успешно воспользовалась ситуацией, чтобы поговорить о целом комплексе проблем работы метро, которые при любых других обстоятельствах не заинтересовали бы прессу. А зря, ведь только независимые профсоюзы могут как есть рассказать о болевых точках той или иной отрасли, которые в скором будущем могут привести к ЧП. Зато после случившегося Разину процитировало несколько федеральных СМИ – «Московские новости», «КП», «Русская служба новостей». К техногенной версии происшедшего Разина добавила версию организационную и кадровую, о которой в официальных пресс-релизах никто не напишет: «ЧП с возгоранием произошло в том числе из-за того, что в метро сейчас недостаточно специалистов и обязанности часто возлагаются на рядовых сотрудников, – рассказала Разина газете ”Московские новости». – Сейчас абсолютно во всех службах Московского метрополитена не хватает людей, и на работников навешивают массу дополнительных обязанностей, за которые им никто не доплачивает» 
Справедливости ради, в информационном дыму попадались и журналистские находки: «Московский комсомолец» привел воспоминания бывшего сотрудника московского управления пожарной охраны Андрея Егорова о пожаре в московской подземке в 1974 году. Тогда пожар возник из-за нарушений техники безопасности при сварочных работах. Закончил свой рассказ Егоров словами: «Едва успели потушить огонь, приехал 1-й секретарь горкома партии Гришин. Распорядился за один день всё на станции привести в порядок. И строго предупредил нас: никаких контактов с газетчиками». Может, так и правильнее?


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...