Загрузка...

Три цвета ГКЧП

19.08.2013 11:46

Мифология «августовского путча» 1991 года


августовский путч


«Величайшая геополитическая катастрофа ХХ века», как назвал крах Советского Союза действующий президент РФ Владимир Путин, неразрывно связана с феноменом ГКЧП (Государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР). Эти «три дня в августе», сразу же названные – в том числе писателем Александром Солженицыным – «Преображенской революцией» (19 августа, когда было объявлено о создании ГКЧП, Русская Православная церковь отмечает как праздник Преображения Господня), сыграли ключевую роль в последующем социально-политическом преображении не только нашей страны, но и всего мира.


За прошедшие 22 года отношение к участникам и противникам ГКЧП в «зеркале» российских масс-медиа и общественного мнения не раз менялось – и потому, что поток времени вынес на поверхность множество самых разных, в том числе ранее неизвестных, фактов; и потому, что дальнейшие события в их взаимосвязи позволили с растущей достоверностью реконструировать предыдущую «траекторию движения», которая, по большому счёту, была и до сих пор остаётся невидимой. В результате можно выделить три главные мифологемы, три разных «цвета» ГКЧП.


ЦВЕТ БЕЛЫЙ. «СОВКОВЫЕ МАРАЗМАТИКИ».


После кратковременного шока, вызванного заявлением ГКЧП, танками на столичных улицах и «Лебединым озером» по ТВ, «демократически» настроенные москвичи, в мыслях уже сушившие сухари и готовые закричать «ура!» куда прикажут, получили возможность убедиться, что не так страшен путч, как его малюют: Ельцина, как и прочих представителей «российской» власти, не арестовали, и тот с танка у Белого дома объявил происходящее государственным переворотом. А телевизионная пресс-конференция с трясущимся Янаевым, который уверял, что Горбачёв «заслуживает всяческого уважения» и называл его «своим другом», вообще расставила все точки над i.


Всем стало понятно, что ГКЧП – это не власть. Замах-то сделали, как говорится, на рубль, а вот удар…


Удара не было ни на копейку. Страшный на вид тоталитарный медведь на поверку оказался дрессированным мишкой без когтей и клыков – идеальной мишенью для издевательств и насмешек.

Председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов впоследствии всерьёз утверждал: «Это была плохо организованная попытка людей поехать к руководителю страны и договориться с ним о том, что нельзя подписывать договор, который разрушает Союз, и что он должен вмешаться».


Сопоставим это высказывание с известной цитатой из Обращения ГКЧП: «Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР полностью отдаёт себе отчёт в глубине поразившего нашу страну кризиса, он принимает на себя ответственность за судьбу Родины и преисполнен решимости принять самые серьёзные меры по скорейшему выводу государства и общества из кризиса».

Получается, «ответственность за судьбу Родины» и «самые серьёзные меры по скорейшему выводу государства и общества из кризиса» в конечном итоге сводились к тому, чтобы «поехать и договориться» с Горбачёвым? Или в ГКЧП правая рука не знала, что делает левая?


Немудрено, что такой публично проявленный большой группой руководителей СССР и КПСС политический маразм был воспринят подавляющим большинством населения страны как свидетельство полной недееспособности прежней системы власти. Включая самого Горбачёва, которого к тому времени ненавидели и презирали все: и «правые», и «левые», и националисты, и коммунисты, не говоря уже о «демократах». К тому же, складывалось впечатление, что советское государство было доведено своим руководством до критической несостоятельности в экономической и финансовой сферах, и тем самым коммунистический режим был полностью дискредитирован в глазах населения страны.


Неудавшихся путчистов посадили в тюрьму, завели против них уголовные дела с обвинением в государственном перевороте, но до суда дело так и не довели – уже 26 декабря 1991 года Советский Союз прекратил своё существование, и сделали это вовсе не «гэкачеписты», а именно те, кто несколько месяцев назад праздновал победу над ними.


ЦВЕТ КРАСНЫЙ. «ПОСЛЕДНИЕ СОЛДАТЫ ИМПЕРИИ».


По мере того, как в России укреплялась новая власть, ввергнувшая подавляющее большинство наших соотечественников в нищету, голод и болезни, а вокруг правили бал Его Величество Доллар и Его Величество Криминал, – отношение к участникам ГКЧП понемногу стало меняться. После расстрела в октябре 1993 года высшего органа законодательной власти – Верховного Совета России и его защитников, записанных ельцинистами в «красно-коричневые», маятник общественного мнения медленно, но верно пошёл в другую сторону.


Уже в мае 1994 года все обвиняемые по «делу ГКЧП» были амнистированы без вынесения приговора, а генерал армии Валентин Варенников, добровольно пошедший на судебный процесс, в августе 1994 года оказался оправдан за отсутствием состава преступления.


На фоне разгула «приватизации» и прочих прелестей «рыночной демократии» те, кто в августе 1991 года выступили против Горбачёва и Ельцина, стали выглядеть воистину «последними солдатами империи», Советского Союза, которые пытались защитить его завоевания от ненасытной орды «новых русских» и их зарубежных «консультантов». Вначале даже казалось, что теперь эти люди, умудрённые опытом былых побед и поражений, уверенные в правоте своего дела, должны вернуться в политику, стать вождями нового этапа борьбы против превращения своей страны в бесправную сырьевую колонию и свалку отходов для всего «цивилизованного мира», за восстановление единого государства, построенного на принципах социального прогресса и социальной справедливости.


Но – ничего подобного не произошло.


Олег Дмитриевич Бакланов, Герой Социалистического Труда и секретарь ЦК КПСС, вернулся в сферу «общего машиностроения».


Владимир Александрович Крючков, председатель КГБ СССР и бывший помощник Ю. В. Андропова, пошёл работать в АФК «Система», а впоследствии был советником главы ФСБ России В. В. Путина.

Валентин Сергеевич Павлов, премьер-министр СССР, направил свои стопы в банковский бизнес (как и его предшественник Николай Иванович Рыжков).


Василий Александрович Стародубцев, ещё один Герой Соцтруда, председатель Крестьянского союза СССР, побыл не только членом ЦК КПРФ, но и губернатором Тульской области.


Александр Иванович Тизяков, президент Ассоциации государственных предприятий и объектов промышленности, строительства, транспорта и связи СССР, вообще непонятно как и зачем оказавшийся среди членов ГКЧП, ушёл в бизнес средней руки.


Дмитрий Тимофеевич Язов, министр обороны и Маршал Советского Союза, работал в системе Министерства обороны РФ.


Геннадий Иванович Янаев, так и не состоявшийся «сменщик» Горбачёва на посту президента СССР, занялся делами инвалидов и ветеранов.


Что касается председателя Комитета партийного контроля при ЦК КПСС Бориса Карловича Пуго, погибшего 22 августа 1991 года (официальная версия – самоубийство), то он, видимо, как и управляющий делами ЦК КПСС Николай Ефимович Кручина (погиб 26 августа, официальная версия – самоубийство, «выбросился с балкона своей квартиры»), «слишком много знал». Да и предшественник Кручины на этом ответственном посту, Георгий Сергеевич Павлов, тоже, по странному совпадению, на 82-м году жизни «выпал с балкона собственной квартиры» и погиб… Правда, случилось это чуть позже, 26 октября всё того же 1991 года.


То есть, помимо эпизода с ГКЧП, его участники не то что ни разу нигде не проявляли никакого «героизма», но даже не стремились ни к каким идейным или даже политическим целям. Что, разумеется, с образом «последних солдат империи» радикально красного цвета никак не вязалось.


ЦВЕТ СИНИЙ. «ПЕШКИ В ЧУЖОЙ ИГРЕ».


Версия о том, что при помощи ГКЧП против Советского Союза в августе 1991 года действительно был организован и осуществлён заговор с государственным переворотом, причём все «гэкачеписты», независимо от их личных внутренних побуждений и намерений, были всего лишь специально подобранными и полностью «вписанными» в сценарий этого заговора исполнителями, преобладает в российском общественном сознании сегодня. Причём роль «игрока», который расчётливо двигал этими фигурами, словно пешками, отводится то Крючкову, то Лукьянову, то каким-то иным, уже закулисным и даже зарубежным, силам. В рамках этой версии «дело ГКЧП» представляется кооперативной акцией иностранных и советских спецслужб, ставших едва ли не «глобальным орденом плаща и кинжала». Суть акции состояла в краткой дестабилизации «конституционного поля» страны, при которой власть была бы «транслирована» из одного центра силы, от Горбачёва, в другой центр – в руки Ельцина. А корни заговора: через Андропова, Суслова, Хрущёва и Куусинена – уводятся в период конца 20-х—начала 30-х годов прошлого века, когда внутри советской верхушки во всю мощь запылал конфликт между Сталиным и «троцкистами».


Конечно, подобного рода конспирология выглядит в высшей степени остро и привлекательно, но, опять же, события последнего времени, когда Российская Федерация, не имея даже половины былой мощи и влияния Советского Союза, вполне ощутимо проявляет свою самостоятельность и геополитическую субъектность на мировой арене, поневоле вызывают вопрос: неужели и сегодня политика российского руководства определяется незримыми «гроссмейстерами», по какой-то причине сменившими вектор своих интересов, или же они просто утратили контроль над происходящим в Кремле и его окрестностях?


Похоже, внятный ответ на этот и многие другие вопросы мы получим нескоро, а нашему отношению к событиям августа 1991 года придётся претерпеть ещё немало изменений.


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...