Загрузка...

Закат Европы — гибель среднего класса не за горами.

15.10.2013 16:24

zakat_evropi


Король Нидерландов объявил о завершении эпохи «государства всеобщего благосостояния», тем самым провозгласив скорую гибель европейского среднего класса.

КОНЕЦ ВЕСЁЛОЙ СКАЗКИ

Великая западная эпоха благоденствующего среднего класса подходит к концу – на это намекнул миру самый молодой и, пожалуй, самый бутафорский монарх Европы. В середине сентября король Нидерландов Виллем-Александр выступил с заявлением, в котором содержались следующие слова: «Социального государства ХХ века больше не существует». 


Так спокойно, буднично было объявлено о завершении целого проекта, на строительство которого Западом было потрачено не одно десятилетие. В красивой сказке об обществе всеобщего процветания и благоденствия, средоточием которого являлся выпестованный средний класс, поставлена жирная точка. И теперь Нидерландам – как родине современного капитализма и «передовику» западных общественных экспериментов – предстоит переход к «обществу активного участия», в котором люди должны будут взять ответственность за собственное будущее в свои не такие уж и мозолистые ручки. 


По сути дела, голландский истеблишмент первым решился открыто заявить о том, о чём давно уже грезят иные западные элиты: в условиях глобального кризиса он умывает руки и оставляет народ один на один с его социальными проблемами. Отныне медицинское обслуживание, пенсионное обеспечение, пособия по безработице и молодёжные гарантии с мощных государственных плеч перекладываются на слабую выю рядового подданного. Общество откатывается назад – туда, где нет образования для всех желающих, где слыхом не слыхивали о заслуженном отдыхе, а о гарантированном трудоустройстве могли только мечтать. 


Впрочем, кончину нидерландского «социального государства» нельзя назвать такой уж неожиданной. Голландцев давно уже подготавливали к этому: возраст выхода на пенсию увеличен в этой стране до 67 лет, пособия по безработице, равно как и субсидии на здраво­охранение постепенно снижались. Подобные процессы происходят практически везде в Европе – в особенности в «преддефолтных» средиземноморских государствах. А кое-где – например, в Греции – с государственными обязательствами в отношении собственных граждан покончено ещё пару лет назад. Так что многие в Европе догадывались, к чему всё идет, и речь голландского короля явилась пусть и знаковой, но формальностью.


В самом деле, давно уже всем понятно, что западный средний класс – явление временное и почти случайное. Он был заботливо выращен после войны атлантистскими элитами в противовес социалистическому обществу: чтобы собственное население не спешило устраивать у себя дома «Великий Октябрь». Главной целью была не столько забота о благосостоянии своих граждан, сколько попытка уберечь их от «марксистской заразы» и «посматривания в сторону СССР», где появлялись всё новые и новые социальные блага, демонстрировались невиданные темпы промышленного роста и научно-технического прогресса. 


Одновременно, зашкаливающе высокий, «витринный» уровень потребления западного среднего класса делал его привлекательным в глазах жителей стран соцлагеря, то есть работал наглядной пропагандой «западного образа жизни». При этом гражданам СССР и Восточной Европы незачем было знать, что западный средний класс, а вместе с ним и общекапиталистический «золотой миллиард», росли на астрономических долгах и не прекращавшейся эксплуатации Третьего мира. 


В конце концов, мавр сделал своё дело: главный раздражитель, породивший это «общество благоденствия», – Советский Союз – исчез, и модель социума с «тремя автомобилями на семью» оказалась Западу больше не нужной. И тогда отработавший своё проект западного «социального государства» решено было «сдувать»: эксплуатировать его и дальше стало чересчур накладно. 


К чему же теперь приведёт отказ Голландии от социальной поддержки нуждающихся? Что может принести простым гражданам «общество активного участия»? Неужели им придётся впредь руководствоваться «законом джунглей» и принципом «каждый сам за себя»? Ведь такими темпами недалеко и до торжества средневековой максимы «человек человеку волк» – и это в самом центре просвещённой Европы! Похоже, так и есть: в ближайшем будущем нидерландскому среднему классу придётся испытать то, что испытала Россия в начале 90-х, когда основная часть работающего населения в одночасье превратилась в бедняков, вынужденных бороться за выживание. 


В целом, завершение «государства всеобщего благосостояния» является совершенно закономерным итогом для всего Запада, от Ванкувера до Токио. Кризисные явления внутри этой формы человеческой цивилизации давно уже перестали сводиться к одному лишь банальному «долговому кризису Еврозоны», но охватывают все сферы общественной жизни – вплоть до «сатанинских» форм религиозного поклонения и «гомосексуализации» половых отношений, о чём совсем недавно говорил на Валдае Владимир Путин. В экономической плоскости кризис материализовался в форме известного высказывания О. Генри «Боливар не выдержит двоих» – кто-то один, общество или истеблишмент, оказался лишним на этом празднике жизни. И «выход» из кризиса был найден: отныне граждане остаются один на один со своими проблемами. Альтернативный вариант – «раскассирование» самого истеблишмента, с переформатированием всей многовековой финансовой системы «ростовщического капитализма» во что-то более социально ответственное, – даже не рассматривается. 


Мировые информагентства отметили, что для произнесения своей эпохальной речи голландский король прибыл в парламент в золотой карете. Сей факт прекрасно дополняет «социал-дарвинистское» обращение «игрушечного» монарха к своему народу. 

Яна Младина 

Таким представляют будущее среднего класса американские сценаристы. 

ВОСПОМИНАНИЯ О БУДУЩЕМ

В апокалиптических пророчествах Голливуда бюргер из среднего класса гибнет первым 

Давно доказано, что голливудская «фабрика грёз» формирует мировоззрение современного человека сильнее любого правительства, любого официального «министерства правды». Подобно настоящей науке, современный кинематограф исполняет ярко выраженную «прогностическую функцию»: он в доступных средствах рассказывает человеку, каким окажется мир в будущем – а заодно, как всякая этическая теория, втолковывает жующему попкорн зрителю, к какому идеалу следует стремиться и ради чего стоит жить. 


Это виртуальное будущее может быть любым на выбор, однако в последние десятилетия Голливуд буквально «повернут» на апокалиптических провозвестиях. Всё будет плохо-плохо-плохо, объясняется нам с экрана от фильма к фильму. И не просто плохо, а «плохо поделом», «плохо по закону»: вся наша жизнь в голливудском варианте грядущего предстает чередой унижений и барахтаний в грязи посреди спалённого мира, в социальном статусе не то раба, не то отброса. Немногие исключения из правил – всемогущие «господа», изображённые в современном кино в виде беззаботных людоедов, – лишь оттеняют горестную судьбу для 99% человечества. 


Примерно с середины 80-х годов в научно-фантастической кинопродукции наметилась эта линия на «безысходность». Люди в будущем живут не в красивых городах и не в мировом единении душ, как в книгах братьев Стругацких, а в лучшем случае в первобытных общинах и загаженных городах, потрёпанных Третьей мировой войной. А главное, в голливудском мире будущего человечество делится на две несводимые друг к другу касты: «пролетариев» и их «хозяев». Первые обречены на муки существования среди раблезианских форм диктатуры, вторые, подобно богам, вкушают нектар и живут на небесах различной степени удаленности от грешной Земли. 


Важно отметить, что любимого прибежища либерального демагога – среднего класса из современного общества потребления – в видении современных западных сценаристов нет вообще. Лишь чёрное и белое, лишь протухший, уничтоженный в тотальном апокалипсисе Низ и ослепительный Верх, играющий небесными красками блаженства. Никакой середины – да и откуда ей взяться в будущем, если уже сегодня западный средний класс повсеместно идет под нож. Голливуд делает этот процесс быстрым и увлекательным, да ещё и в формате три-дэ. 


Эта художественная традиция (если не вспоминать совсем уж древности, вроде платоновского «Государства») берёт начало в книге Герберта Уэллса «Машина Времени», в которой далёкое будущее поделено между «элоями» и «морлоками»: первые – это потомки элиты, вторые – «дети рабочих». Однако сюжет этот настолько универсален, что аукается сегодня практически в любом произведении научно-фантастического жанра – и, конечно, в профильной голливудской продукции. Сюжеты на заданную тему поделились примерно на две различные по применению категории: «боевики» для мальчиков и «саги о вампирах» для девочек. 


Примеров масса. Классическим можно считать культовый фильм «Джонни-Мнемоник», где банковский клерк используется наподобие флеш-карты в интересах фашиствующих корпораций. Или другой фильм, «Судья Дредд», где демократическая свобода достигла такого накала, что представитель закона имеет полное право вершить правосудие на месте, словно он из военно-полевого суда. Буквально в прошлом году вышел фильм «Голодные игры», счастливым концом в котором была победа главной героини в смертельной бойне, устраиваемой на потеху богатым. Совсем недавно человечеству были предъявлены блокбастер «Элизиум: Рай не на земле» и ремейк «Вспомнить всё». Оба фильма повествуют, фактически, об одном – люди будущего разделены на два лагеря: одни производят роботов, которые их же стерегут, другие роботами руководят. Разумеется, главные герои поднимают восстание, но любопытен итог: герои не меняют социальный строй, как это было принято в агитации столетней давности, а лишь меняют людей у власти, сохраняя устоявшуюся систему. 


Этого шварцевского тезиса об убийце дракона, который сам становится драконом, чересчур много в западном кинематографе. Впрочем, в избытке присутствует и другой поджанр фильма-катастрофы – «зомби-апокалипсис». В соответствующих фильмах элита спасается от катастрофы на межзвёздных кораблях или, в крайнем случае, просто на кораблях размером с город – а люди попроще испытывают муки перерождения в отъявленных кровожадных тварей, а в лучшем случае просто массово гибнут, не перерождаясь. Конечно, определённый тип граждан именно так и воспринимает себя: чистые белые люди в противовес грязным зомби, которых бесполезно лечить и наблюдать за которыми можно лишь из окна бронированного вездехода. Но когда это «разумное, доброе, вечное» сеет «фабрика грёз», хочется удавиться, пока и правда не приковыляли зомби. 


Фильмы для девочек сделаны, разумеется, «про любовь». Самым популярным продуктом в этой нише является сага «Сумерки» собравшая в прокате очень серьёзные для мелодрамы деньги. Тут работает «сказка о золушке», но с одной важной поправкой. Золушка всё-таки заслужила своё счастье, долгими годами обслуживая мачеху (Белоснежка обстирывала семерых гномов, Элиза ткала рубашки из крапивы и т. д.) – тогда как главная героиня «Сумерек» Белла не делает ровным счётом ничего, она просто вдруг понравилась симпатичному вампиру-ницшеанцу за то, что «такая загадочная». Современной девочке прямо говорят, что делать ничего не нужно, надо только быть красивой и хитрой, а страстный представитель «высшего общества» тебя сам заберёт в свои чертоги. 


В итоге картина для массового зрителя создаётся следующая: будущее беспощадно, но свои плюсы есть и у него. Мальчики смогут поиграться с настоящим оружием, а один из них – тот, что герой-одиночка, – даже сможет добиться «билета в первый класс», чтобы вырваться из своего убогого мира на просторы элитарной демократии. Девочки должны просто следить за собой, и тогда всё у них получится. А вот кто обречён на полное исчезновение, так это бюргер, обыватель, тоскливый представитель «среднего класса» – этих гарантированно съедают ещё в первые десять минут фильма. 

Алексей Норкин


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...