Россия делает заявку на лидерство в мировой гонке в малой атомной энергетике

Припомнив или ознакомившись с тем, что происходит в жизни Чукотки, одного из крупнейших и одного из самых стратегически важных регионов России и с тем, какие перспективы ждет Баимская медно-порфировая площадь, попробуем подробнее проанализировать информацию, которую 30 апреля опубликовал информационный портал РБК.

Если не обращать внимание на описание того, как именно выглядела конкурентная борьба НОВАТЭКа и Росатома в проекте обеспечения энергией Баимского ГОКа, то все сводится всего к нескольким цифрам.

По соглашению между правительством России и компанией KAZ Minerals, которой принадлежит лицензия на разработку месторождения Песчаное, строительство генерирующих мощностей должно быть профинансировано из государственного бюджета. Имелось предложение НОВАТЭКа – плавучая СПГ-электростанция мощностью 356 МВТ за 82 млрд рублей при стоимости электроэнергии 6,34 рубля за 1 киловатт*час, с которой согласился и KAZ Minerals.

Но решением Владимира Путина (по информации РБК) выбор был сделан в пользу предложения Росатома: четыре атомных плавучих энергоблока общей мощностью 400 МВт при тарифе 6,44 рубля за киловатт*час, при этом будет построен еще и пятый энергоблок – для обеспечения бесперебойного производства электроэнергии в периоды проведения планово-предупредительных ремонтов и замены ядерного топлива. При этом в тарифе от Росатома 0,44 рубля за киловатт*час – оплата услуг по передаче электроэнергии от нового (еще не построенного) порта Наглёйнгын до месторождения Песчаное. Общая стоимость пяти атомных энергоблоков – 169 млрд рублей.

Имеется в сообщении РБК и мнение эксперта, управляющего директора рейтинговой службы НРА господина Сергея Грушинина:

«Предложение «Росатома» предпочтительнее из-за большей отработанности технологии с использованием плавучей атомной электростанции – ПАТЭС «Ломоносов» уже функционирует в Певеке на Чукотке».

Звучит все, вроде бы, вполне логично: одна ПАТЭС работает, Росатом готов построить еще пять таких же. Но это только «вроде бы», поскольку в этом проекте, помимо киловатт*часов, миллиардов рублей и тарифов, имеется немалое количество технических нюансов, которые остались за пределами внимания авторов РБК и привлеченного эксперта. Сразу оговоримся – это не некая критика в адрес РБК с нашей стороны – это СМИ специализируется на биржевой и рыночной информации, а не на том, как выглядят нюансы нашего отечественного атомного проекта. Но при таком шикарном информационном поводе кажется совершенно разумным припомнить, как шло и идет развитие этого направления деятельности Росатома. А в том, как, где и кем строились атомные реакторы для ледоколов и для ПАТЭС «Академик Ломоносов» достаточно хорошо виден целый срез истории не только Росатома и судостроительной отрасли, но и, в общем-то, всей России.

История строительства ПАТЭС «Академик Ломоносов»

Проекту ПАТЭС «Академик Ломоносов» в 2021 году исполняется 15 лет – 19 мая 2006 года концерн «Росэнергоатом» официально подвел итоги закрытого тендера на создание плавучего энергоблока малой мощности, победителем которого стало северодвинское производственное объединение «Севмаш» — отечественный флагман строительства атомного подводного флота. Выиграв тендер, «Севмаш» очень старался вести все работы в соответствии с календарным графиком, но оказался физически не способен с этим справиться – именно в эти годы центр военного атомного судостроения оказался перегружен программой по строительству атомных подводных лодок проект 855 «Ясень» и проекта 955 «Борей». Срывать оборонный заказ нельзя было ни при каких обстоятельствах, поэтому Росатом передал заказ на Балтийский завод, куда в августе 2008 года и были перемещены «объекты незавершенного строительства». Как это отразилось на сроках и стоимости строительства – думаем, рассказывать не требуется.

В апреле 2009 года Росатом и Балтийский завод согласовали новый срок окончания строительства – с 2010 года он «сдвинулся вправо», на декабрь 2012 года. Непосредственные работы в Санкт-Петербурге начались в мае 2009-го.

Но это время было только началом этапа расставания с наследием 90-х годов – тогда Балтийский завод был приватизирован и вошел в состав Объединенной промышленной корпорации, основным бенифициаром которой был сенатор от Тувы Сергей Пугачев. В его «финансово-промышленную империю» в числе прочих входил и «Межпромбанк», относительно которого ЦБ РФ в октябре 2010 официально сообщил следующее: «Лицензия отозвана в связи с нарушениями законодательства и неспособностью удовлетворить требования кредиторов».

Проверка ЦБ показала существенную недостоверность ранее предоставляемой отчетности, а также, что менеджмент банка активно занимался выводом средств. Для «Межпромбанка» и господина Пугачева все это обернулось возбуждением уголовного дела, а для «Академика Ломоносова» — двухгодовым простоем у причалов Балтийского завода. После бегства Сергея Пугачева из России завод перешел под контроль государства, а в июле 2012 года большую часть акций выкупила Объединенная Судостроительная Корпорация (ОСК). Росатом вынужден был ждать, пока закончатся все эти процедуры и появится возможность подписать договор теперь уже с новыми владельцами и руководителями Балтийского завода. Срок строительства ПАТЭС еще раз сдвинулся вправо, но и в этом случае назвать Росатом виновником происходившего не получается.

В октябре 2011 года новое руководство Балтзавода сообщило, что «Академик Ломоносов» будет построен до начала 2014 года – но, судя по всему, к этому времени ОСК еще не успела полностью оценить результаты, к которым пришел завод в результате руководства им Пугачевым. Погорячились…

В ноябре 2012 года корабелы сумели уговорить Росатом, что до конца 2016 года свою часть работы они одолеют, вот только к этому времени стоимость строительства выросла до круглой суммы в 20 млрд рублей, значительно превысив ту, которая некогда предусматривалась в договоре с «Севмашем». Однако и этот срок выдержать не удалось – за те годы, в течение которых Балтийский завод переходил из одних рук в другие, не только устарело оборудование и станочный парк – с завода ушли многие профессионалы, были утрачены компетенции, которые нарабатывались десятилетиями. Конечно, мы не знаем подробности коммерческих отношений «Росэнергоатома» как заказчика и Балтийского завода как исполнителя, но со стороны складывается впечатление, что атомная корпорация отнеслась к происходившему с пониманием и шла навстречу, оказывая содействие по восстановлению славных традиций одного из ведущих судостроительных предприятий страны.

Завод основан в 1856 году, он работал во время войн и революций, с его стапелей за эти годы сошло более 600 кораблей, названия которых неразрывно связаны с историей России. Именно на Балтийском заводе строились и достраивались все атомные ледоколы времен СССР (за исключением головного – «Ленина»), в том числе и самый мощный из них – «50 лет Победы». Разорванную связь поколений восстановить не так просто, заводские династии – тот капитал, который нельзя пересчитать в бухгалтерии, но, как не раз уж было доказано, это и есть самая большая ценность на любом предприятии, задействованном в освоении высоких технологий. Да, со сроками строительства ПАТЭС получилось не блестяще, но есть другой результат – Балтийский завод в настоящее время строит и достраивает уже пять атомных универсальных ледокола проекта ЛК-60 новейшего поколения, Санкт-Петербург остается морской столицей России, Балтийский завод – основой проектов развития Северного морского пути и Арктики.

Конечная стоимость ПАТЭС «Академик Ломоносов», связана, в числе прочего, и с тем, что проектировали его в конце прошлого-начале этого века – до того, как ОКБМ им. Африкантова разработал новый реактор РИТМ-200.

На ПАТЭС установлены два реактора КЛТ-40С – модернизация более ранних проектов КЛТ-40 и КЛТ-40М, надежность которых подтверждена тысячами реакторо-часов, наработанных реакторами такого типа на лихтеровозе «Севморпуть» и на ледоколах «Таймыр» и «Вайгач». Реакторы КЛТ-40С оснащены современными системами безопасности, в том числе и пассивными (не зависящими от наличия электропитания для собственных нужд реактора и от действий персонала), их активная зона позволяет использовать ядерное топливо с обогащением по изотопу урана-235 в 19% — на реакторах более раннего образца применялось топливо с обогащением 40%. Изменение степени обогащения было реализовано для того, чтобы ПАТЭС соответствовала критериям договора о нераспространении ядерного оружия – по классификации МАГАТЭ низкообогащенное ядерное топливо считается таковым при обогащении по урану-235 до 20%. Полученный в ОКБМ результат обеспечивал экспортный потенциал ПАТЭС при использовании КЛТ-40С уже в начале этого века, но об этом чуть позже.

Электрическая мощность ПАТЭС «Академик Ломоносов» составляет 70 МВт, при этом электроэнергия выдается напряжением 10 кВ, что наиболее оптимально для создания линий электропередач. Тепловая мощность ПАТЭС – 50 Гкал/час (150 МВт), каждый блок реакторной установки обеспечивает выработку 240 тонн пара в час с температурой в 290 градусов. ПАТЭС способна работать 12 лет без выгрузки топлива, а назначенный срок службы составляет 40 лет. Масса и размеры реакторов КЛТ-40С со всеми уровнями биологической защиты во многом определили и габариты корпуса – 140 метров длины, 30 метров ширины при водоизмещении 21,5 тысяча тонн.

Корпус ПАТЭС цельносварной, разделен перегородками на два блока – технологический и жилой. В технологическом расположены реакторы, турбины, отсек обращения с облученным ядерным топливом, все необходимые вспомогательные системы и оборудование. Уровень внешней защиты позволяет ПАТЭС спокойно пережить цунами, землетрясение силой до 8 баллов и падение самолета весом до 11 тонн, причем все три эти случая в условиях побережья Чукотки крайне маловероятны.

Обслуживающий персонал Росэнергоатома работает на «Академике Ломоносове» вахтовым методом: на три месяца 150 человек по 50 человек в смене, для комфортного пребывания которых на борту ПАТЭС предусмотрены не только благоустроенные каюты, но и кинотеатр, спортзал и даже бассейн. Вполне приличная гостиница на 150 человек совмещена в одном корпусе с АЭС малой мощности – так выглядело техническое задание на «Академик Ломоносов» изначально и это, разумеется, не могло не повлиять ни на конечную стоимость, ни на габариты судна. Если обязать заказчиков отвечать за размещение специалистов Росэнергоатома в порту приписки – экономия будет очевидной. Но уже сейчас совершенно очевидно, что повторения проекта уже никогда не будет.

Новые проекты плавучих АЭС малой мощности от Росатома

Вот цитата из выступления генерального директора Росатома Алексея Лихачева на Международном арктическом форуме в марте 2019 года:

«У нас уже есть технологическая возможность реализовывать аналогичные проекты разной мощности. Если «Академик Ломоносов» состоит из двух блоков по 35 МВт, то у Росатома уже есть решение по автономным источникам энергии большей мощности с реакторами РИТМ-200, у нас есть проекты по автономным атомным источникам энергии мощностью 6-8 МВт, и сейчас мы работаем над созданием реакторов мощностью 1 МВт. Это достаточно большая линейка автономных ядерных источников энергии, и мы сейчас ведем переговоры и с полярными регионами, и с рядом российских компаний о поставке таких источников – нужно, чтобы сформировался спрос. При этом к плавучему энергоблоку проявляет интерес большое количество зарубежных партнеров, огромное количество международных делегаций уже посетило плавучую АЭС».

Напомним, что в 2006 году, когда подписывался договор на строительство ПАТЭС, это было сделано в рамках действовавшей на тот момент государственной программы РФ «Развитие атомного энергопромышленного комплекса», и тогда речь шла даже о плане строительства целой флотилии ПАТЭС в количестве семь единиц. Но эта программа ушла в прошлое, и больше такой помощи из государственного бюджета в адрес Росатома на программу строительства линейки ПАТЭС многоуважаемое министерство финансов не предусматривает, а именно это ведомство, как известно, определяет, какие проекты своего развития Россия имеет право себе позволить, всем прочим должностным лицам любого ранга не дозволено сметь свое суждение иметь.

В мире есть целый ряд небольших стран, энергетическим системам которых просто не требуются АЭС привычной, стандартной мощности в 1’000 мегаватт, но которые, тем не менее, испытывают сложности с обеспечением стабильности своих энергосистем. В мире есть страны, для которых строительство АЭС привычного масштаба просто дорого – не будем забывать, что стоимость современного атомного энергоблока составляет 5-6 миллиардов долларов.

В мире есть целый ряд больших стран, которые не обеспечивают электроэнергией всю свою территорию, но которым энергия необходима на удаленных островах, на территориях, где открыты месторождения полезных ископаемых, которые невозможно разрабатывать без электроэнергии, а строить стационарные объекты генерации невыгодно (в том числе из-за необходимости постоянно поставлять туда топливо). Одна из таких стран нам хорошо известна – это Россия с нашими арктическими просторами, немногочисленные населенные пункты на которых обеспечиваются энергетическими ресурсами за счет ежегодного настоящего подвига, который мы привыкли называть «северным завозом». Россия, где в арктическом и дальневосточном регионе год за годом открывают все новые месторождения полезных ископаемых, которые находятся вдали от всех населенных пунктов. Россия, которая восстанавливает и развивает Северный морской путь, для чего необходим совсем другой уровень развития опорных точек – портов на побережье Северного Ледовитого океана.

Разумеется, все вышеизложенное не является тайной за семью печатями для атомных корпораций, конструкторских и инжиниринговых компаний всего мира. Пересчитать количество проектов АЭС малой мощности далее – АСММ) уже не так просто – их разрабатывают в США, в Канаде, в Великобритании, в Китае, в Японии и так далее. Но все эти проекты не преодолели «бумажную стадию» – идет борьба за лицензирование, идет поиск потенциальных заказчиков и инвесторов, даже такая огромная держава на карте мирового атомного проекта, как Эстония, не преминула заявить о своих амбициях, касающихся будущего строительства АСММ на ее территории.

То, что в 2019 году Росатом запустил в эксплуатацию ПАТЭС «Академик Ломоносов» – это своеобразная пощечина всем его конкурентам, поскольку у причала в Певеке стоит первая в мире плавучая АЭС, которая является еще и первой в мире АСММ.

То, что в этот момент Министерство финансов запретило государству в возможности оказать поддержку государственной корпорации, которая получила реальный шанс стать лидером и в этом секторе атомной энергетике – безусловное свидетельство заботливости и государственного мышления всех ответственных работников этого замечательного ведомства. Сложно представить, насколько глубоко оскорбил их профессиональные чувстве Путин В.В., решивший реализовать проект электрификации Баимского ГОКа за счет бюджетного финансирования. Если информация РБК будет подтверждена официальными документами на уровне президента и правительства России, нельзя исключать, что в Министерстве финансов будет объявлен день траура.

Россия, приступая к строительству сразу пяти АЭС малой мощности, да еще и АЭС плавучих, получает шанс вырваться на несколько корпусов вперед в мировой гонке в малой атомной энергетике. Президент посмел преодолеть вето Министерства финансов – неслыханная и невиданная дерзость, хотя, конечно, нельзя исключать, что Минфин обнаружит в этом деле следы Петрова и Боширова. Потребует ли Антон Силуанов отставки президента после такого демарша со стороны последнего – покажет время.

ОКБМ им. Африкантова  и его атомные реакторы XXI века

В том случае, если информация РБК подтвердится, имеется и еще один положительный момент для отечественной атомной отрасли. Реакторы РИТМ-200 – это энергетическое сердце атомных ледоколов серии ЛК-60, головное судно этой серии, атомный ледокол «Арктика», уже работает в составе флотилии Атомфлота.

Кроме того, уже согласовано и идет строительство четырех серийных ледоколов, причем строительство идет не только на стапелях Балтийского завода – на предприятиях Атомэнергомаша один за другим идут в производство реакторы РИТМ-200. В составе ядерной энергетической установки (ЯЭУ) каждого ледокола – два РИТМ-200, то есть уже сейчас их главный конструктор, ОКБМ (Опытное Конструкторское Бюро Машиностроения) им. И. Африкантова и ЗиО Подольск как основной производитель всего комплекта оборудования, работают в практически «конвейерном» режиме.

Пять новых ПАТЭС на базе РИТМ-200 – это продолжение серии еще на 10 реакторов и возможность формировать производственные планы на период до 2027 года, это основательные перспективы на снижение себестоимости производства.

К проработке технического проекта оптимизированной плавучей АЭС конструкторы Нижнего Новгорода приступили уже в январе 2021 года, не дожидаясь, чем закончатся интриги вокруг Баимского ГОКа. И это тоже совершенно логично – Росатом и ОКБМ Африкантова уверены, что проект атомного ОПЭБ (оптимизированного плавучего энергетического блока) будет востребован.

Россия возвращается в Арктику на новом витке развития технологий, что наглядно доказывает рост грузооборота в акватории Северного морского пути, который уже в четыре с лишним раза превысил рекорды времен СССР. Российские компании готовятся к реализации проектов разработок месторождений не только углеводородов, но и месторождений рудных – золота, олова, цинка, железорудных, и эти проекты формируются с учетом экологических требований, ставших в последние годы куда как более жесткими.

Для Арктики, для Северного Ледовитого океана вряд ли можно найти какие-либо более экологичное и при этом четко прогнозируемые источники электрической и тепловой энергии, чем те, которые предлагают подразделения Росатома. Стоимость электроэнергии, вырабатываемой на газовых и угольных ТЭЦ, зависят от конъюнктурных цен на топливо на 70-80%, зависимость генерации энергии на АЭС от ядерного топлива зависит не более, чем не 10%. Выработка электроэнергии на солнечных и ветряных электростанциях зависит от погодных условий на все 100%, ядерная реакция деления в активных зонах АЭС не зависит ни от каких внешних воздействий. Очевидно, что у АЭС малой мощности, у АЭС плавучих с каждым годом все больше перспектив применения именно в Арктической зоне России. И, разумеется, «пройти мимо» новых и новейших проектов ЯЭУ, уже имеющихся у ОКБМ Африкантова и тех, которые разрабатывают здесь в настоящее время, просто невозможно. Для тех, кто по каким-то причинам не знаком с тем, что такое нижегородское ОКБМ им. Африкантова – миниатюрная «историческая справка»: именно это конструкторское бюро разрабатывало все ЯЭУ наших подводных лодок и надводных кораблей любого назначения, от атомного ледокола «Ленин» через атомные крейсеры к реакторам для «Борея» и «Ясень-М», к ледоколам класса «Лидер». ОКБМ – конструкторское бюро, продукция которого представлена в океанах и морях всей планеты даже в тех случаях, когда обитатели того или иного побережья об этом даже не подозревают.


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

2 thoughts on

Россия делает заявку на лидерство в мировой гонке в малой атомной энергетике

  • Schreibikus

    Интересная статья, спасибо. Я хоть и технарь, но от подробностей ядерной энергетики далёк.

  • Николай

    Интересно было бы узнать стоимость 1 кВт/час неатомного источника электроэнергии?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Правила использования материалов

Информационные тексты, опубликованные на сайте jpgazeta.ru могут быть воспроизведены в любых СМИ, на серверах сети Интернет или на любых иных носителях без существенных ограничений по объему и срокам публикации. Цитирование (републикация) фото-, видео- и графических материалов ЖП требует письменного разрешения редакции ЖП. При любом цитировании материалов на серверах сети Интернет активная ссылка на газету «Журналистская Правда» обязательна. 18+

© 2020 ЖУРНАЛИСТСКАЯ ПРАВДА 18+