Россия — Катар: Кнут и пряник

09.12.2016 13:47

Сделка по «Роснефти» была не просто бизнес-проектом, а тщательно выверенной спецоперацией с геополитическим прицелом. Но всё-таки - почему именно Катар?

A general view show armoured vehicles rolling during the military parade marking the Gulf emirate's National Day celebrations in Doha on December 18, 2012. AFP PHOTO / KARIM JAAFAR / AL-WATAN DOHA == QATAR OUT ==

Несмотря на «Аль-Джазиру», сотни миллиардов долларов и свирепое надувание щёк, Катар крайне уязвим и с суши, и с воздуха, и с моря…


Сделка по продаже части акций «Роснефти», разумеется, не должна вызывать приступы «зрадофилии» у отдельных представителей российской общественности, как это случилось вчера, но, тем не менее, остается вопрос: почему Катар?


Александр Роджерс убедительно разъяснил, почему часть акций была «продана» (по факту, просто «дана в пользование») компании «Гленкор», о конспирологической подоплеке которой писал еще старина Том Клэнси.  Это уже даёт нам представление о том, что сделка «Роснефти» была не просто бизнес-проектом, а тщательно выверенной спецоперацией с геополитическим прицелом.


И всё-таки, какова роль именно Катара в этой схеме?


С чего бы начать?… Начнём, пожалуй, с очевидной повестки дня, в контексте которой и происходят все тайные и явные движения. Повестка же дня сводится к нескольким очевидным фактам.


Первый — Россия и США втянуты в комплексное противостояние на Ближнем Востоке. Причём, Россия и ее союзники всё больше теснят США, которые уж и не знают, как бы еще пооттягивать конец своих подопечных из сирийской оппозиции и ИГИЛ. Но битва за Алеппо близится к концу, а вместе с ней – и перелом в ходе всей сирийской кампании в пользу Асада. США же делают ошибку за ошибкой, напоминая слона в посудной лавке, который «изящно» крушит всех и вся – например, собственных союзников авиаударами при штурме Мосула. Это ну никак не прибавляет им симпатий и авторитета даже у замордованных и зависимых клевретов.


Второе – что такое Катар? Катар – это, навскидку, родина рупора исламизма, канала «Аль-Джазира» («всё, что вам нужно знать о Катаре»), а если обобщенно и упрощая – страна, претендующая на ведущую роль в объединение суннитского мира, причем, так как радикальный исламизм зародился именно в суннитской среде, и ваххабитов всех мастей. Катар их поддерживает как информационно, так и финансово, и прочими неафишируемыми способами.


Катар входит в число стран, которые помогают «бармалеям» всех мастей — например, 11 ноября 2012 года именно в Дохе (Катар) на объединительном форуме сирийской оппозиции была создана Национальная коалиция оппозиционных и революционных сил.  Словом, выглядит так, что Катар – один из основных противников интересов России на Ближнем Востоке.


И вот этому противнику продают акции «Роснефти» — абсурд?


Нет.


Давайте вспомним пример Чечни, которую окончательно замирил, образно говоря, «осёл с золотом» (по древней поговорке, могущий открыть ворота любой крепости). Военные успехи российских вооруженных сил были очень дальновидно дополнены финансовыми вливаниями в местные силы, которые в итоге и задушили до конца всех местных «шайтанов», не допустили нескончаемой партизанской войны и сделали Чечню оплотом «новой российской опричнины». Часто купить одних своих врагов, чтобы они потом разобрались с другими врагами – наиболее мудрый шаг.


Россия не покупает акциями «Роснефти» Катар, а показывает, что при правильном поведении (которое исключает финансирование упоротых) перед этим небольшим государством могут распахнуться интересные перспективы, завязанные на взаимовыгодном сотрудничестве.


Хорошо, скажет читатель, Россия показав кнут, показала и пряник. Но почему вдруг Катар решил пойти на смену геополитического вектора?


Ну, во-первых речь о смене вектора ещё не идёт. Если мы всё правильно понимаем, то России от Катара нужно прежде всего прекращение финансирования разного рода террористов, которые пытаются прикрыться радикальной трактовкой ислама.


Во-вторых, смотрим пункт первый наших рассуждений — о падении влияния США. Именно Америка выступала гарантом отсутствия проблем у Катара со стороны его многочисленных недругов – и Саудовской Аравии, и Ирана (тут надо учесть, что в Катаре есть угнетаемое шиитское меньшинство, и это удобный повод для появления в некий момент «международных шиитских добровольцев»).


Но сейчас отношения с Саудовской Аравией у США далеко не самые теплые, идёт борьба за цены на нефть и будущее сланцевой добычи, так что саудиты, скорее всего, не станут демонстрировать прежнее подобострастие перед Вашингтоном в вопросе конфликта со страной, откуда давно уже отозван посол. Кстати, и телевещание канала «Аль-Джазира» запрещено в Саудовской Аравии. Более того, Эр-Рияд уже достаточно давно причислил к террористическим организациям всех любимчиков Катара. В некий момент в Эр-Рияде могут решить «не можем дальше терпеть!» — и… и Белый Дом не успеет среагировать.


А Иран — и вовсе не та страна, о чьих гарантиях безопасности надо говорить с США. О том, чтобы не стать врагом Ирана, надо говорить с Россией.


А Россия предлагает Катару превосходную сделку:


— во-первых, гарантии безопасности на правах нового сильного регионального игрока;


— во-вторых, приятную возможность частично диверсифицировать катарскую экономику, полностью доселе завязанную на нефть и зависящую от США, которые, чуть чего, могут повторить фокус с Каддафи и просто отныкать все катарские денежки и ценные бумаги в американских банках;


— в-третьих, успеть выскочить с летящего под откос поезда «исламистского проекта», и помочь России добить радикалов, а не оставаться с ними в одной тонущей лодке.


Как видим, сплошные плюсы. И, судя по тому, что сделка с акциями «Роснефти» состоялась, будем надеяться что в Дохе сидят люди, которые поняли жизнь правильно.



Григорий Игнатов


Закрыть

Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...

Загрузка...