Русский мечтатель — на смерть Константина Крылова

12.05.2020 15:50

12 мая в полдень, после недавно перенесённого инсульта, умер Константин Анатольевич Крылов – русский писатель, политик, мыслитель. Под сообщением о его смерти оставили соболезнования такие разные люди, как Егор Холмогоров и Рустем Адагамов, Дмитрий Галковский и Вася Ложкин.



Больнее всего переживается уход человека не «заслуженного», а «незаменимого». Заслуженность отдаёт бронзовением, прижизненной постановкой на полку – и кто бы, по совести говоря, сейчас всерьёз переживал о смерти Пола Маккартни? Но Крылов был, как написали в комментариях, «человеком, владевшим методом» – собеседником эпохи, задававшим ей самые неожиданные вопросы и по мере сил отвечавшим на них. Такие люди – с энциклопедическим объёмом знаний, с высочайшей культурой мышления, с отличным владением словом – истинно незаменимы. И вежливые слова про «невосполнимую утрату», увы, звучат как никогда искренне!


Начнём с констатации очевидного факта: в современной России не так уж много мыслителей. Не узких экспертов, не поверхностных «аналитиков» на бесконечных телешоу, не «работников по совместительству» (журналист и одновременно совесть нации), а людей уровня «титанов Возрождения» – когда одной рукой расписываешь храм, второй собираешь механизм, а голова занята Теорией Всего. Без малейшей иронии – Крылов был именно таким человеком. Была ли верна его Теория Всего – вопрос отдельный, об этом ниже, но человеком он был выдающегося ума и, что совсем уж редкость, высоких моральных качеств.


Крылов был убеждённым и последовательным русским националистом. Нельзя сказать, что эта идеология достойна безоговорочного принятия и одобрения, но особая ценность Крылова и его единомышленников была в самом факте их честного существования – чтобы все, особенно в последнее время, могли сравнить на контрасте: вот «национализм здорового и умного человека», а вот – скачущей кастрюли или недобитого гитлеровца, патологического пипл-хейтера или упоротого сторонника Чудинова и прочих «славяноариев с острова Рюген». На фоне этой безумной и агрессивной маргинальщины Крылов выглядел безупречно респектабельно, никогда в подобные глубины не скатывался, всегда был конструктивен, аргументирован, вежлив. Всегда стремился подчёркивать, что национализм – он про цивилизованность, а не про варварство. Честно говоря, до такого национализма могли дотянуться считанные единицы из правой тусовки, так что крыловская «Национально-демократическая партия» никогда не была многочисленной.


Тут надо понимать, что Крылов и его соратники формировались как патриоты в 90-е годы, когда существовал сильнейший «антипример» во всей внутренней и внешней политике «как не надо делать». Немалую часть своих сил он потратил на то, чтобы преодолеть в массовом сознании все идейные искажения этой эпохи – например, стоит просто пробежать глазами список его статей в газете «Спецназ России», издаваемой ассоциацией ветеранов спецподразделения КГБ «Альфа», где он занимал пост редактора с 2002 по 2007 годы, чтобы увидеть, как обстоятельно Крылов вёл борьбу с внутренними и внешними врагами России – от террористов до шпионов, которых (уже начали забывать, да?) в первой половине нулевых было куда больше, чем сегодня.


Крылов всегда, постоянно, вёл жёсткую полемику с отечественными либералами-космополитами. Бесконечно тыкал их носом в собственное лицемерие, русофобию, двойные стандарты, откровенную работу на заграницу. Высмеивал, обнажал ложь их риторики, бил фактчекингом, словом – делал всё то, что начали делать лишь лет 8-10 десять назад, да и то не всегда умело. В буквальном смысле «стоял за Россию» с самого начала XXI века.


Можно ли некритично воспринимать всё, что писал Крылов в своих длинных (он был очень обстоятелен, подробен) текстах – про расклады европейской геополитики, о месте России в мировой системе сил, о генезисе тех или иных явлений или оценке исторических событий? Разумеется, нет. Но с его точкой зрения было в большинстве случаев интересно полемизировать, он задавал верные и острые вопросы, и пусть сами ответы не всегда были идеальны – «за попытку – балл». Как спорить с Навальным, с Соболь, с Ходорковским? Да никак! Это «болванчики», «музыкальные шкатулки», «говорящие куклы», а то и попросту – «воры на доверии». Крылов же искал истину и предлагал своим собеседникам участвовать в этом непростом процессе. Его отличала редчайшая для нашего времени вещь – умственная добросовестность (недаром крыловским высшим авторитетом был Аристотель).


Крылов был раздражителем – но это был ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЙ раздражитель, а не стилистический или моральный. Задумайтесь, много ли их осталось – тех, кому хочется возражать, а не давать в морду или отворачиваться в презрении?


Опять-таки, не в пример оппозиционным шакалам, не брезгующим совершенно ничем для расшатывания власти, Крылов умел свою «критику справа» умерять сообразно происходящим событиям. За русский Крым он «топил» ещё до Крымской весны и после 2014 года сумел отдать должное действиям Путина, которого вообще считал своим оппонентом. При всех разночтениях между ним и властью, в ключевые моменты современной политической истории позиция Крылова всегда была патриотической, пророссийской, национально-безупречной.



Ещё одной очень многозначительной стороной личности Константина Анатольевича было его писательство. По общему мнению коллег по цеху, он был одним из сильнейших фантастов русской литературы – и, разумеется, фантастика его была специфической, метафорически-символической, за которой очень хорошо просматривались современные реалии. Фактически, он в лучших традициях Свифта или Стругацких просто использовал фантастический метод как политологический инструмент, что само по себе переводит его с полным правом и лагерь «серьёзной литературы» (фантастика как таковая всё-таки считается не вполне серьёзной и не всегда литературой). У него был устойчивый круг думающих читателей – ещё один ценный микросоциум в стремительно деградирующем «мире троечников».


Без Крылова будет очень пусто. Его огромный потенциал до конца не раскрылся. Впрочем, остался его «Живой журнал», который вполне можно издать как большую книгу. Остались «Золотой ключ» и «Факап» — увесистые романы. Осталась память о том, что и в интернете можно быть интеллектуальным аристократом и в самом здравом смысле «порядочным человеком» — до этой планки всем нам расти и расти.




Григорий Игнатов


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Новости партнеров

Написать комментарий

Лента Новостей

Новости партнеров

Загрузка...

Загрузка...