Загрузка...

С Ирана сняты санкции. Выиграла Россия или проиграла?

15.07.2015 09:51

Комментарий эксперта по геополитике Константина Соколова

b9f17a98081b8363c18d39be9d1f0f7c


Иран и «шестерка» международных посредников (США, Россия, КНР, Великобритания, Франция, Германия) после многомесячных переговоров согласовали комплексный план действий по окончательному урегулированию иранской ядерной проблемы


В Вене во вторник состоялось итоговое пленарное заседание Ирана и «шестерки», по результатам которого участники переговоров объявили о заключении исторического соглашения, передает агентство Reuters.


Как говорится в документе, Иран обязуется не стремиться обладать, разрабатывать или получать доступ к любому виду ядерного оружия. В обмен со страны снимают некоторые виды санкций (США оставляют в силе санкции, связанные с нарушениями прав человека в ИРИ). Функции по проверке выполнения обязательств, относящихся к ядерной деятельности Ирана в рамках договоренностей, возложены на Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ).


Член-корреспондент РАЕН, эксперт-геополитик Константин Соколов комментирует событие «Журналистской правде».


– Константин Николаевич, как думаете, подписание иранского соглашения — это успех России?


— Безусловно, да. Дело в том, что в борьбе за это соглашение Россия укрепила дружеские отношения с Ираном, союзнические отношения. То есть, мы всегда стояли твердо на стороне Ирана. Но самое главное, что официальное снятие санкций с Ирана открывает нам дорогу для двустороннего сотрудничества, причем не только с Ираном, а, прежде всего, в рамках сотрудничества ШОС и БРИКС.  Потому, что в эти союзы Иран нельзя было принять, именно в связи с международными санкциями, а сейчас эта перспектива является самой главной. То есть мы видим, как на глазах развивается интеграция стран в рамках БРИКС, создание альтернативной финансовой международной системы.


Финансовая международная система будет охватывать, по крайней мере, треть мира, а то и больше. Она потребует адекватной защиты своих интересов. То есть сейчас явно проглядывается создание мощного альтернативного центра в противовес доминирующему западному центру, прежде всего, англо-саксонскому и их союзникам. Поэтому подписание  этого договора для России имеет огромное значение. Почему? Потому что эти процессы формирования необходимого и для России геополитического союза, который не может защитить Россию от давления Запада сейчас, конечно, пойдет быстрее…


— Тем не менее, после снятия санкций Иран пообещал резко увеличить экспорт нефти в Европу. Страна, как предусмотрено условиями сделки с «шестеркой» международных переговорщиков, намерена как минимум восстановить долю на европейском рынке в размере от 42 до 43 процентов, которая была у нее до введения санкций. И во вторник утром цена марки североморской нефти Brent опустилась ниже отметки 57 долларов за баррель…


— На самом деле уже неоднократно серьезные авторитетные экономисты, специалисты, политологи говорили, что цена на нефть это искусственная вещь, регулируемая  по сговору нескольких крупнейших мировых игроков. Поэтому она бы и упала и не в связи с этим договором или в связи с этим договором. Этот вопрос искусственный. Это инструмент борьбы международный, борьбы с Россией. Мы знаем, что на это работали многие программы. И в том числе мы знаем, что сейчас США развили свою собственную нефтедобычу до такого уровня, что это бьет по интересам США тоже. Поэтому это бьет по интересам тех, кто вложился в добычу сланцевого газа тоже. Потому что, как только цена становится меньше 60 долларов за баррель – добыча сланцевого газа становится невыгодной. Поэтому здесь последствий очень много. Это падение цен на нефть сейчас конъюнктурно. Демонстрация Западом недовольства развития событий, попытка давления на Россию. Но, я думаю, что с течением времени цена на нефть поднимется.


— Так мы с Ираном партнеры или конкуренты в данном контексте?


— В данном контексте, естественно, определенная конкуренция есть. Но самое главное, это стратегический партнер. Потому что уже идет речь о поставке комплексов  С-300, С-400, о многих других поставках. Поэтому падение цены на нефть компенсируется наличием  стратегического партнера и появлением новым рынком сбыта  в другой сфере. В сфере военного назначения, технического назначения, — заявил эксперт.


Между тем соглашение, как и следовало ожидать, резко раскритиковал другой мировой лидер — премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху. Он заявил, что считает достигнутые Ираном и «шестеркой» договоренности «ошибкой исторического масштаба». «Иран получает прямой путь к ядерному оружию, а многие ограничения, которые были наложены специально, чтобы предупредить такое развитие событий, будут сняты», — приводит слова главы израильского правительства ТАСС.


По словам Нетаньяху, по всем пунктам, которые были призваны предотвратить возможность получения Ираном ядерного оружия, сделаны большие уступки. В итоге Иран получит сотни миллиардов долларов, с помощью которых «сможет подпитывать машину террора, агрессии и экспансии на Ближнем Востоке и во всем мире», считает премьер-министр Израиля.


— Вы разделяете обеспокоенность израильского премьер-министра?


Безусловно. Ядерное оружие, если и необходимо Ирану то, только для применения одного реального противника, у которого уже есть ядерное оружие – это против Израиля. Понятно, что против России это оружие не нужно, против других соседей тоже не нужно, против Пакистана, скажем, которое обладает ядерным оружием, или Индии. Оно ему нужно для противостояния с Израилем. Поэтому заявление Нетаньяху носит такую острую форму. Все прекрасно понимают, что развитие ядерной энергетики оно состоит не только в наращивании  энергетических мощностей. Оно состоит в формировании серьезной прослойки специалистов, знание и опыт которых позволит быстро в изменившихся условиях перейти к разработке ядерного оружия. То есть отделить одно от другого невозможно. Поэтому, конечно же, Нетаньяху высказывает обоснованное беспокойство, что через несколько лет ситуация может развернуться в неблагоприятную для Израиля сторону.


— Означает ли это, что Израиль вступает в конфронтацию с Западом?


— Нет, не думаю. По той простой причине, что Израилем, США и Великобританией управляют все те же банкирские кланы. Поэтому здесь может быть недовольство, какого плана? Ну как понимаете, в одной команде идет борьба, кто-то играет роль штрафного батальона, а кто-то отсиживается и получает все дивиденды. Вот о чем идет речь. Это разногласие внутри команды. Это не конфронтация, — считает Константин Соколов.


Комментарии по проекту резолюции после пленарного заседания дал журналистам и глава МИД РФ Сергей Лавров. «Завершился многолетний переговорный марафон по согласованию договоренностей между «шестеркой» и Ираном при координирующей роли верховного представителя ЕС», — сказал он.


Кроме того, Россия рассчитывает, что США выполнят обещания, и не будут развивать европейский сегмент противоракетной обороны, заявил министр. Он напомнил, что президент США Барак Обама, выступая в 2009 году в Праге, сказал, что «если удастся урегулировать иранскую ядерную программу, то задача создания европейского сегмента ПРО отпадет». «Поэтому мы сегодня привлекли внимание наших американских коллег к этому факту, будем ожидать реакции», — сказал министр.


— Константин Николаевич, реально ли ждать от США положительного ответа?


— Думаю, что нет. Это заявление Лаврова носит чисто дипломатический характер. Все прекрасно понимают, что ПРО размещаются в Европе не против Ирана, а против России. И эта попытка использовать пустой аргумент, который употреблялся раньше США. Вот, мол, ваш аргумент теперь не работает, разворачивайтесь в другую сторону. Но на самом деле, понятно, что этого не будет. Я думаю, что размещение ПРО в Европе продолжится. И самое главное, при размещении ПРО в Европе, американцам не защититься от наших ракет. Самое главное, они делают Европу заложником своей стратегии. То есть все ПРО, которые будут там размещены, они будут находиться под командованием США и когда они  захотят их использовать, тогда и используют. Соответственно, и удар по силам ПРО России он придется не с территории  США, а с территории Европы. ПРО важны не только в военном отношении, но и мирный конфронтационный период – это управление странами Европы.


— Выходит, прав был наш Президент, когда скептически относился к тому, что программа ПРО США нацелена исключительно против угрозы с Ближнего Востока, в частности Ирана?


— Абсолютно. В последние годы международная политика России носит весьма конструктивный характер. Не всегда Президент может сказать все, что думает, но во многих его действиях я солидарен, — подытожил эксперт.


Президент РФ Владимир Путин заявил, что Россия рассчитывает на выполнение в полном объеме всеми заинтересованными сторонами, прежде всего странами «шестерки», найденных решений. «Россия будет делать все от нее зависящее, чтобы Венские договоренности в полной мере работали, способствуя укреплению международной и региональной безопасности, глобального режима ядерного нераспространения, созданию на Ближнем Востоке зоны, свободной от оружия массового уничтожения и средств его доставки, мобилизации широкой коалиции в регионе для противодействия террористической угрозе», — говорится в заявлении главы РФ, опубликованном на сайте Кремля.


Напомним, что в основу подписанной во вторник договоренности между Ираном и «шестеркой» заложен подход, сформулированный Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным, а именно – «признание за Ираном безусловного права на осуществление мирной ядерной программы, включая деятельность по обогащению урана, при постановке этой программы под международный контроль, прояснении остающихся вопросов со стороны МАГАТЭ и снятии всех действующих против ИРИ санкций».




Вячеслав Бочкарёв


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...