Загрузка...

Сергей Агарков: «сепаратист» оригинального жанра. Судьба человека

07.07.2015 14:22

После нападений на митингах в Харькове Сергей ходит прихрамывая, с тростью. Подробностей не расспрашиваю.

 агарков


Сергей Агарков. Артист оригинального жанра в прошлом, а в настоящем — журналист. Так сложилось, что после начала конфликта на Украине, он бросил всё и посвятил своё время борьбе за дело, которое считает правым. После нападений на митингах в Харькове Сергей ходит прихрамывая, с тростью. Подробностей не расспрашиваю.


С. Агарков: Я артист оригинального жанра, участвовал в проектах “Ураина маэ талант”, “Минута славы”, выступал на различных больших мероприятиях, где выступали известные артисты, с украинскими артистами встречался на одних концертах, и с российскими, но 22 февраля, когда случился переворот в Киеве, когда преступники пришли к власти, я просто не смог терпеть этого беспредела, который начал литься… Он уже тогда шел, до 22 февраля. Я ездил на Майдан, я предлагал им сделать импичмент Януковичу, мирным путём придти к каким-то соглашениям, чтобы Янукович ушел от власти, а мы бы выбрали того президента, который этого достоин. Они с меня посмеялись и сказали, извините, нам сейчас оружие придет и мы всё решим. То есть фактически я уже до нового года знал, что они готовят военный переворот.


Они — это кто?


С. Агарков: Это преступники, которые сейчас пришли к власти. Это Турчинов, Яценюк, тот же Кличко и вся эта братия вместе с ярышами, их там целая когорта. Есть уже официально сорок человек из них, сорок преступников который пришли к власти, на них уже заведены уголовные дела как на военных преступников.

Вы можете набрав в интернете “Сергей Агарков Харьков”, увидеть мои выступления, там и “Украина маэ талант”, и многое другое. Моё хобби — это демонстрация скрытых возможностей человека. Я работаю с настоящим огнем, с острыми предметами, я демонстрирую, что в некоторых ситуациях человек может противостоять и ножу, и топору, и огню, на меня опускается клетка и я в ней горю.


Давно вы этим занимаетесь?


С. Агарков: Ой, давно. Это ещё начиналось с хождения по раскалённым углям. Я после армии поступил в Харьковский институт транспорта. Когда я его заканчивал вместе с учёбой, у нас был театр эстрадных миниатюр. Это фактически тот же самый КВН. И мне уже сами преподаватели говорили, что, Серёга, то, чем ты занимаешься — интересно, а инженеров — как собак нерезанных. И я становлюсь в это время лауреатом Второго всесоюзного фестиваля восточных искусств в Киеве, меня приглашают на гастроли по Симферополю. Потом я участвую в проекте “Метаморфозы XX века”. Потом я понимаю, что Союз разваливается и уезжаю в Болгарию, там три года работаю. Но Болгария после развала Союза тоже начала угасать и я оттуда уехал. И уже в Харькове открываю свой швейный бизнес потихоньку, он у меня был до недавнего времени.

Но когда случилась революция, я всё бросил. Ролик с проекта “Украина маэ талант-2” посмотрело больше 15 миллионов человек, плюс я тогда постоянно светился в рекламе в Харькове, поэтому когда начался переворот, люди зная меня, начали предлагать, чтобы я выступил перед людьми, которые не понимают, что происходит. Была попытка снести памятник Ленина и разбивали городок Масленицы, после чего наши ребята загнали их в обл.раду (Областная Рада), которую те, кстати, уже захватили. А наших ребят в обл.раду не пустили. Милиция тогда объяснила так, что вы поймите, мы прекрасно понимаем, хоть вас тут и сто человек, а там их — человек пятьсот, но мы знаем, что вы пока там всех не перебьёте, вы оттуда не выйдете и завтра Украина узнает, что майдан просто отдыхает по сравнению с тем, что случилось в Харькове. Наши ребята успокоились, создали оцепление, охраняли памятник, девять дней его охраняли. Это было начиная с ночи с 22 на 23 февраля (2014 года — прим.авт.) и по первое марта. Мы постоянно ходили к ним и объясняли, что ребята, уйдите с нашего города, вы разрушили Киев и Харьков мы вам разрушить не дадим.

Многих ребят удалось уговорить из студентов харьковских. Мы им говорили, посмотрите, они на вас одели повязки, на вас свастика, это же фашистская символика, зачем вам это нужно. Многие ребята потом приходили, благодарили.

1 марта в Харькове на митинг против нацизма и фашизма вышло 70 тысяч человек.

После этого была сделана провокация на канале “АТН”, канал Авакова. Они вызывали меня и говорили “почему вы обижаете журналистов?”. Я говорю, “как, наоборот!”, а они эту программу даже не выпустили. Она вышла в интернете, а на канале — только две недели спустя. Я на этой передаче вскрыл факт, что у милиции с марта отобрали табельное оружие, например. И что сделало “АТН”? Они сделали провокацию: порезали ролик об освобождении обл.рады и поменяли местами части.



Забавно, что в Киеве до сих пор продолжают показывать передачи со мной, кто не знает, что меня уже записали в террористы, сепаратисты… А на ликвидацию меня подписали в конце августа 2014 года.


Как вы об этом узнали?


С. Агарков: Из милиции позвонили. Голос человека я узнал, но он не представился и звонил не со своего номера. В Харькове они меня всё время охраняли. Когда на меня происходили нападения (на митингах — прим.автора), я никуда не девался, продолжал снимать.

Была серия нападений и, видимо, настолько я уже напоказывал их истинное лицо, что их терпение уже кончилось. Мне он (звонивший — прим.автора) объяснил, ты подписан на ликвидацию, то есть на тебя не будут больше нападать на площадях. Ты просто исчезнешь, они тебя убьют где-то в подворотне и всё. Потому что 22-23 числа было крупное нападение, а 24-ого милиция им сказала, что если вы будете еще на Агаркова нападать, мы снимем кордон и вас сторонники антимайдана просто снесут. И за мной ходили несколько человек, охраняли меня от “своих”.


Странно, получается, что милиция так помогает.


С. Агарков: Вся харьковская милиция практически была на нашей стороне! Даже СБУшники нам говорили: “ребята, кто засветился на освобождении обл.рады и передаче их милиции — уходите. Они сейчас нас поменяют и вас будут сажать, вам будут вменять захват здания и вы ничего доказать не сможете”.

Милиция которая на улице нам помогала, они объясняли, что это нелюди реальные, “мы стояли в Киеве три месяца, они нас жгли, избивали ломами, арматурой и прощения этим людям нет, они должны сидеть в тюрьме”. И я даже им задавал вопрос, откуда взялось такое количество экстремистов? На что они ответили: “На самом деле вам кажется, количество экстремистов всегда некоторое есть везде, но когда правоохранительные органы работают четко и уверенно, то они просто прячутся. А тут к власти пришли преступники, которые их поощряют, потому что к власти они пришли с помощью этих экстремистов”.

Но в конце июля, в августе им дали оружие и мы уже ничего не могли сделать. Оружие и раньше было, но пользоваться они им боялись наверное. Нас было больше. Но они к этому готовились: в ночь с 14 на 15 марта они расстреляли наших ребят, которые помешали им проводить теракты. 15-16 марта был объявлен опрос-референдум, где мы хотели поставить вопрос о русском языке, о федерализации страны. И они прислали такого человека — Билецкого. Сейчас он и депутат Верховной Рады, и руководитель полка “Азов”. Реальный рецидивист, который сидел в тюрьме за разбойное нападение.


На территории Украины происходит настоящий фашизм. Один американский философ говорит, что фашизм — это когда с помощью средств массовой информации создается внутренний или внешний враг. Там враг уже и внутренний, и внешний. В Мариуполе в прошлом году на 9 мая расстреляли милицию, за то, что те отказались разгонять праздник.


Согласно The Hindu и The Guardian, до 20 человек были убиты, когда Национальная Гвардия Украины при поддержке «ультра-правых боевиков» (оригинальная терминология) пошла на штурм милицейского участка открыв огонь по безоружным людям при этом полностью уничтожив здание. © Википедия


Я был на всяких конференциях и мне немецкие, итальянские журналисты говорили, что мы вообще в шоке, наши фашисты по сравнению с вашими — просто дети, мы боимся фашизма больше украинцев.


Вы давно уехали?


С. Агарков: В сентябре месяце мне пришлось уехать. И в Харьков я въезжать уже не могу. Единственное, куда я езжу — это в Луганск, съёмки веду. Определенное время мы помогали бригаде “Призрак” Мозгового, сейчас уже, к сожалению, Алексея нет. Я брал у него интервью, он и машину мне давал, я выезжал на передовую, там съёмки вёл.


Уехал сразу после того, как предупредили.


Вы говорили про нападения, это во время митингов происходило?


С. Агарков: Да, во время митингов. Я снимал, заходил в толпу майдановцев, брал интервью. А потом говорил, извините, но вы только что на камеру откровенно солгали. Они говорят: “А вы кто такой?”. Я достаю документы — Ассоциация “Право против фашистов”. Они: “А где вы фашистов видите?”. Я говорю, — “так вы даже не прячетесь, вы ж орёте “русских на ножи”, “смерть врагам”. За эти вещи начинались нападения.


Страшно было?


С. Агарков: Если вы посмотрите мои выступления, вы поймете, что я определился, что для того, чтобы своими чувствами руководить, своими возможностями — нужно преодолеть чувство страха. Если человек преодолевает это… если в вас летит нож — человек напрягается, а нужно расслабится. Каждый трюк который я показываю — объясним. Поэтому чувство страха было притуплено, я об этом не думал.


Вы планируете вернуться в Харьков?


С. Агарков: Конечно хочу вернуться, это мечта. Но нужно в освобождённый Харьков возвращаться, я готов его и освобождать. Но сам я его один не смогу освободить. Как только ополчению Донбасса надоест это всё, все эти бомбёжки, как только они пойдут освобождать свои территории, мы естественно будем открывать вторые фронта. Это будут и Харьков, и Одесса, Николаев, Херсон, Днепропетровск. Это даже будет Закарпатская Русь. Второй фронт будет очень широким. Будут только пятки их сверкать, а кто живой останется, будет работать на восстановление Донбасса.

Им ведь убить человека вообще ничего не стоит.



Интервью брала Екатерина Жульева


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...