Загрузка...

Не месть, но мощь

30.09.2013 18:18

74Двадцать лет назад, в ослепительно солнечный, золотой октябрьский день в Москве танки стреляли по российскому парламенту. Двадцать лет назад по московским мостовым текла кровь, падали убитыми люди, и ужас леденил сердца.



Двадцать лет назад закончилась история «Страны Советов», и началась история президентской «монархии». И двадцать лет мы живём на лоскутах своей истории. Романовская Россия оторвана от истории СССР, последняя предана анафеме и отрезана от летописи сегодняшней России, которая начала всю историю заново. Но как «сшить» разорванную на куски историческую ткань? И если за двухсотлетней эпохой императорской России наступил не конец света, а Советский этап, десятилетия «Красного проекта», то как состыковать её с историей России, начавшейся в августе 1991 года? Как соединить воедино с августом 1991-го октябрь 1993-го


Двадцать лет назад, в ослепительно солнечный, золотой октябрьский день в Москве танки стреляли по российскому парламенту. Двадцать лет назад по московским мостовым текла кровь, падали убитыми люди, и ужас леденил сердца. 

Двадцать лет назад закончилась история «Страны Советов», и началась история президентской «монархии». И двадцать лет мы живём на лоскутах своей истории. Романовская Россия оторвана от истории СССР, последняя предана анафеме и отрезана от летописи сегодняшней России, которая начала всю историю заново. Но как «сшить» разорванную на куски историческую ткань? И если за двухсотлетней эпохой императорской России наступил не конец света, а Советский этап, десятилетия «Красного проекта», то как состыковать её с историей России, начавшейся в августе 1991 года? Как соединить воедино с августом 1991-го октябрь 1993-го? 

Возможно ли такое? 
Возможно! Ведь нам уже не удастся вычеркнуть из истории прожитые после октября 1993 года двадцать лет, какими бы страшными и тяжёлыми они ни были. Это наша история. Это история моей страны. Так же как якобинская диктатура и гильотина на площади Революции – часть истории Франции. 

Через двадцать лет уже поздно жить с мечтой о мести, поздно быть реваншистом и тайным агентом Реставрации. Но как переступить через пролитую кровь? Как простить палача, даже если он давно уже из грозного «крапового» полковника превратился в обрюзгшего «боровика-пенсионера»? 

Не искупить сегодня страданий мучеников, не исчерпать боли матери, потерявшей сына. Мы все заплатили страшную цену за два дня гражданской войны – оставшись на долгие годы расколотым народом. 

Но невозможно строить будущее в расколе. И мы нашли силы объединиться перед лицом врага – исламского террора, объявившего войну России, и выжгли его змеиное гнездо в Чечне. Мы были едины в скорби по мученикам «Курска». Нас объединила трагедия Беслана. 
Сшить воедино полотно русской истории сегодня по плечу одному человеку – президенту России. Сегодня, в дни двадцатилетия русской трагедии, у него есть уникальный шанс сказать правду о ней. О том, что двадцать лет назад в октябрьской драме не было победителей, были только проигравшие. Братья, стрелявшие в братьев. И чёрный дым горящего «Белого Дома» на долгие годы окутал Россию мглой безвременья. 
Но нам по силам превозмочь эту боль, рассеять морок, уврачевать незаживающую рану. Грозные вызовы требуют единства нации. А для этого президент должен стать лидером нации. Не президентом богатых, не президентом элиты, не президентом олигархов и миллионеров, а президентом единой нации, народным президентом, президентом-созидателем, президентом-объединителем. 

И сегодня я точно знаю, что лучшим памятником моим павшим товарищам, защищавшим Дом Советов, станет не месть и не суд, а возрождение России, её крепнущая мощь, её вновь обретаемые величие и слава. Ибо ради них они боролись и умирали двадцать лет назад в ослепительно солнечные дни октября тысяча девятьсот девяносто третьего года…


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...