Загрузка...

Русские звёзды над Карадагом

17.03.2014 12:42

YJTQHrB1URo


Недоумевать, «к чему нам содержать ещё и дотационный Крым», – всё равно что спрашивать, зачем нам понадобились Смоленск или Кострома. В этих меркантильных вопросах нет ни ответственности, ни отваги. Счётчик измятых купюр, умеющий подбить прибыли и убытки, не в состоянии калькулировать волю к возвращению родной земли. Пусть счетовод спросит себя, дорого ли ему обходится содержание родимой матери: не прогадал ли он, покупая для неё продукты и оплачивая свет? Пусть ростовщик возьмётся доказать, чем он сам лучше тех соотечественников из Крыма, что чают воссоединения с Родиной. Много ли от него самого пользы – в сравнении с «вежливыми вооружёнными людьми», например?


У возвращения Крыма – не математические мотивации. Россия обретает полуостров спустя два десятка потерянных лет, исходя из иных резонов. О некоторых сегодня трубят во всё горло, о других чуть слышно шепчут, словно на исповеди.


Очевидны геополитические мотивы вызволения Крыма из временного украинского плена. С нынешней киевской властью бандеровцев, потеря Крыма однозначно означала бы для нас и утрату Севастополя, и базы Черноморского флота. Не то страшно, что ему пришлось бы эвакуироваться в Новороссийск, – куда опаснее в этом случае неминуемый приход на его место «Шестого флота» США, после чего менялась бы вся конфигурация сил в южном подбрюшье России. Воссоединение Крыма с Россией превращает Чёрное и Азовское моря едва ли не в наши внутренние акватории, «освобождает» Керченский пролив и создаёт новый чертёж геополитических векторов на Кавказе и Балканах.


Наше полноправное присутствие в Крыму способно переверстать главный инфраструктурный проект в этом регионе – Южный поток. Вместо «донного», морского варианта прокладки трубы для него можно использовать крымскую сушу – это удобнее и надёжнее. Газ, пущенный в Европу через территорию Крыма, легализует в глазах Запада наше приобретение быстрее, чем дипломатические хлопоты.


Недоумевать, «к чему нам содержать ещё и дотационный Крым», – всё равно что спрашивать, зачем нам понадобились Смоленск или Кострома. В этих меркантильных вопросах нет ни ответственности, ни отваги. Счётчик измятых купюр, умеющий подбить прибыли и убытки, не в состоянии калькулировать волю к возвращению родной земли. Пусть счетовод спросит себя, дорого ли ему обходится содержание родимой матери: не прогадал ли он, покупая для неё продукты и оплачивая свет? Пусть ростовщик возьмётся доказать, чем он сам лучше тех соотечественников из Крыма, что чают воссоединения с Родиной. Много ли от него самого пользы – в сравнении с «вежливыми вооружёнными людьми», например?


У возвращения Крыма – не математические мотивации. Россия обретает полуостров спустя два десятка потерянных лет, исходя из иных резонов. О некоторых сегодня трубят во всё горло, о других чуть слышно шепчут, словно на исповеди.


Очевидны геополитические мотивы вызволения Крыма из временного украинского плена. С нынешней киевской властью бандеровцев, потеря Крыма однозначно означала бы для нас и утрату Севастополя, и базы Черноморского флота. Не то страшно, что ему пришлось бы эвакуироваться в Новороссийск, – куда опаснее в этом случае неминуемый приход на его место «Шестого флота» США, после чего менялась бы вся конфигурация сил в южном подбрюшье России. Воссоединение Крыма с Россией превращает Чёрное и Азовское моря едва ли не в наши внутренние акватории, «освобождает» Керченский пролив и создаёт новый чертёж геополитических векторов на Кавказе и Балканах.


Наше полноправное присутствие в Крыму способно переверстать главный инфраструктурный проект в этом регионе – Южный поток. Вместо «донного», морского варианта прокладки трубы для него можно использовать крымскую сушу – это удобнее и надёжнее. Газ, пущенный в Европу через территорию Крыма, легализует в глазах Запада наше приобретение быстрее, чем дипломатические хлопоты.


Крыму суждено превратиться в «витрину» постукраинского ренессанса под флагом России. Мы накачаем его деньгами, дадим ему справедливые законы, вернём попранные нацистами ценности, воссоздадим в Крыму подлинную дружбу народов, утраченную в Киеве и Львове. Пусть оставшиеся миллионы жителей Украины увидят на примере Крыма, что значит вернуться в Большую Россию из-под бандеровского плена. Крым станет ключевым звеном нашей «мягкой силы», обращённой в сторону Украины, – новая крымская жизнь окажется самой эффективной пиар-кампанией России на постсоветском пространстве.


Возвращая Крым, мы вновь обретаем наши святыни, наши сакральные артефакты, – Керчь и Евпаторию, Коктебель и Гурзуф, Ялту и Феодосию, Судак и Алупку. Главная драгоценность в этой россыпи ласкающих слух названий – Севастополь. С его намоленных камней, с его спасённых алтарей во веки веков не смыть пролитую кровь наших предков. Его исторический центр, античный Херсонес, родина Русского Православия, неосквернённым возвращается в лоно нашей любви и заботы.


Для миллионов неизбалованных жизнью русских людей Крым – это ещё и личная история, детское чудо, неизбывное ощущение праздника от поездки к «лазурному морю». Твой первый в жизни восторг от Моря, от расслабленной пляжной неги и пряных ароматов нездешней жизни. Первый осмысленный взгляд в южное ночное небо над Карадагом, усеянное ошеломившими тебя звёздами, указавшими на величие мира и на твоё собственное место среди них. Первый твой детский ужас, стойкое ожидание гигантской волны, которая нахлынет сейчас из-за горизонта и накроет всю нашу жизнь.


Эта волна пришла в 91-м, она вдребезги разнесла дворцы Фороса – именно здесь закатилась звезда советской государственности, выпав из рук никчёмного полубога. Сегодня, спустя двадцать три года, именно с крымских берегов мы начинаем возвращение потерянных было земель.


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...