Смерть в Риге, хайп и эмигрантский трэш

Смерть не всегда справедлива и иногда кажется даже бесчестной. Лучшие уходят, оставляя после себя пустоту, которую невозможно заполнить. Огромная потеря, в час ночи 11 декабря в реанимации рижской городской больницы от осложнений COVID-19 умер южнокорейский режиссер и сценарист Ким Ки Дук. Синеманы еще пытаются осмыслить зияющую пустоту этой утраты и мир большого кино грустит, а креативные российские эмигранты не упустили хорошей возможности промолчать.

Ким Ки Дук – условно, конечно – для мировой кинематографии стал тем же, что Алексей Балабанов в России. Снимая, в общем-то, кино для себя и даже не задумываясь о таргетировании аудитории в процессе, они делали лучшие фильмы последних десятилетий. Я их не сравниваю, это невозможно: там, где балабановский Данила Багров спрашивает: «Вот скажи мне, американец, в чем сила. В деньгах? Вот и брат тоже так думает. А сила – в правде» – у кимовских киногероев выросли иррациональная рефлексия и радикальные фобии. Их поступки аутистов на грани провокации, их диковатые привычки и само необычайное существование при всей их нерациональности настолько увлекательны на экране, что Гран-при за ленты Ким Ки Дука Венецианского, Каннского, Берлинского и Московского кинофестивалей абсолютно обоснованы.

В октябре прошлого года корейский режиссер председательствовал в жюри Московского кинофестиваля. В серой нашей зимней Латвии он оказался проездом на автобусе в Эстонию, где 20 декабря в таллинском кинотеатре Artis планировалась ретроспектива фильмов Ким Ки Дука по случаю его 60-летия. Заболел коронавирусом в отеле в начале ноября, почти никто об этом не знал. На запланированные встречи режиссер не явился, связь с ним была потеряна. После этого его коллеги начали поиск по больницам. Оказалось, из гостиницы его перевезли в больницу в Риге, где трое суток назад Ким Ки Дук ушел от нас.

Есть в этом есть какая-то чертова несправедливость – лучшие уходят и это так невовремя, а подлецы живут и будут жить. О смерти Кима на следующее утро узнал президент фестиваля документального кино ArtDocFest/Rīga Виталий Манский, снова напомнив о себе в интервью крупнейшему латвийскому интернет-порталу. Как обычно случается при общении с журналистами у господина Манского, который в начале 2015 года с большим медийным шумом эмигрировал из России в Латвию вместе со своим кинофестивалем «Артдокфест», его рассуждения о смерти Ким Ки Дука были вокруг либеральный ценностей и борьбы с несвободы.

Для эпитафии такое по сути странно, но для Манского нормально. Для него это все – условности и чепуха, он свободный художник и мыслитель, он так видит. Эмигрантские круги и особенно русские эмигранты новой волны в маленькой Латвии – уникальный феномен, малоисследованная тема социальной антропологии. В нашей тихой республике на берегах Рижского залива, примыкающей своими границами к России, в начале этого десятилетия распродавали пятилетние виды на место жительства. Цена – меньше ста тысяч долларов, копейки, трешка в панельном доме в московском Южное Бутово стоила вдвое дороже.

Тогда в среде условной российской оппозиции, белоленточников с Болотной площади и кухонных либералов появился тренд «все продать и уехать в чудесную Латвию». Так в Юрмалу перебралась Елена Лукьянова – дочка последнего председателя Верховного Совета СССР и сподвижника последнего президента М.С. Горбачева, еще много друзей и подруг. Около 10 тысяч эмигрантов и члены их семей принесли в латвийский ВВП больше миллиарда евро, потом это резко закончили латышские националисты – но в Латвии сложилась небольшая, но очень активная антироссийская русская оппозиция. Виталий Манский – кино-рупор и арт-гуру этого комьюнити.

Манский – сын инженеров из Львова, закончивший в Москве ВГИК и в смутные 90-е плававший в ельцинской либерально-рыночной России словно свободная рыба в родном аквариуме. Когда Ельцин произнес сакраментальное «я ухожу», он как документалист с пиететом снимал предвыборную программу нового премьера и будущего президента Владимира Путина. В 2018 году на основе своих архивных хроник Марский склеил новую документальную ленту «Свидетели Путина» и получил за нее приз на кинофестивале в Чехии.

Манский – это анти-Ким Ки Дук. Вообще-то, известно, что существование либеральных режиссеров в России почти всегда скатывается к экзистенциальной конкуренции и борьбе за гранты и место под солнцем. Нет грантов – начинаются политические декларации о несвободе, можно уехать, Россия в плане миграции крайне либеральная страна. В начале нулевых у Манского все шло хорошо, перечислением на счет по бухгалтерии, самодостаточные бонусы и так далее, однако же утекало время.

Наконец, в 2015 году режиссер со своим львовским детством и кремлевским бэкграундом не выдержал конкуренции (а фестиваль «Артдокфест» в России собрал вокруг себя критическую массу денег и структур влияния западных НКО – тех, которые сегодня уже de jure в РФ маркируются как иностранные агенты) и маленькая страна в составе НАТО и ЕС подле российских границ стала вторым домом для «Артдокфеста». Манский – художник в стиле эмигрировавшего в США Андрея Илларионова, который тоже так видит.

Еще в качестве кремлевского режиссера Манский снимал в Северной Корее фильм «В лучах солнца» – о восьмилетней пионерке Зин Ми и ее простых родителях. В итоге появился фестивальный чудовищный фильм о тоталитарном концлагере и винтиках тоталитарной системы. Режиссер говорил, что выключает камеру, а на деле оставлял ее включенной, он накачал алкоголем одного из героев и записал синхрон, за который у героя было проблемы – но это было потом, когда режиссер уехал в Европу и смонтировал материал. У малышки Зин Ми также сломана жизнь.

«Режиссер – как врач, не имеет права падать в обморок. Мне кажется, это сравнение корректно, поскольку мы подарили этой девочке жизнь, которой у нее никогда больше не будет», – думает Манский. Сорри, врач спасает людей, а не ломает и калечит людские судьбы. А пропагандист идет по судьбам и трупам – для него нет разницы, это умный и великий одиночка Ким Ки Дук или наивная корейская пионерка Зин Ми. Ким Ки Дук провоцирует общество, иногда даже радикально, но в его фильмах это необходимое лекарство, кино-вакцина от человеческой глупости и подлости. И что Ким Ки Дук? В интерпретации эпитафиевиста-эмигранта Манского южнокорейский режиссер неожиданно обрел все главные черты либертарианца и конечно, снова самого господина Манского.

Вот, например, Московский кинофестиваль и вроде бы там все об искусстве и вне политики, но снова нет. Естественно, Манский мстит режиссеру Никите Михалкову. «Ведь в Москве («пафосной, имперской» и т.д.), если ты гость Никиты Михалкова, то обнимаешься только с ним, а если ты обнимаешься не только с Михалковым, но и с его водителем и сантехником, то Михалков больше не будет с тобой обниматься. Для Ким Ки Дука, что сантехник Михалкова, что Михалков – равноудаленные и равноприближенные персонажи».

– У меня только одно замечание. Виталик родился во Львове. У меня произошла история. Было это 14 лет назад в июне 2000-го года. Никаких не было «бандеровцев» еще не было… – это говорил Геннадий Хазанов. Сатирик напомнил об известном факторе украинских националистов на бывших польских землях, расспросив о том, против войны Манский или не против?

– Крым – территория Украины. Сейчас Украина может ввести туда свои войска. Там неминуемо может начаться война. Вы это поддерживали? Войну, что там начнут убивать друг друга молодые люди: украинцы русских, русские — украинцев? Может быть, я что-то не понимаю? В вашем письме написано: «мы поддерживаем позицию Путина по Украине». В чем эта позиция заключается? Завтра там пойдут гробы. Что вы поддерживаете? – ответствовал режиссер.

Россия, москвичи, заберите Манского обратно, через невозможное, ну пожалуйста!

Так что ушедший южнокорейский режиссер в глазах председателя жюри рижского оппозиционного фестиваля «Артдокфест», излюбленного антироссийскими медийными ресурсами США и Европы? Удобный повод заявить о своем месте на дорожных картах мировой документалистики. И да, извините, этот текст – не некролог по Золотому Льву глобальной киноиндустрии. Это все – снова о том, что лучшие из лучших уходят, а подлецы, хайпожоры и абьюсеры остаются. Умер Валентин Гафт, зато остался Алексей Панин. И вот к такому почему-то никак не получается привыкнуть.


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Правила использования материалов

Информационные тексты, опубликованные на сайте jpgazeta.ru могут быть воспроизведены в любых СМИ, на серверах сети Интернет или на любых иных носителях без существенных ограничений по объему и срокам публикации. Цитирование (републикация) фото-, видео- и графических материалов ЖП требует письменного разрешения редакции ЖП. При любом цитировании материалов на серверах сети Интернет активная ссылка на газету «Журналистская Правда» обязательна. 18+

© 2020 ЖУРНАЛИСТСКАЯ ПРАВДА 18+