«Советско-немецкая война» и другие украинские языковые нововведения

Совет национальной безопасности Украины пока не нашёл новых кандидатов для введения своих знаменитых незаконных санкций и поэтому переключился на другие темы.

СНБОУ вместе с Центром противодействия дезинформации представил рождённый в тяжких трудах словарь (названный почему-то глоссарием) «правильных» терминов о Крыме, Донбассе и прочих злободневных темах. Сей новояз рекомендован к употреблению не только государственным структурам и служащим, но также и СМИ. Напомню, что это тот самый ветеринар Данилов, уроженец Луганской области, который уже вторгался в языковую сферу, предлагая не употреблять топоним «Донбасс». Правда, его «рацпредложение» было всеми проигнорировано, в т.ч. и президентом Владимиром Зеленским.

Итак, что СНБОУ предлагает изменить в терминологии и почему? «Лингвист» Данилов считает, что правильно писать «в Украине», но «на Донбассе». Причина такого двойного стандарта не поясняется. Неожиданно он против любимого термина «патриотов» – по его мнению вместо «аннексированные территории» надо говорить «временно оккупированные». И категорически возбраняется события 2014 считать «государственным переворотом» – то была «революция достоинства» (ну в крайнем случае – «евромайдан»). Нет также в Украине «гражданской войны», а в наличии «вооружённая агрессия России против Украины». Не существует в природе и энергетической, водной, экономической блокады Крыма – на самом деле это всего лишь «временное (до деоккупации) прекращение товарооборота, электро- и водоснабжения полуострова».

Как тут не вспомнить и про Крымский мост? Правда, Данилов не стал утверждать, что это мифическое сооружение, голограмму которого показывают на «Мосфильме», ибо это «незаконно построенный мостовой переход между временно оккупированной АР Крым и РФ через Керченский пролив». Донбасских военных в СНБОУ считают «участниками российских регулярных объединений, подчинённых Министерству обороны РФ и другим силовым ведомствам РФ». Впрочем, допустимы и более лаконичные обозначения: «наёмники», «террористы», «боевики».

То, что понятие «Великая Отечественная война» официальная Украина не использует, известно давно – её заменяли термином «Вторая мировая война», но теперь есть ещё один вариант – «советско-немецкая война». Каким образом и в каком качестве в ней участвовали украинцы – ещё одна загадка. Добрался Данилов и до географии – и тут высказал свои рекомендации. Нет Белоруссии, Приднестровской Молдавской Республики, Республик Абхазия и Южная Осетия, а есть только Беларусь, Приднестровский регион Молдовы, оккупированная Россией грузинская территория Абхазия, оккупированная территория в Цхинвальском регионе Грузии.

«Данилов всё-таки красавчик! Такой не убиваемый мозг, потому что там уже ничего нельзя убить, даже трупные червячки остались бы голодными. Он нам подарил глоссарий, в котором Крымский мост – это фейк, как и аннексия самого Крыма (была лишь попытка аннексии). И не пытайтесь этого понять. Это не для вашего ума», – рассмеялся политический обозреватель Игорь Лесев.

Впрочем, и многие другие комментаторы не обошлись без сарказма и юмора, реагируя на новый «словарь» СНБОУ.

Можно сколько угодно смеяться над СНБО и Даниловым, выпустившими для украинских СМИ словарь новояза – справочник того, какие слова можно использовать, а какие – нет, и что надо писать вместо них. Это только выглядит идиотизмом – на самом деле это совсем не смешно, полагает главный редактор одесского издания «Таймер» Юрий Ткачёв. «Ведь Данилов и прочие существуют не в вакууме, они лишь часть общего механизма, призванного определённым образом отформатировать информационное пространство. К примеру, существуют оплачиваемые США организации в Украине, занимающиеся мониторингом соблюдения этих и подобных инструкций. Эти организации регулярно публикуют отчёты с перечислением СМИ-нарушителей. И в дальнейшем у этих СМИ могут начаться разного рода проблемы – от простых отказов в аккредитациях в официальных органах до более серьёзных вещей типа закрытия, возбуждения уголовных дел против сотрудников и так далее. Ну а то, какие термины используют СМИ при описании тех или иных событий и явлений – это уже прямой способ влияния на восприятие новостей читателями», – уверен журналист.

Ведь люди склонны использовать при осмыслении и передаче информации те термины, в которые она была облечена там, где они её получили, и попутно подтягивая из мозга те ассоциативные ряды, которые заложены в мышлении. «Называйте одну сторону конфликта террористами, оккупантами и т.п., а другую – защитниками и освободителями, и получите соответствующий эмоциональный отклик у зрителя. Мне лично в своё время стоило большого труда выбрать правильную, безэмоциональную терминологию для освещения событий на майдане и в Донбассе, потому что я считаю, что СМИ не должны навязывать точку зрения в таких вопросах. Но в Украине СМИ не только могут, но и обязаны это делать. И более того: отказ от участия в промывании мозгов у нас считается если не преступлением, требующим немедленного наказания, то по крайней мере антиобщественным поступком, нуждающимся в порицании. И словарь новояза от Данилова – лишь очередной пример построения полицейского государства принуждения и оболванивания на большей части территории бывшей Украины», – констатирует Ткачёв.

СНБО выпустило глоссарий терминов для чиновников, журналистов и всех-всех-всех, как надо противостоять «кремлёвским нарративам». Например, не «особый статус» (кремлёвский нарратив), а «особый порядок местного самоуправления в ОРДЛО». Не «народная милиция ДНР/ЛНР», а «незаконные вооружённые формирования России на территории ОРДЛО», уточняет политический обозреватель Александр Скубченко.

«Но вот в чём штука – в Минских договорённостях речь именно об обратном. В п. 11 этих соглашений речь именно об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей. А в примечании, на который ссылается этот п. 11, указано, что этот особый статус должен предусматривать создание отрядов народной милиции с целью поддержания общественного порядка. То есть в Минских договорённостях говорится именно о народной милиции и особом статусе, который должен быть определён таким в Конституции. Получается, что Минские соглашения – это нарративы Кремля, и украинская власть отказывается даже терминологией этих соглашений говорить, не говоря уже об их исполнении», – приходит к заключению Скубченко.

После прочтения так называемого «глоссария» (очевидно, такое название выбирали для солидности), а на деле – темника, разработанного СНБОУ, не оставляет ощущение того, что мышление его создателей находится где-то на уровне примитивных племён, живущих в мезолите. Они, вероятно, думают, что, внедряя свою терминологию, овладевают умами и меняют информационный контекст, размышляет эксперт Украинского института политики Даниил Богатырёв. Но для того, чтобы результат был именно таким, подмену понятий необходимо запускать с умом – не навязывать свою терминологию, вводя её в приказном порядке, а сознательно конструировать такие термины, которые будут распространяться в народе сами, в силу их ёмкости и точности описания ситуации. «А то, что делает Данилов – это банальное создание табу, как в первобытных племенах. Какие-то слова и термины объявляются злыми, и их использование табуируется под страхом применения некой мистической или вполне реальной кары. Взамен им выдумываются «добрые» и «разрешённые» термины, которые неточны и корявы, но «все знают, что имеется ввиду». Подобным образом всевозможные дикари табуируют в своих языках названия диких животных, заменяя их эвфемизмами, в надежде на то, что так звери не придут и не сожрут нерадивых аборигенов. Но суть в том, что звери всё равно приходят и сжирают. И этот процесс не зависит от того, что придумали себе тупоголовые дикари. Ибо он объективен. Полагаю, нечто подобное будет и с магическими табу Данилова», – предрекает Богатырёв.

Все СМИ и госслужащие Украины теперь должны правильно употреблять слова и выражения. Например, не «государственный переворот», а «революция гидности», не «гражданская война», а «агрессия России против Украины», не «агрессия Украины против гражданского населения Донбасса», а «АТО» и т.д. – так постановила наша власть, такая продвинутая, демократическая, антисоветская и антикоммунистическая, возмущается политолог Елена Маркосян. «Словарь «правильных слов» разработали некие структуры вместе с СНБОУ, Офисом президента и Академией наук. В принципе, ничего нового – этот словарь действует давно, просто сейчас его возвели в некий ранг обязательных требований. И вот тут у меня есть вопрос: когда речь идёт о госслужащих или государственных СМИ – командуйте как хотите. Но какое это имеет отношение к коммерческим СМИ и частным лицам? Да никакого! Такие документы – в чистом виде цензура и явное, открытое проявление диктатуры. Это запрещено Конституцией! Гарант, ау! Чего спим? Обязанности гаранта Конституции Украины кто будет исполнять?», – задаётся риторическим вопросом Маркосян.


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Правила использования материалов

Информационные тексты, опубликованные на сайте jpgazeta.ru могут быть воспроизведены в любых СМИ, на серверах сети Интернет или на любых иных носителях без существенных ограничений по объему и срокам публикации. Цитирование (републикация) фото-, видео- и графических материалов ЖП требует письменного разрешения редакции ЖП. При любом цитировании материалов на серверах сети Интернет активная ссылка на газету «Журналистская Правда» обязательна. 18+

© 2020 ЖУРНАЛИСТСКАЯ ПРАВДА 18+