Загрузка...

Сплетни: от Новодевичьей колокольни — к Спасской башне?

17.03.2015 10:45

Вечером 15 марта загорелись строительные леса вокруг находящейся на реконструкции колокольни Новодевичьего монастыря...

404472480

Вечером 15 марта загорелись строительные леса вокруг находящейся на реконструкции колокольни Новодевичьего монастыря. Площадь возгорания, согласно официальным данным, составила примерно сто квадратных метров, пожар был ликвидирован через несколько часов, жертв нет, материальный ущерб уточняется. Заявленный максимум: температурная деформация колоколов, требующая их замены, плюс замена свода колокольни, «потерявшего устойчивость». Незаявленный максимум — «утрата» нескольких килограммов сусального золота, предназначавшихся для покрытия маковки колокольни.


Инцидент, вроде бы, мелкий и незначительный, но сообщения о нем попали во все новостные ленты России и мира, причём в достаточно своеобразной подаче: эдакой смеси мистики, алармизма и конспирологии. То есть — образа России как страны, переживающей тяжелый кризис, не имеющей сил ему противостоять и готовой к катастрофическому распаду. Немцова убили, цены растут, экономика рушится, президент неизвестно где, в Кремле все готовы перестрелять друг друга, да тут еще и колокольня в центре Москвы горит как свечка…


«Знаковые» пожары в российской столице и её ближайших окрестностях не новость. Уже при Путине горела Останкинская башня (27 августа 2000 года), горел Манеж (14 марта 2004 года, в день выборов президента России), страшно горели подмосковные торфяники (лето 2010 года), горела башня «ОКО», одна из высоток комплекса Москва-сити (25 января 2013 года)…


Всякий раз не обходилось без поисков глубинного смысла данных инцидентов: от «удаления теленаркоиглы из тела нашей страны» до «обреченности всех планов модернизации России». Ну, и без «сгоревшего путинского президентства» тоже не обошлось… Но всякий раз прогностическая, да и каузальная (причинная) ценность подобных комментариев оказывалась, что называется, «околоноля».


Конечно, процесс самоподдерживающейся высокотемпературной реакции окисления органических углеводородных соединений атмосферным кислородом, в просторечии именуемый пожаром, вполне может быть и сознательным поджогом в попытке скрыть следы каких-то иных преступлений, и проявлением неких непознанных нами закономерностей природы, привычно именуемых «высшими силами». Но чаще всего это процесс совершенно стихийной и/или бессознательной природы: ударила молния, брошен окурок, разбита бутылка, забыт включенный утюг или газовая конфорка…


Мог ли прилетевший с набережной Москва-реки шальной «китайский фонарик» поджечь строительные леса? Конечно, мог. Могли «гастарбайтеры»-строители бросить непогашенный окурок на леса? Почему нет? А мог ли этот пожар заметать следы «почти законченной» реконструкции колокольни, которую теперь придется проводить заново? Да сто раз да!


Но тут мы ощущаем тонкий запах гари, незримо разлитый в московском воздухе, наши глаза сами собой поворачиваются в сторону такой же закутанной под реконструкцию Спасской башни Кремля, где остановилось «державное время», — и на вопрос: «А что, если и там полыхнёт?» — почему-то не находится внятного ответа.


Олег Щукин


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...