Станислав Бышок: Властные партии Европы становятся евроскептиками

22.03.2017 14:25

Второе заседание Московского политологического клуба при СП России было посвящено евроскептицизму и тому, какое влияние он может оказать на политический курс нашей страны.

stas

Докладчик — политолог, автор книги «Брекзит и евроскептики» Станислав Бышок


Московский политологический клуб – проект городского отделения Союза писателей России, задуманный как площадка для дискуссий политологов, литераторов и медиа-специалистов. Здесь обсуждают обширный спектр проблем, среди них – и геополитические, и внутрироссийские. Темой второго заседания стал доклад Станислава Бышка – международного наблюдателя и эксперта фонда «Народная дипломатия», посвященный набирающему всё большую популярность движению евроскептиков.


«Накануне в Голландии состоялись выборы и главным вопросом было – выйдет ли победителем партия евроскептиков «Партия свободы» под руководством Герта Вилдерса, которая сама характеризовала себя как националистическая, антимиграционная и антиисламская. В итоге она заняла второе место и интересно проследить, как к этому факту отнеслись разные стороны политического спектра.


Противники этой партии – еврооптимисты и либералы – сказали: «Наконец-то европейцы поняли, что популизм не пройдет!» При этом люди, которые относились к «Партии свободы» нейтрально или с симпатией заметили, что она на прошлых выборах была на третьем месте – так что ни о каком проигрыше говорить нельзя, особенно с учетом постоянной агрессии к партии со стороны СМИ и исламских радикалов.


Вообще важно отметить, что крупные политические события ныне получают полярные интерпретации со стороны различных экспертов. Возьмем голосование по «Брекзиту» в Великобритании в прошлом году. Сторонники выхода из ЕС тогда победили с отрывом всего в 4%. Как говорят математики, это ниже, чем статистическая погрешность. Тем не менее, евроскептики начали говорить: наконец-то Британия проснулась и показала, что хочет проводить суверенную внешнюю, миграционную политику и т.д. А те, кто ратовал за ЕС, сказали: «Разрыв в 4% – это несерьезно. Мы можем, скорее, говорить о расколе в обществе, чем о какой-то консолидации».


Далее произошла победа Дональда Трампа на президентских выборах в США, которую у нас в основном восприняли так: «Наконец-то настоящая, корневая Америка победила и теперь больше не будет глобализации». Однако либеральные эксперты сказали: «Вообще-то Хиллари Клинтон получила на 3 млн. голосов больше, так что народ США выбрал ее. Трамп стал первым лишь благодаря мажоритарной системе выборов», – поделился своими соображениями с аудиторией Бышок.


Термин «евроскептики» – достаточно молодой, и получил распространение в России он всего лишь несколько лет назад, в 2012-2013 годах. В нём заключено определённое противоречие, так как «евроскептики», на самом деле, позиционируют себя не как «сомневающиеся в Европе», а как её защитники, а если быть совсем точными – как защитники Европы «старой», традиционной, той, в которой были границы, региональные особенности и дух консерватизма. Скептиками же они вынуждены выступать по отношению к брюссельской бюрократии Евросоюза, приватизировавшей монополию на принятие любых важных решений в политике и экономике.


Объединений экономик различных государств раньше приветствовалось теми, кто позднее перешёл на «евроскептические» позиции. Те, кто сегодня стоит во главе правых партий, некогда поддерживали образование Европейского союза, но после того, как слияние перешло из экономической в прочие сферы, начались первые протесты. В частности, французский «Национальный фронт» и «Австрийская партия свободы» негативно восприняли указание Брюсселя Франции и Германии принять на себя бремя финансовой поддержки Греции, Италии и прочих относительно бедных европейских стран.


По-настоящему больным стал вопрос о нашествии беженцев из азиатских и африканских стран, которые, в отличие от мигрантов-рабочих прошлых лет, навязываются каждой стране по придуманным в Брюсселе квотам. Экономический кризис усилил ненормальность этой ситуации, а последней каплей стала официальная позиция элиты ЕС, придерживающейся взглядов «неосоциализма» о том, что мультикультурализм должен прийти на смену интеграции беженцев.


«Сейчас в ЕС очень сильны позиции социалистов-неотроцкистов, для которых толерантность и мультикультурализм – это абсолютное благо по умолчанию. Они отказались от векового подхода ассимиляции мигрантов в своих странах и теперь выступают за то, чтобы строить внутри своих стран мультикультурное сообщество, чтобы мигранты оставались «самими собой». Что из этого получилось, мы прекрасно видим: беженцы из Азии фактически уже считаются и ведут себя, как хозяева, в европейских странах. В то же время в головы европейцев внедряется ложная мысль, что любой национальный патриотизм – французский, европейский и т.д. – неизбежно ведет к фашизму и третьей мировой войне», – объяснил Бышок.


Отношение правых евроскептиков к нашей стране преимущественно позитивное. Так как они не поддерживают политику глобализма, а её локомотивом выступали Соединённые Штаты, то Россия как оппонент США автоматически сближала евроскептиков с Москвой.


Политолог Евгений Бень стал следующим из выступавших:


«Идея о том, что мусульмане смогут адаптироваться к высоким технологиям и западным ценностям глобализма в первом-втором поколении, потерпела поражение. И в Европе в сознании многих всё возвращается на круги своя, как было в 18-19 веках.


В то же время западные проблемы для России менее актуальны, потому что исторически у нас рядом с русскими православной культурой и мировоззрением уже естественно проросли из традиционной почвы и корни исламского влияния, и западноевропейского, и еврейской традиции… Это вместе, скрепленное уникальным языком русской литературы, и есть «Русский мир». У нас за последние 15 лет сложилась такая атмосфера, что сам по себе русский язык – это и есть страна. То есть для кого русский язык – живая преемственность многих поколений, тот уже часть нашей страны и культуры.


Поэтому евроскептики и тянутся к России – им очень интересен наш феномен. Если посмотреть видеохронику из центра Москвы в 40-е годы прошлого века и сегодня, посмотреть на одежду и лица людей, мы поймем, что у нас практически мало что изменилось, а вот европейские столицы изменились до неузнаваемости», – отметил политолог.


Станислав Бышок же предложил акцентировать внимание на неверности чрезмерной поддержки государством национальных образований, выводя их тем самым за пределы «Русского мира».


«Что касается России – политика институционализации этничности, которая началась еще в 20-х годах при советской власти, у нас в значительной степени продолжается. Тут вспоминается цитата Владимира Путина о том, что ленинская нацполитика заложила бомбу под государство. Но чем нынешние действия власти отличаются от советских? Сейчас они предполагают развитие и всяческую поддержку сепаратных идентичностей на территории РФ, особенно в нацреспубликах. Почему бы нам не учить граждан России, что они – русские в культурном отношении?», – поднял важную проблему Бышок.


Тему евроскептицизма постепенно сменили рассуждения участников о дальнейшей судьбе глобализма и исламского радикализма, однако главный редактор «Колокола России» Вадим Рогожин вернул участников к основной теме дня:


«Думаю, что евроскептики в ЕС к власти не придут. Против них существует серьезный межпартийный сговор (Станислав Бышок называет его «санитарным кордоном», — прим. ред.), скорее, их конкуренты будут частично брать на вооружение их идеи, но не пустят националистов во власть. Хотелось бы ошибиться, но думаю, что Марин Ле Пен не станет президентом Франции.


С точки зрения интересов России, нам сейчас выгодно поддерживать евроскептиков, которые выступают как раздражитель для глобалистов. Может быть, некорректно сравнивать правых Европы с национал-социалистической гитлеровской партией, тем не менее, став сильнее, они тоже могут уйти в крайности. Главное, чтобы евроскептики и глобалисты занимались друг другом и отвлеклись от России, не мешали нам проводить свою политику и строить «Русский мир» в глобальном смысле слова. А русофобия на Западе крайне полезна для профилактики нашей элиты – пусть чувствует, что ее там не ждут, пусть приобретает имущество и воспитывает детей в России. Да и с точки зрения сплочения нации – ненависть к ней нам так же на пользу».


Таким образом, итогом дискуссии стало признание провала идеи глобалистов о «плавильном котле» Евросоюза и брюссельской гиперцентрализации всех внутренних проблем государств-членов. Правые консерваторы постепенно занимают ведущие позиции в дискурсе будущей европейской политики, и яркий пример этого – победа Трампа и неожиданный «Брекзит». Всё идёт к тому, что правые идеи евроскептиков становятся мейнстримом и оказывают влияние даже на правящих в ЕС глобалистов.


Закрыть

Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...

Загрузка...