Стояние на Угре или Куликово поле — как разрешится масштабный политический кризис?

Минный ужас — так называют парализующий солдата страх перед минным полем, где вероятность получить тяжелое увечье больше, чем погибнуть. У него есть и оборотная сторона, характерная часто для мирного населения, живущего в зоне боевых действий — привычное соседство с разными взрывоопасными штуками отбивает чувство опасности, отсюда — истории вроде той, что случилась весной этого года, когда пожилая супружеская пара выпасала скот в окрестностях донбасского города Горловка и оба подорвались на противопехотной мине.

Донбасс сейчас представляет собой такое минное поле, причем не только буквально, но и метафорически. Худого мира между Россией и евроатлантической цивилизацией, скажем прямо, нет уже давно, но именно сейчас вялая ссора приблизилась к точке кипения. Проект договора о гарантиях безопасности, предложенный президентом Владимиром Путиным странам НАТО и обнародованный 18 декабря, уже назвали «ультиматумом Путина». Во вторник, 21 декабря, министр обороны РФ Сергей Шойгу сделал заявление о готовящейся американскими ЧВК провокации с использованием химического оружия на Донбассе, указаны даже населенные пункты, где сосредоточен «опасный груз» — Авдеевка и Красный Лиман на территории, подконтрольной Украине. Незадолго до этого донбасские источники сообщали о химическом загрязнении воды, поступающей в непризнанную республику по каналу Северский Донец-Донбасс с подконтрольной территории, позже было сделано предположение об утечке некоего боевого отравляющего вещества в реку и попытку его химической нейтрализации.

Вечером вторника в интервью каналу «Россия-24» министр иностранных дел ДНР Наталья Никанорова заявила, что республиканские власти не удивятся любым провокациям с украинской стороны. При том, что как чиновник и дипломат госпожа Никанорова сообщает то, что соответствует политической линии, из ее риторики следует что линия эта приближается к той самой «красной», о которой говорил Владимир Путин в том числе в ходе недавнего моста с президентом Байденом. Мало для кого из интересующихся является секретом, что все семь лет противостояния на Донбассе «американские партнеры» превращали Украину в своего рода взрывное устройство, мину, которая разнесет многострадальный Донбасс и на которой подорвется Россия; похоже, сейчас есть прямая угроза ее активизации — об этом говорит еще и тот факт, что тема наращивания военного присутствия НАТО на Украине и угрозы непризнанным республикам, а также возможной реакции на это со стороны России, откровенно зазвучала в заявлениях высших чиновников РФ.

Между тем донецкие знакомые на мой вопрос о приготовлениях к возможному военному кризису реагируют преимущественно спокойно: молодая женщина, врач и волонтер, сказала, что планирует «закупить побольше средств первой медицинской помощи — жгуты, атропин… ну и салатики нарезать на Новый год». Донецкая коллега в фейсбуке пишет о том, что купила игрушек на елку. Другая молодая женщина, жена и мать, со своеобразным юмором спрашивает, чего бы почитать «постапокалиптического» — в свете насущной политической повестки. Правду сказать, Донбасс уже пережил такое количество апокалиптических предчувствий — последняя возгонка перед нынешней была весной этого года — что на угрозу «большого взрыва» реагирует как эти гражданские на мины близ своего огорода: мины есть, но коз-то все равно пасти надо. Также надо встречать Новый год и надеяться на то, что он принесет что-то хорошее.

Людей, непосредственно вовлеченных в военную ситуацию, беспокоит цена того времени, которое потребуется России на реакцию в случае возможной провокации на Донбассе, исходящей — наконец-то вещи названы своими именами — не столько от Украины, сколько от ее нынешнего «сюзерена» в виде «партии войны» внутри НАТО. В словах этих людей сквозит решимость, но это решимость на грани отчаяния.

Пока трудно сказать, событиям какого рода мы являемся свидетелями, обернется ли нынешний кризис «стоянием на Угре» или же «Куликовым полем». Или — что тоже возможно, станет очередным этапом подготовки развязки того либо другого рода. Ясно одно — то, что тридцать лет назад, при распаде СССР, нам преподносили как примирение и разрядку, другой стороной воспринималось как наше поражение и их право на «кормление» с побежденных и на дальнейшую экспансию. Сейчас мы вплотную подошли к моменту, когда давление становится критическим. К сожалению, одним из проявлений этого стало то, что мы позволили оболванить братский нам народ и превратить Украину — в орудие против России, а Донбасс и его людей — в заложников ситуации.

Остается надеяться, что эту «мину» получится все же обезвредить, а не взорвать.


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Правила использования материалов

Информационные тексты, опубликованные на сайте jpgazeta.ru могут быть воспроизведены в любых СМИ, на серверах сети Интернет или на любых иных носителях без существенных ограничений по объему и срокам публикации. Цитирование (републикация) фото-, видео- и графических материалов ЖП требует письменного разрешения редакции ЖП. При любом цитировании материалов на серверах сети Интернет активная ссылка на газету «Журналистская Правда» обязательна. 18+

© 2020 ЖУРНАЛИСТСКАЯ ПРАВДА 18+