Загрузка...

Террор против Сирии продолжается. Атака в Хомсе глазами очевидца

26.01.2016 17:26

Военкор "Журналистской Правды" Александр Харьков передаёт с места взрывов в Хомсе

IMG_0749_


Взрыв прогремел на блокпосту ополчения в одном из центральных районов города на пересечении улицы Аз-Захра с Шариа Ас-Ситтин, шестидесятой. На месте толпа, около двухсот человек, эвакуаторы, бульдозеры, много военных и полиции. Около семи утра боевики подъехали к КПП на военном автомобиле с турелью, солдаты приняли террористов за своих и просто не успели отреагировать.

Пробираясь сквозь толпу замечаем первые сгоревшие машины, в воздухе пахнет кровью и гарью. Ближе к блокпосту кто-то показывает на то, что осталось от легковушки, в которой была заложена взрывчатка. Искорёженная груда металла, рядом лужи крови, один из солдат кропотливо собирает в небольшой чёрный пакет человеческие останки. Вскоре нашёлся и очевидец трагедии.

— Сначала работала «дошка» (так здесь называют ДШК, да и любой крупнокалиберный пулемёт в принципе), потом послышался взрыв, потом ещё один.

— Сколько было смертников?

— Двое, один подорвал себя в машине на блокпосту, у другого был пояс со взрывчаткой.

Стандартная логика террористов, после первого взрыва на месте стали собираться люди, кто-то пытался помочь, кто-то просто смотрел. Второе устройство сработало в самой гуще толпы.

— Сколько жертв?

— Клянусь Аллахом, пока никто не может сказать.


IMG_0743_

Сначала говорили о пятнадцати погибших, спустя час уже о двадцати четырёх. Раненых уже около человек. Под ногами вижу рваный капюшон армейской расцветки, грязная белая подкладка клочьями точит наружу, владельца уже увезли на скорой без сигналов, неторопливо, сразу ясно, что не в больницу. Среди погибших четверо военных, их фотографии скоро появятся на улицах и дополнят пантеон мучеников, отдавших свои жизни в боях за Сирию. К шахидам здесь особое отношение, семьи погибших получают всю необходимую помощь в специальных муниципальных учреждениях: гуманитарка, деньги, рабочие места. Такой смертью можно гордиться, говорит женщина, которая потеряла на этой войне мужа, двух сыновей и нескольких внуков.

— Для нас Сирия превыше всего. Дороже наших жизней, дороже жизней наших детей.

Ей вторит пожилой ополченец.

— Ты любишь свою мать? Так вот, мы любим нашу страну, нашу землю ещё больше.

Если неосторожно, следуя европейской традиции, назвать шахидом террориста-смертника, то можно нарваться на серьёзные неприятности. Для нормальных сирийцев те, кто ради выдуманного радикальными проповедниками рая убивает ни в не повинных людей, — мунафики, лицемеры и предатели Ислама.

Почти одновременно с нами на площади появился шейх из главной шиитской мечети Хомса. Старик в национальной одежде, мезуии, реагирует эмоционально, начинает речь с короткой молитвы, но потом сразу проходится по исламистам из Джабхат Ан-Нусра и ИГИЛ, по последним данным, последняя группировка взяла на себя ответсвенна за теракт.

— Это нелюди, салафиты, они ушли от Ислама. Единственное что их ждёт после смерти — это ад. Но мы, с божьей помощью, с помощью России и Ирана победим, нужно только подождать.

Говорят, что Аз-Захра — форпост алавитов в Хомсе, со всех сторон он окружен семью суннитскими районами, где террористы могут получить помощь или молчаливое одобрение местных жителей, многие из которых совсем недавно приехали в город в поисках лучшей жизни.

В домах по всей площади взрывной волной выбило стёкла, у балконов, что ближе к эпицентру, обвалились каменные ограждения.

— Я владелец продуктовой лавки, утром, когда мы только пришли на работу, прогремел первый взрыв, осколками мне поранило лицо.


IMG_0759_

Почти сразу на улицу вышли дворники, кровь с асфальта смывают из вёдер, осколки сметают в сторону, грузят в мусорные мешки и вывозят. Скоро на улице не останется никаких следов трагедии. Уже после съёмок ко мне подошёл молодой сириец, на вид не старше шестнадцати лет, предложил подняться на крышу и снять площадь оттуда. По пути распрашивал о российских университетах, после школы решил поступать на программиста в московский ВУЗ, просил посоветовать, куда лучше подавать документы. Наверху мы закурили, он всё ждал от меня какого-то ответа. Сдуру на русском языке перечислил ему несколько названий. Для этого парня недавний теракт не стал чем-то из ряда вон выходящим, страшной и дикой, непоправимой трагедией. Такие взрывы происходят здесь несколько раз в месяц.


Фото Вячеслава Дружинина



Александр Харьков


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...