Загрузка...

«Це юмор» или немного про украинские шуточки с нацистским душком

15.01.2016 11:34

Далеко не всегда «иронизирующий над собой» украинец готов согласиться с данным ему прозвищем. Соглашаются только с тем, что как-либо льстит извращенному самолюбию...

 


shaurma

Потом эти шутники удивляются тому, что Европа готова впустить и приютить миллион погромщиков-исламистов, но не даёт безвизового режима украинцам


Есть одна тема, мимо которой невозможно пройти, но которую весьма непросто осмыслить. Тем не менее, попробовать нужно, даже необходимо, так как это касается одного из основных нервов современной украинской психологии и, соответственно, общественного дискурса.


Тема это многообразна в своих проявлениях, чаще всего – низменных и возмутительных, но предельно общо ее можно назвать так: новый украинский юмор или даже «самоирония». Последнее слово нужно взять в сто кавычек, и дальше мы попробуем понять, почему.


Уже накопился огромный пласт специфических украинских шуток в свой адрес. Это — шевроны «рабовладелец» или «циничный бандера» на рукавах АТОшников; бесконечное гыгыканье в соцсетях в духе «ну да, мы же тут все фашисты, вы же сами так говорили»; киевский бар под названием «Каратель» с соответствующей эстетикой; меню в клубе BarHot с бургерами «Дом профсоюзов» и тортом в виде «русскоязычного младенца», и, наконец, состоявшаяся там же недавняя инсценировка казни российского пилота. О ней директор BarHot Олег Магалецкий (простите меня, уважаемые евреи, но это таки типичный жидобандера!) сказал: «Это юмор!».


Вот мы и поговорим о юморе. Об этом очень специфическом украинском юморе.


Если коротко: украинцам очень нравится подхватывать отдельные (акцент на этом слове) обоснованные обвинения и уходить от дискуссии в их правомерности путем дурашливого априорного согласия. Известный нечистоплотный прием в серьезном споре: не спорить, а соглашаться с собеседником, при этом добавляя свой акцент в его доводы. Вася — Коле: «Коля, у тебя неубрано в квартире», Коля — Васе: «Ага, свинюшник прямо, щас табличку на двери повешу». Разница между условным колей и реальными украинцами в том, что они на полном серьезе «вешают табличку».


В свое оправдание украинцы иногда любят приводить пример голландских борцов за независимость «гезов», которые не стеснялись взять себе пренебрежительную кличку «бродяг», данную им испанцами. Но почему этот случай не вполне коррелирует с украинским – чуть позже.


Сначала вернемся к отмеченному нами слову «отдельные обвинения». Как называли своих украинских оппонентов сторонники народных республик? Да по-разному, мягко говоря и корректно выражаясь. Все обидные клички тут приводить не позволит цензура, но вспомним хотя бы оскорбление «усраинцы». Почему-то оно ни на один шеврон не попало, и ни один бар с таким именем не открылся. Простой вывод: украинцам нравятся лишь те клички, которые им дают, основываясь на чувстве ненависти («фашисты», «каратели», «оккупанты»), а не на базе презрительной лексике. Им это льстит.


Чуть отойдя от темы и возвращаясь к «гезам», вспомним действительно адекватный пример из украинской реальности – слово «укроп». В нет ничего обидного, разве что чуточку, и оно просто как бы само «сокращается» из слова «украинец». Даже Порошенко не постыдился нацепить шеврон «Укроп» на свою форму главнокомандующего. Вот это – да, отчасти коррелирует с «гезами»: нейтральное слово с легким негативным оттенком, который вполне по силам «инвертировать» самоиронией. Но это – скорее единичный пример.


По большей же части украинские острословы активно искали настоящий (или, что чаще, фейковый) информповод в СМИ России или Новороссии, и уже от него отталкивались. Понятно, что мало кто, несмотря на все ожесточение сторон, всерьез считал АТОшников – будущими владельцами рабов из числа местного населения. Но сама эта идея – что их якобы считают рабовладельцами, эдакими брутальными БДСМ-доминаторами – так понравилось массе вояк, что мем «зафорсили», без оглядки на его подлинное очень узкое распространение, массой шевронов, демотиваторов и так далее. В баре «Каратель» даже появилась «стоянка для рабов». http://novorossiia.ru/uploads/posts/2015-05/14315180702barkaratel2.jpeg


В итоге сложилась очень странная ситуация: промелькнувшее где-то в интернете и быстро забытое известие (подлинное или фейковое) об украинском негативе живет в свидомых головах на порядок дольше, чем в умах якобы «целевой аудитории». Вспомним отвратительный торт-младенец, которым ровно год назад в BarHot пытались потроллить информповод более чем полугодовой (!!!) давности. Давным давно уже сменились медиатренды, повестка дня, ситуация вокруг, но нет – украинцы «берегли в сердце» тот факт, что их когда-то риторически обвинил в казни русских детей, и вот – «спешите видеть». Это, собственно, даже не «позднее зажигание», а яркий пример того, что украинское общественное сознание бережно коллекционирует все, что о нем когда-либо сказали плохого и готово «иронизировать» над этим без срока давности.


Теперь, собственно, о природе такое «самоиронии». Мы уже сказали выше пару слов, о том, что далеко не всегда «иронизирующий над собой» украинец готов согласиться с данным ему оппонентом прозвищем. Соглашаются только с тем, что как-либо льстит извращенному самолюбию.


Получается что-то наподобие такого:


— Пан атаман, про нас написали в московской газете!


— Да, и что там пишут?


— Пишут, что мы бессовестные мародеры…


— Так, отлично. Отлично! Вкусно как! Давай сделаем такую надпись на нашей первой тачанке. А что еще пишут?


— Пишут, что мы насильники и убийцы…


— Врут! Врут, мерзавцы! Клевещут! Но как вкусно-то, а?! Давай напишем это на нашей второй тачанке!


— Еще пишут, что мы сожгли сельскую школу…


— Да, хм, было дело, мда… Мы тогда даже уже не знали, как оправдываться. Хотя зачем нам оправдываться? Пиши на третьей тачанке: «Жгем школы!». Ведь все поймут, что это шутка такая, га-га-га…


— И в конце пишут, что у вас геморрой и цирроз печени от пьянства. Написать про это на вашей атаманской тачанке?


— Нет. Вот про это – писать не надо.


То есть, подводя итог, мы можем определить украинскую «самоиронию» как «шутку», в которой ничтожно мало собственно шутки. Есть такой литературоведческий термин: «двойная самоотрицающая ирония». Это – «прием внешне иронически отстраненного, но, по существу, прямого публицистического высказывания». Так и тут: высказывания внешне «иронически отстраненные», а по существу – вполне себе прямые. Так что это не ирония, как они пытаются отмазаться от своих поганых «шуточек», а, что называется, оговорки по Фрейду.


 
Григорий Игнатов


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...