Загрузка...

Убит Павел Дрёмов — неизбежная расправа?

13.12.2015 14:21

Позвольте мне в этой связи вспомнить то, что произошло в день предыдущего громкого покушения, убийства комбрига Алексей Мозгового...

b7545e8865e6


12 декабря 2015 года неподалёку от города Первомайск около  13 часов дня  был убит легендарный командир луганского казачества Павел Дрёмов. Все печальные обстоятельства этого убийства уже подробно пересказаны, и, наверное, нет смысла пересказывать их вновь и вновь.


Однако, кроме внешних фактов есть и внутренняя логика событий, та самая, которая сделала эту расправу фактически неизбежной. Вот эту логику мы и постараемся понять.


Исторически, Донское казачество стало одной из первых сил, поднявшихся на защиту Новороссии.  Можно сколько угодно и даже  за дело критиковать казаков, но именно казачьи отряды и дружины  были среди самых первых ополченцев, среди  тех, кто  закрыл дороги от свободного перемещения по ним ВСУ ещё весной  2014 года, закрыли  без всякой особой команды, охраняя каждый свой  рубеж.  И эти народные  силы, пусть в целом слабые и разрозненные,  и стали той сеткой, которая скрепила новые республики, которая лишила возможности свободного маневра силы киевского режима, фактически  спасла эти прото-государства, ДНР и ЛНР, не имеющие на тот момент своих вооруженных сил,  что позволило не имея ещё  Армии  контролировать значительные территории и в итоге  провести референдум о независимости, дало время на формирование и Вооруженных сил и Правительств.


Именно приход к реальной власти на местах вооруженного народа — а на тот момент не менее половины всей территории контролировали  именно казаки — в итоге и позволило появиться на политической карте двум новым народным республикам, а властям республик стать властями, а не новыми клиентами киевских СИЗО.


Начав свою боевую работу в мае, уже к июню  2014 года отряды  Дремова и  отряд Мозгового заняли  Лисичанск и Северодонецк, откуда позже отошли на рубежи в район Первомайска, Стаханова, Алчевска и Фрунзе,  где и держали оборону  вплоть до наступления на Дебальцево  зимой 2015 года.


Сейчас мы может назвать поименно таких командиров — как казаков так и ополченцев первой волны —  таких как Павел Дремов, Валерий Болотов, Алексей Мозговой, Алексей Павлов, Александр Беднов, Николай Козицын, Вячеслав Пинежанин, Евгений Ищенко и другие, (простите, если кого забыл).


Читая этот список нельзя не заметить, что на данный момент  в ЛНР зачищены все известные командиры «первой волны», которые в свое время решили – жить  или не жить республике. Значительная часть из них убита,  Болотов и Козицын — в России.


Случайность ли это? Разумеется, нет.  Если не все, то большинство этих  случаев  носит  характер заказного политического убийства, и вне всякого сомнения  цепь этих политических убийств  имеет свой центр координации и принятия решений.


Список врагов Дремова достаточно хорошо известен. В декабре 2014 года Дремов выступает с видеообращением  в адрес российских и  луганских властей и лично главы республики Плотницкого,  где обвиняет его  в расхищении  гуманитарной помощи  и дальнейшей  перепродаже российской помощи через розничные сети, подконтрольные главе республики,  угрожает Плотницкому придать гласности данные на некоторой секретной флешке, на которой, по его словам, содержались твердые  доказательства этих обвинений.


Этот секретный  сборник документов с тех пор получит название «флешка Дремова». Пока неизвестно, оставил  ли он кому-либо копию, с поручением раскрыть  эту  информацию в случае своей смерти. Будем надеяться, что да. Ближайшие дни покажут это, хотя надо понимать, что лица, интересы которых затронуты данной флешкой не ограничатся местью Дремову,  и несомненно постараются вычислить возможных владельцев информации и «решить по ним вопросы».


Пока  же известно, что высказанное тогда Дремовым обвинение, о том, что: «Ваши ставленники, господин Плотницкий, воруют каждый день составы с углём» нашло свое полное подтверждение в деле «ставленника», министра энергетики ЛНР Дмитрия Лямина, назначенного на пост главой республики, и  арестованного МГБ в октябре месяце 2015 года. По версии обвинения около 90% добываемого в республике угля похищались, (всего по данным МГБ и МВД  было похищено три миллиона тонн)  а выручка от  реализации присваивалась. Таким образом, как минимум «угольное»  обвинение  Дремова полностью подтвердилось, возможно,  благодаря его  разоблачениям. Ведь он, пожалуй, единственный  из командиров, кто не боялся открыто говорить об этом — потому что надо понимать,  что за покушение на бизнес-интересы «правящей семьи» в  Луганске – этом нашем современном Чикаго – убивают.


Также Дремов прямо обвинил главу республики в работе на интересы «хозяина Луганской области» олигарха Ефремова. Это также ни для кого не секрет, многие самые высокопоставленные чиновники в нынешнем  Луганске – это старые верные члены команды олигарха.


Интересно будет узнать, подтвердятся  ли остальные обвинения Дремова. По его словам из того же выступления  90% гуманитарной помощи, поступающей из России не распределялось среди населения ЛНР, а тут же перепродавалось. В этой информации обращает на себя внимание  точное  совпадение доли  похищенного имущества, что перекликается  с  делом по углю (по данным МГБ 90%), и доли  распроданной российской гуманитарки (цифра Дремова 90%). Если и тут и там  действовала одна и та же  ОПГ, то, возможно, её «типовой финансовый план»  не предусматривал проводить «вбелую» и отдавать в бюджет государства или гражданам  более 10% поступающих им ресурсов.


Ещё  одно обвинение Дремова в адрес  Плотницкого —  это резка  вагонов с целью продажи  на металлолом. К сожалению,  в республиках  это имело место быть неоднократно, в том числе и в ДНР, где летом 2014 года, пока  одни воевали  на фронте,  другие люди  в тылу бодро  резали российские вагоны, оказавшиеся в  на Донбассе,  на металлом и неплохо зарабатывали на этом (позже эти нехорошие люди исправились, и  занялись переговорами в Минске, что, разумеется, также  характеризует их деловые качества с самой лучшей стороны).


Известно также, что Дремов ещё в 2014 году  поставил в известность об этих фактах руководителя  российских кураторов с позывным «Тамбов», под которым источники обычно называют генерал-майора  С.Ю. Кузовлева. По все видимости, это обращение к генералу  не имело никакого результата, так как реальные  аресты высокопоставленных луганских воров начались лишь спустя год, и уже при других кураторах. Возможно, это и вызвало тогда известное горькое заявление Дремова,  что самый-самый главный российский куратор Новороссии (куда более высокий чем упомянутый  «Тамбов») — вор.


Также  можно предположить, что вряд ли концы  этого покушения ведут в МГБ и МВД Луганска  — ведь они только что фактически реализовали материал Дремова, чем нанесли серьёзный ущерб луганской властной ОПГ,  которая,  имея самых  высоких покровителей,  пристроилась доить республику, и  силовики, в какой-то мере, были в этом противостоянии  на одной стороне баррикады с Дремовым. Во всяком случае, их отношение к убийству Дремова как потери боевого товарища, высказанное 12 декабря на совместном брифинге руководителей МГБ и МВД в Луганске казалось искренним, а намерение найти и покарать убийц — не просто позой.


Однако, с учётом полного списка тех влиятельных лиц кому Дремов был как кость в горле, со своей флешкой, и объёма нанесенного им преступникам ущерба, измеряемого только по углю в сотнях миллионов долларов, одного желания даже таких влиятельных органов  тут мало. Хватит  ли у них полномочий, или руки вновь окажутся коротки, как  во всех до  одного предыдущих случаях заказных и политически мотивированных убийств в Луганске? Не говоря уже о том, чтобы выйти на конечных заказчиков  этих преступлений.


Рискну предсказать, то пока следствие не начнёт  рассматривать эту цепь луганских  преступлений не как изолированные покушения, а как единую последовательность событий, имеющую одного генерального  заказчика, куда более влиятельного, чем глава Республики, пока следствие не примет во внимание политическую подоплеку событий  и громадные финансовые интересы сильных мира сего, очевидным образом стоящие за этими убийствами — раскрытие каждого такого  преступления в отдельности будут  невозможным.


Раскроют ли это убийство? Позвольте мне в этой связи  вспомнить то, что произошло в день предыдущего громкого покушения, убийства  комбрига Алексей Мозгового. 23 мая  2014 года я на автомобиле пересёк границу ЛНР в районе пограничного поста Изварино, и  ехал в Алчевск как раз с целью встретится с комбригом, с которым общался до этого только заочно. Но вместо встречи с комбригом   оказался на месте  его убийства, спустя не более часа после этого события,  где меня остановило оцепление  из прокуратуры ЛНР (во всяком случае, так было написано на их черных фольсвагенах). Прямой проезд был закрыт, и мы двумя машинами (на втором «Ровере» был журналист  Грем Филлипс) поехали в долгий объезд, кружа по разбитым дорогам,  объезжая взорванные мосты, партизанскими тропами пересекая железные дороги, плутая как  раз между местом покушения на Мозгового и линией фронта.


Это продолжалось довольно долго, так как местные жители дорогу нам, конечно, показывали, но почему-то все в разные стороны, а навигаторы только сбивали с толку, то прокладывая маршрут через укропские земли, то через давно порушенные войной мосты.  Около двух часов мы сканировали местную дорожную сеть, колеся  как раз по тем дорогам, по которым и должна была отходить к своим  мифическая «украинская ДРГ» о которой тут же заявили в Луганске. Что меня поразило — никто и нигде не ловил эту ДРГ.  Все блок-посты оказались брошены, на перекрестках дорог не было никакого контроля, мимо не проезжали автомашины с военными — то есть вообще ничего, ноль  военной и полицейской активности.


Позже, когда я приехал в  Алчевск на похороны комбрига я задал этот вопрос на  уровне руководителей бригады — почему же они не ловили эту  ДРГ? Где было усиление? Почему немедленно не были выставлены посты в сторону границы, почему никто не проверял машины?


На меня посмотрели, как на полного  идиота. «Мы не ловили никакой украинской ДРГ, потому что не было никакой украинской ДРГ» — устало ответил мне не спавший трое суток командир,  — «А  разве вы сами не  знаете этого?»


Я — знаю.  Теперь знаете и вы.


Хроника заказных политических  убийств командиров ополчения  в «отдельных районах Луганской области» в 2014- 2015 годах :


18 ноября 2014 года

Антрацит, убийство диверсионной группой «Прапора» — Вячеслав Пинежанина (коменданта города Антрацит) и его заместителя «Шахтера»,  вместе с группой ополченцев, число которых до сих пор не названо следствием (первоначальная названная в СМИ цифра – 12 ополченцев). Ранее Вячеслав Пинежанин выступал с критикой в адрес главы ЛНР Игоря Плотницкого.


1 января 2015 года

Окрестности г. Луганск,  группой наёмников под крышей прокуратуры ЛНР совершено убийство начальника штаба бригады армии ЛНР А. Беднова и его охранников, включая двух граждан России. Ранее Беднов оппонировал Плотницкому на выборах, известно о стрельбе по людям Беднова с целью не допустить подачи документов от имени Беднова в избирком  на выборах Главы республики в октябре 2014 года.


23 января 2015 года

Окрестности г. Первомайск, убийство диверсионной группой мэра города Первомайск Ищенко, заместителя атамана Дрёмова. Ранее Ищенко и Дремов выступали с резкой критикой Игоря Плотницкого.


23 мая 2015 год

Около села Михайловка Перевальского района из засады взорван и  убит комбриг Алексей Борисович Мозговой, наиболее популярный в народе  военный и политический деятель ЛНР.


12 декабря 2015 года


На трассе Первомайск — Стаханов  совершён подрыв автомобиля, в котором находился командир Луганских казаков, полковник Павел Леонидович Дремов.


Закрыт ли этот список ..?



Борис Борисов


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...