Загрузка...

Украина Фоллаута: Постапокалипсис, мы тебя ждем и любим!

15.06.2015 18:50

Напоследок вот стоит сказать: НАМ бояться апокалипсиса у НИХ не стоит. Мы – армагеддоноустойчивые.

fallout2


В ноябре этого года выйдет очередная и, как обычно, долгожданная игра из серии Fallout. Для всех геймеров с хорошим вкусом это будет отличная возможность погрузиться на несколько недель в мир разрушенной цивилизации, а вот для людей, склонных к осмысливанию действительности, появление и этой игры, и прочих произведений популярной культуры, посвященных «миру после конца света» — хороший повод всерьез задуматься: почему современный мир зациклен на своей собственной смерти?


Не претендуя на полноценное культурологическое исследование, можно все же с определенной уверенностью утверждать, что живой массовый интерес к теме краха цивилизации и последующего полуварварского существования оставшихся людей возник не ранее 80-х годов 20-го века. Википедия говорит, что жанр постапокалиптики родился куда раньше, на рубеже 19-20 веков («Алая чума» Джека Лондона и еще несколько произведений других авторов), но реально трендом он стал в 80-х. Начиная с этого времени, лавинообразно стали появляться книги, фильмы, а потом – и компьютерные игры, посвященные некоей глобальной катастрофе, последующему одичанию и «новому средневековью»: «Безумный Макс» (новый все уже посмотрели?), «Водный мир», книга и фильм «Почтальон», «Книга Илая», «Дорога», игры серии Fallout, HalfLife, Метро-2033, локальная постапокалиптическая зона в играх серии S.T.A.L.K.E.R., и несть им числа, не говоря уже о постапокалиптических аниме. Несколько особняком, но тоже вполне в русле данного тренда стоит огромный массив фильмов и игр на тему «зомби-апокалипсиса». По сути дела, та же ситуация, только смещен фокус основной угрозы с людей на «бывших людей».


Согласитесь, если интерес к такой теме не остывает четвертое десятилетие подряд – стало быть, она трогает некие чрезвычайно чувствительные струны в душе современного человека!


Итак, чему нас учит тренд постапокалипсиса? По пунктам – с нашими комментариями.




  1. Современный мир – уязвим, хрупок и конечен. Оптимизм большей части 19 и 20 веков о построении прогрессивного счастливого общества – ложен. Все рухнет в короткий срок, а люди превратятся в жестоких варваров.




Что ж, спасибо за честность – так западная культура оценивает саму себя. Западный человек боится собственного общества, за улыбчивой маской которого скрывается мародер и каннибал. Он не доверяет собственному правительству, которое вполне может ставить на целых народах жестокие эксперименты (как в системе экспериментальных убежищ в Fallout), и само может оказаться причиной конца света, начав атомную войну или выпустив на свободу опасный вирус. Он не верит в справедливость окружающей системы ценностей: весь порядок держится на полицейских дубинках, а исчезни они – атомизированное общество моментально превращается в войну всех против всех. Тема постапокалипсиса – это страхи подсознания простого американца, который никому не верит, всего боится и с ужасом ждет любого катаклизма, который сдует весь налет цивилизованности с него и его соседей.




  1. Мир после конца света станет проще, грубее и опаснее. Это мир для сильных и смелых людей, которые могут действовать без оглядки на современную мораль. Этим он и привлекателен!




Дробовик, мачете – и никаких вопросов о том, что делать с врагами. Ты просто убиваешь их сотнями. Такой сценарий – основа большинства ПА (постапокалиптических) вещей. Соответственно, ПА – это не только подсознательный страх, но и подсознательное желание современного человека сбросить с себя «цепи цивилизации» и «развернуться по полной». Продавец ксероксов может стать вождем нового племени («Почтальон»). Да, в этом скучном мире я никто, какой-нибудь клерк – но как бы я зажигал, позволь ситуация не оглядываться на ограничения цивилизации! ПА – это не только ужас, но еще и свобода, «праздник непослушания». Иллюзия, конечно, но такая манящая…




  1. Мир после конца света – предельно атомизированное общество. Небольшие группки людей племенного типа враждую друг с другом. Начинают быстро плодиться жестокие диктаторы и религиозные фанатики.




Это – еще один чрезвычайно характерный штрих к современной западной психологии общества. Он исключительно отчетливо обнажает неверие американца (90% всего на тему ПА идет из США) в некие связующие общество традиции, ценности и чувство братства. Ну вот, скажем, произошел оный конец цивилизации в Египте или Ираке – и что там изменится? Да по сути – ничего. Курды будут кучковаться с курдами, сунниты – с суннитами, и так далее. Мало что изменится в структуре общества, кроме технологий. А в Америке сразу рухнет всё. Любителям поязвить на тему «скреп» рекомендую задуматься: какое общество моментально деградирует в кипящий хаос – а какое почти не изменится, со «скрепами» или без?


Теперь вот какой вопрос: а выгодно ли постоянное поддерживание общественного интереса к теме ПА тайным и явным властям Запада?


Ответ – да.


Почему? Давайте снова по пунктам:




  1. Постоянное напоминание о хрупкости цивилизации служит прекрасным жупелом для оправдания любого удушения гражданских свобод. Застрелили чернокожего? Ничего страшного, так будет с каждым, кто попытается принести семена анархии в наш мир порядка. Следящие дроны, микрочипы, упразднение бумажной наличности – все простится ради благой цели, чтобы не вырвались наружу темные силы общественного бессознательного и не устроили локальный постапокалипсис.




  2. Реклама брутального мира ПА – прекрасная сублимация для современного западного человека, которому, как в Англии, и стальные столовые ножи скоро держать в доме запретят. Пусть великовозрастные мечтатели резвятся в виртуальном мире, забыв о своем реальном положении.




  3. Демонстрация возможных сценариев исключительно хаоса и анархии – способ заставить больше любить государство, которое ограждает каждого от всех, и не допускает социального каннибализма. Люди злы, жестоки и непредсказуемы, никакой кооперации, никаких «больших проектов».




  4. Наконец, постепенно приучая человечество к виртуальному миру ПА, снижается степень шока от совершенно реальных очагов будущего мира после конца света в Азии и Африке, да и в странах типа Украины. «Вау, у вас там все как «Фоллауте» — крутооо!». Ужас, тревога и сочувствие замещаются аналогиями с виртуальным стереотипом. Господи, да о чем говорить, если в США мега-популярна тема действий при сценарии «зомби-апокалипсиса»: взрослые дядьки на полном серьезе рассуждают, как лучше убегать от зомби и чем их можно убить. Виртуальность определяет сознание куда сильнее реального мира.




Напоследок вот стоит сказать: НАМ бояться апокалипсиса у НИХ не стоит. Мы – армагеддоноустойчивые. У нас есть наши «скрепы», в которые входит умение терпеть трудности, чувство коллективизма и готовность работать в команде, а не распадаться на шайки мародеров. Если даже и случиться глобальный ПЦ, то оклемаемся мы гораздо быстрее всех прочих.


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...