Загрузка...

Украина — страна без Первого Мая

01.05.2015 17:44

Как живут трудящиеся Украины – страны, экономика которой на днях заняло «почетное» последнее место в индексе английского журнала The Economist?

mayday


Как живут трудящиеся Украины – страны, экономика которой на днях заняло «почетное» последнее место в индексе английского журнала The Economist? На что надеются рабочие с минимальной зарплатой в 43 доллара и ждать ли результативных акций протеста в их борьбе за свои права? И есть ли вообще такая борьба на Украине?


Пьеса «На дне», автор Валерия Гонтарева


В мире множество бедных и несчастных стран, сами условия жизни в которых неприятно поражают воображение: трущобы Бангладеша, хижины африканских стран, тотальной карточная система в Венесуэле. Казалось бы, бедной, но все же не совсем уж чтобы нищей Украине никогда не догнать этих аутсайдеров – и надо же, какой сюрприз: она их… обогнала! В 2015 году украинцы попали в ситуацию, когда их жизнь по совокупности цен, доходов и перспектив стала хуже, чем существование ливийцев в условиях гражданской войны и жителей Экваториальной Гвинеи. Как честно призналась 27 апреля Валерия Гонтарева, глава Нацбанка Украины, экономика страны достигла дна. Все. Дальше падать, якобы, некуда – но это, конечно, неправда: даже став худшей экономикой планеты, всегда можно продолжать увеличивать отрыв в этом направлении. Уровень инфляции достиг почти 300%, а уровень безработицы стал пиковым за последние 14 лет – и это только учитывая тех, кто официально встал на учет как безработный.


Казалось бы, идеальные условия для борьбы за свои права тех, кому «нечего терять, кроме своих цепей» — даже худшие, чем были у американских рабочих 1 мая 1886 года. Но не все так просто…


Правые есть, левых – нет


Украина на данный момент представляет собой страну, где практически отсутствует левое движение. Фактически, его толком и не было за все годы независимости. Была КПУ, которая надежно блокировала «святое место» борьбы за права трудящихся от всяких иррегулярных леваков, при этом бездеятельно просиживая штаны в парламенте, куда «коммунисты» на каждых выборах гарантировано проходили за счет ностальгирующих пенсионеров. Никакой реальной борьбой за права рабочего класса миллионер (классический «правый уклонист» в советской терминологии) Петя Симоненко не занимался, что, однако, не спасло его партию от запрета. Так в Украине не осталось даже номинальных радетелей за права рабочих. Более же радикальная ПСПУ во время своей недолгой славы занималась преимущественно вопросами геополитики, борьбой за русский язык, против НАТО и так далее.


Практически всегда оппозиция в парламенте Украины была правой. Это были националисты типа «Свободы», правые либералы типа «Нашей Украины», эклектичные национал-популисты типа «Батькивщины», наконец, просто представители крупного капитала как нынешний «Оппозиционный блок» из экс-регионалов. Никто из них всерьез не собирался решать вопросы увеличения заработной платы, расширения прав работника, контроля над  доходами олигархов. Все их предвыборные лозунги с чем-то подобным были махровым популизмом, никогда не доходившим даже до половинчатого воплощения.  И теперь, когда МВФ изо всех требует от правительства Украины решений в духе самого жестокого «тэтчерианства», возвысить голос в защиту прав простого работника некому…


Недоношенный Майдан


Нельзя отрицать тот факт, что, помимо националистических лозунгов, многие из участников Майдана разделяли требования деолигархизации страны. Да, призывали к несколько односторонней «деолигархизации» — раскулачиванию исключительно донецкого клана, всех этих Юр-Иванющенко и Саш-Стоматологов, а на аналогичных олигархов чуть меньшего калибра и иной партийной принадлежности глаза закрывали, но все же налицо был некий социальный протест. Почему же он так и не оформился в нечто результативное?


Ответ прост: из-за отсутствия в стране настоящих профсоюзов. Не требующий доказательства факт полнейшего соглашательства профсоюзных лидеров с любой властью делает такие «союзы рабочих» совершенно импотентскими. Да, в самом крайнем случае, такой «союз» может вывести своих членов на акцию протеста, но никогда – на забастовку. О, это красная черта, табу, граница дозволенного – простой предприятия и гигантские убытки для его собственника.  В странах Европы всеобщие страйки, скажем, транспортников то и дело парализуют все сферы жизни в рамках отдельного государства. А в Украине? Да ни разу такого не было. Стучать касками и махать флагами, как шахтеры недавно под Кабмином – можно, прекращать работу – нельзя. Никто и не пытается. А ни правительство, ни хозяина одними выкриками и плакатами не напугаешь. Их можно напугать лишь реальными убытками.


Но отсутствие левой оппозиции и настоящих профсоюзов сделали рабочих беззащитными – их некому было организовать, поддерживать в длительной борьбе и представлять их интересы. Вместо этого рабочие были обмануты правыми популистами, которые наобещали с три короба европейских прав и зарплат, но вместо этого разрушили экономику и довели население до нищеты. Хуже всего то, что это положение зафиксировано жестким запретом на любую «дестабилизацию», когда за законные требования и мирный протест вполне можно получить срок за «сепаратизм» или «антиукраинскую деятельность».


Праздник, уходящий в историю


Это может звучать грустно, но, похоже, никакой борьбы трудящихся за свои права в будущее Украине уже не будет – просто по причине отсутствия этих самых трудящихся. Реально ли это?


Конечно. Трудящиеся – это не простая сумма человеческих единиц, а, прежде всего, рабочие коллективы крупных предприятий и целых отраслей промышленности. Но в условиях катастрофического падения промпроизводства в современной Украине рабочий класс просто-напросто вымирает. Одни заводы останавливаются из-за разрыва экономических связей с Россией, другие – из-за отсутствия топлива и сырья из Донбасса. Нет заводов – нет рабочих.


Еще один печальный факт: крайне сложно организовать борьбу за свои права в условиях безработицы и переизбытка рабочей силы. Протестуешь? Пошел вон, на твое место пятеро просятся с закрытых вчера аналогичных предприятий. Когда нечего есть рабочему, правила игры диктует работодатель. Если рабочие чего-то требуют – их увольняют с помощью силовиков или наемных «добровольцев».


Так что, вполне вероятно, Первое мая будет по-прежнему вдохновлять европейских и американских молодых социалистов, которые знают, что за ними – миллионы рабочих с собственной гордостью, готовых выйти на протест хоть завтра. Но в Украине теперь нет ни социалистов, ни активных рабочих, ни протеста…



Григорий Игнатов


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...