Загрузка...

Битва за Славянск — битва за сланцевый газ?

23.06.2014 14:32

1Правдоподобна ли версия о сланцевом газе как подлинной причине войны на юго-востоке Украины?

Любой войне сопутствует своя конспирология, которая всякий раз сводится к попытке вскрыть тайные пружины и цели конфликта. Не стало исключением и вооружённое противостояние Украины и Новороссии. Спектр версий о его «подлинной сути» варьируется от скептических реплик про «бандюганов, не поделивших власть над Донбассом», до полномасштабной концепции «Под боком у России разгорается очаг Третьей Мировой войны».

Особое место среди этих конспирологических теорий занимает версия о «газосланцевом следе». Её сторонники за последние недели выстроили стройное объяснение происходящему на юго-востоке Украины вокруг многомиллиардной сделки между украинским правительством и транснациональной нефтегазовой корпорацией Shell на добычу сланцевого газа аккурат в тех краях, где сегодня разворачиваются бои между киевской военщиной и ополченцами.

Выглядит эта версия так.

Наиболее распространённый метод добычи сланцевого газа предусматривает обязательный «фрекинг» (гидравлический разрыв пласта), во время которого закачиваемая в недра под огромным давлением смесь из воды, песка и ядовитых «присадок» вызывает трещины в толще земли и высвобождает из них газ. Эта смесь, по мнению ряда специалистов, создаёт большие проблемы для экологии региона газодобычи: отравляет почву и водоёмы, проникает в колодцы, приводит к заболеваниям людей и животных. Естественно, добыча сланцевого газа в обжитых людьми районах вызывает протест среди местного населения, опасающегося необратимых экологических последствий. В ряде европейских стран добыча сланцевого газа путём фрекинга находится вообще под запретом — но не на Украине.

Приобретя год назад права на разработку почти восьми тысяч квадратных километров территории на густонаселённом юго-востоке Украины для разработки сланцевых месторождений газа (так называемый Юзовский участок, на карте напоминающий «подкову», один рог которой идёт от Балаклеи и Изюма к Северску и Соледару, а другой — к Донецку), Shell столкнулась с противодействием со стороны местных жителей. И в какой-то момент поняла (очевидно, не сама, а в сговоре с «сильными мира сего»), что проще и эффективнее совсем избавиться от местного населения, чтобы спокойно добывать газ на обезлюдевшей территории. Именно это, согласно данной версии, и привело к войне, наиболее ожесточённые бои которой проходят ровнёхонько в границах Юзовского участка. В результате чего десятки тысяч беженцев, покидающих этот район, с каждым днём всё сильнее «расчищают» местность в интересах углеводородных магнатов.

Эта «базовая» версия происходящего, как правило, обрастает значимыми подробностями.

Чаще всего сообщается о Хантере Байдене, сыне американского вице-президента Джо Байдена, вошедшем в мае этого года в совет директоров Burisma Holdings, крупнейшей частной углеводородной компании на Украине, имеющей интересы в том числе и в Днепровско-Донецком нефтегазоносном бассейне. В совет директоров компании, помимо Байдена-младшего, входят Девон Арчер, друг семьи госсекретаря США Джона Керри, и бывший польский президент Александр Квасьневский. При этом прозрачно намекается на то, что за решением «избавиться» от населения юго-востока Украины стоят именно американские «смотрящие» (даром что поляк устроился на нефтяную работёнку ещё при Януковиче): им, дескать, тоже приглянулись лакомые месторождения Донбасса, и теперь они жадно потирают руки в ожидании скорых сверхприбылей.

Ну а наиболее экстравагантное «дополнение» к сланцевой версии и вовсе подразумевает, что «исходу» беженцев из газоносных районов Новороссии способствует… сговорившаяся с Вашингтоном Москва. Которая якобы поставляет ополченцам ровно столько оружия, сколько требуется, чтобы они, с одной стороны, не имели возможности выйти из городской обороны и образовать фронт против карателей вдали от плотной застройки, но при этом могли достаточно долго отбиваться от атак хунты, прячась среди зданий. Именно такой, затяжной и разрушающий инфраструктуру, формат войны приводит к наиболее мощному потоку беженцев, которые при ином, более решительном характере боевых действий с той или иной стороны, скорее всего, остались бы дома.

В целом, версия эта достаточно стройна. Особую реалистичность ей придаёт тот факт, что именно город Славянск прошлой весной, когда только началась свистопляска с Shell, оказался центром народного сопротивления сланцевой газодобыче на Донбассе. И вообще, «сланцевый след» волшебным образом объясняет сразу много вещей: корыстный интерес США в войне, покорность «захомутованной» Украины, непрекращающийся поток беженцев и, конечно, бои за непримечательный, на первый взгляд, форпост «команданте» Стрелкова. А тут ещё и генсек НАТО Расмуссен обвинил Россию в заговоре против добычи сланцевого газа во всём мире… Немудрено, что «сланцевая» версия оказалась настолько популярной в «околоэкспертных кругах», что сегодня подразумевается многими как нечто само собой разумеющееся: за что же, мол, ещё могут идти войны, как не за углеводородные миллиарды?

Тем не менее, несколько соображений заставляют относиться к представленной версии событий на юго-востоке Украины с осторожностью и даже скепсисом. И дело не только в том, что компанию Байдена-Квасьневского не так-то легко «впихнуть» в зону интересов ротшильдовской Shell: это разные, всё-таки, деньги. Дело в том, что и остальная «логика вещей» тут хромает.

Начнём с того, что теория «сланцевого следа» объясняет хоть и многое, но далёко не всё. В частности, непонятно, как эта версия соотносится с другим популярным сюжетом, согласно которому Запад сегодня пытается всеми силами втянуть в этот конфликт Россию. Очевидно ведь, что «нашим западным партнёрам» следовало бы выбрать что-то одно: либо эффективно «зачистить» Донбасс от местного населения и российских добровольцев, чтобы приступить, наконец, к гидроразрывам пластов, либо же на долгие месяцы, а то и годы, получить в тех местах военную «бодаловку» с Российской армией, которая, будучи вовлечённой в конфликт, станет биться за Славянск, Донецк и Луганск до последнего.

Не сильно вписывается «сланцевая» версия и в политическую логику Евромайдана. Договор с Shell был подписан Украиной не сегодня и не «западенцами», ненавидящими Донбасс, а еще при Януковиче — в январе 2013 года. Более того, по некоторым догадкам, интересы Януковича могли стоять за странной формой сотрудничества с Shell по Юзовскому участку, в котором, помимо государства в лице компании «Надра Украины», приняла участие мелкая и никому не известная фирма «СПК-Геосервис», неожиданно выигравшая тендер у таких гигантов, как, например, ТНК-ВР.

Теперь эту «фирму-прокладку» новая киевская власть решила поскорее выкинуть из дела. Однако сам договор с Shell ни хунта, ни новый избранный президент отменять не стали. Конечно, легко представить, что Януковича, Турчинова и Порошенко связывает общее стратегическое желание снять Украину с «российской газовой иглы». Ещё проще вообразить, что это Shell вертит, как хочет, любой украинской властью. И всё же предполагать, будто западные «нефтегазовые короли», подписывая с Януковичем в январе 2013-го договор по юго-восточному сланцевому газу, всерьёз рассчитывали свергнуть президента год спустя, чтобы затем развязать региональную войну ради изгнания сотен тысяч людей, как-то тяжеловато. При такой дальновидности Запада куда логичнее было бы ему сначала свергнуть ставленника «Донецкой земли» — и лишь затем подписывать людоедский договор с теми, кому на юго-восток откровенно наплевать.

Кроме того, любая война означает повышенные риски — для бизнеса, для инвестиций, для привлечения специалистов и банковских кредитов и т. д. Играть с огнём имеет смысл лишь тогда, когда это сулит бешеные дивиденды. Однако «шелловский» проект добычи сланцевого газа на Донбассе сложно отнести к таковым: у него, по американским меркам, чересчур большая себестоимость. Глубина залегания газа — огромная: до 5 км. Разведано месторождение слабо. Уже сейчас предполагаемая цена на «голубое топливо» с Юзовской «дiлянки» тянет чуть ли не на триста долларов за тысячу кубометров. При этом первоначально названное количество возможной добычи на ней — по 20 млрд кубометров ежегодно (из которых самой Украине, к слову, достанется сильно меньше половины) — вызывает большие сомнения. Недавние попытки аналогичной добычи сланцевого газа в соседней Польше показали, что никаких серьёзных результатов там ждать не приходится. Словом, «газовый Донбасс» вряд ли способен претендовать на роль Эльдорадо, ради которого Западу стоило бы развязывать войну. И тем более, вовлекать в неё Россию.

Можно, конечно, посчитать, что боевые действия под Славянском, наоборот, призваны заретушировать провал «шелловской» газодобычи — есть и такая версия. Дескать, Ротшильды развязали войну на месте так и не пробуренных толком скважин, чтобы по-быстрому оттуда слинять, воспользовавшись форс-мажором. В договоре по Юзовскому участку в числе форс-мажорных событий так прямо и указывается: «військові дії або війна (оголошена або не оголошена), діяльність партизанів, терористична діяльність» и т. д., вплоть до ураганов и бурь. Непонятно только, отчего же, во-первых, Shell так до сих пор и не слиняла с месторождения (и, напротив, всячески опровергает планы прекращения бурения). А во-вторых, совершенно неясно, зачем Киев, стремящийся к газонезависимости от Москвы, подыгрывает «убегающим шелловцам», объявляя на Донбассе АТО и называя террористом всякого несогласного со своей политикой.

Ну а главный аргумент против «сланцевой» версии войны за Новороссию кроется в том самом договоре Киева с Shell, который год назад вызвал такую бурю негодования на юго-востоке Украины. Договор этот является типичным соглашением о разделе продукции (СРП) — и он настолько кабальный, что западным газовикам совершенно незачем городить войну, чтобы устраивать бизнес.

По этому договору, Shell освобождается от уплаты экологического налога, сбора за специальное водопользование, платы за землю, таможенного сбора, рентной платы за добычу газа, целевой надбавки к действующему тарифу на газ, сбора на обязательное пенсионное страхование, сборов от продажи иностранной валюты и за услуги мобильной связи, сборов при покупке недвижимости и при отчуждении автомобилей. На участников Юзовского проекта не распространяется действие нормативных документов Украины, если они ограничивают права инвесторов. Проверка деятельности нефтяников должна осуществляться одним госорганом не чаще одного раза в три года, максимум в течение 10 дней.

И наконец — согласно статье 37 СРП, под нужды добычи Shell вправе забирать руками государства любую землю вне зависимости от формы собственности — как в пределах договорного участка, так и вне его. Если же владелец земли отказывается договариваться о её передаче нефтяникам, его право собственности может быть приостановлено.

Таким образом, «нефтяным магнатам» нет никакого резона сгонять людей с земли с помощью боевых действий — она им достанется и так. Это всё равно что представить, будто некий частный инвестор, вложившийся в строительство автодороги между Москвой и Питером, задумал развязать войну между двумя столицами ради расчистки земли под шоссе.

Да и вообще, само утверждение «Нефтяники выселяют семь миллионов человек, чтобы безболезненно качать газ» выглядит слишком уж натянутым: с чего бы западному нефтегазу так суетиться из-за донетчан? Да плевать они хотели на людей! Выселять их куда-то, сильно рискуя, что что-то пойдёт не так, — зачем?! Пусть сидят себе дома и пьют заражённую воду. Не американцы, чай. К тому же, две первые скважины на Юзовском участке были пробурены Shell всё-таки в Харьковской области, а не в Донецкой, — и там обошлось безо всякого изгнания жителей.

Получается, что единственной осмысленной вариацией обсуждаемой конспирологии оказывается… киевский взгляд на вещи: «Злокозненная Россия раздувает очаг напряжённости на украинском юго-востоке, опасаясь сланцевых конкурентов сибирскому газу». Что плохо вяжется с действительностью и ещё хуже стыкуется с российской версией ответа, кто во всём виноват.

Конечно, интересы западного бизнеса играют в украинском кризисе большую роль. Стремление западных центров силы «отвязать» газотранспортную систему Украины от «Газпрома», а российский газ — от европейского потребителя недооценивать нельзя. И всё же, стоит признать, что сугубо «газосланцевая» версия происходящего слишком слаба, чтобы претендовать на единоличный статус подлинной причины разгоревшейся войны за Новороссию.


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...