Загрузка...

Крымский кремль

17.03.2014 12:40

Наши эксперты о кризисе на Украине и о возможных санкциях — общий эффект от санкций будет в целом положительным для России и отрицательным для Запада..


80803441


По материалам круглого стола 14 марта 2014 г.


Владимир ВИННИКОВ, культуролог.


Уважаемые коллеги!


16 марта в Крыму должен состояться референдум, который способен определить не только политическое будущее полуострова, не только политическое будущее Украины, но и политическое будущее России, да и всего мира.


Чем ближе дата этого референдума, тем громче и жёстче звучат голоса с Запада, которые обвиняют Россию в агрессии против Украины, грозят нашей стране санкциями и прочими тяжёлыми последствиями.


Хотелось бы узнать ваше мнение, мнение авторитетных специалистов и экспертов о том, какое влияние могут оказать эти западные санкции на социально-экономический, военно-политический и дипломатический статус нашей страны.


Александр АЙВАЗОВ, экономист.


Лично я полностью поддерживаю и одобряю как можно более широкие финансово-экономические санкции со стороны США и Евросоюза против России. На мой взгляд, именно такого мощного внешнего удара не хватает сегодня Кремлю, чтобы полностью отказаться от либерально-монетаристского «вашингтонского консенсуса» во внутренней политике и перейти к модели инновационной мобилизационной экономики.


Разумеется, замораживание счетов и других активов российских компаний, а также отдельных чиновников и бизнесменов в западных банках – непосредственно для этих людей и для этих компаний будет равнозначно выстрелу в упор. Но к такому развитию событий можно и нужно было готовиться загодя, об этом не раз предупреждали и такие серьёзные учёные-экономисты, как Сергей Глазьев и Олег Богомолов, и такие политики, как президент РФ Владимир Путин.


Системный кризис нынешней глобальной экономики не завершился и никуда не исчез после 2009 года. Причём его «первая волна», начавшаяся в 2008 году в связи с банкротством Lehman Brothers, вовсе не была максимальной, с последующими менее сильными «афтершоками». Наоборот, главные потрясения ожидают мир впереди.


И эти потрясения связаны с необходимостью «схлопывания» сразу нескольких вложенных друг в друга финансовых «пузырей», которые надувались не один десяток лет – с момента окончательной отмены Бреттон-Вудсской системы в 1971 году. Самый большой из этих «пузырей» – «пузырь» финансовых дериватов, объём которого, по разным оценкам, колеблется от 500 триллионов до 2 квадриллионов долларов. Это сумма, которую с полным правом можно назвать астрономической – настолько она непредставима для обыденного сознания. Для сравнения, мировой валовой продукт (МВП) по итогам 2013 года оценивается в пределах 85-87 триллионов долларов.


Второй финансовый «пузырь» – это «пузырь» фьючерсных сделок, куда закачано свыше 300 триллионов долларов сроком на 20-25 лет вперёд и свыше 200 триллионов долларов – сроком до 3 лет.


Третий финансовый «пузырь» – это «пузырь» фиксированных долговых обязательств. Его размеры, согласно оценкам Всемирного банка, к началу 2014 года достигли 100 триллионов долларов, то есть также превосходят размеры МВП. Из них уже свыше 18 триллионов долларов приходятся на федеральный долг США, а всего американские резиденты, компании и домохозяйства, имеют долгов на сумму свыше 40 триллионов долларов.


Четвёртый финансовый «пузырь» – это «пузырь» капитализации мировой экономики, рынок публичных акций, на котором обращается около 50 триллионов долларов (из них около 30 триллионов – на фондовых биржах).


Наконец, пятый и последний по счёту финансовый «пузырь» – это «пузырь» наличной валюты, прежде всего доллара ФРС США. Здесь циркулирует эквивалент 10-15 триллионов долларов.

«Первая волна» глобального кризиса, захлестнувшая мир в 2008-2009 годах, была связана с кризисом «плохих долгов», то есть фиксированных долговых обязательств, включая ипотечные. Причём этот «пузырь» даже не лопнул с треском – он всего лишь немного сдулся.


Теперь, следуя логике, необходимо ждать куда более мощного «схлопывания» объёма фьючерсных контрактов. «Сигнальным выстрелом» для которого, на мой взгляд, и являются нынешние события на Украине и вокруг неё. При этом, не касаясь специально вопросов политики и дипломатии, должен сказать, что действия США, направленные на поддержку «Евромайдана», были, условно говоря, «игрой на повышение». А действия России, в том числе относительно статуса Крыма, являются «игрой на понижение». И если сейчас США и Евросоюз введут санкции против России, это будет означать, что им теперь тоже приходится «играть на понижение», то есть не в ту игру, которую они были намерены вести изначально. То есть введение санкций будет означать финансово-экономическое поражение Запада – вернее, той его части, которая рассчитывала через Украину и за счёт России отсрочить приход «второй волны» глобального кризиса.


Александр НАГОРНЫЙ, политолог.


Александр Эрвинович, буквально на днях мне довелось участвовать в закрытом обсуждении проблемы санкций на достаточно высоком уровне. Так вот, там прозвучала мысль, что у России сегодня нет кадров, способных осуществить реальный переход к инновационной и мобилизационной модели экономики, о которой вы говорите. И «олигархи», и подавляющее большинство акторов нынешней российской экономики привыкли работать и мыслить в рамках компрадорско-сырьевой рыночной модели, для них солнце восходит на Западе и никогда уже не садится. Есть ли такой момент, учитываете ли вы его?


Александр АЙВАЗОВ.


Мне эта мысль кажется чрезвычайно ангажированной. Люди не побоялись двадцать с лишним лет гробить и демографический, и экономический потенциал страны ради того, чтобы «встроиться в глобальный рынок», а сегодня, когда этот глобальный рынок трещит по швам, они говорят, что без него не будет жизни ни для мира в целом, ни для России в частности?


Так мог сказать только очень сильно интегрированный в либерально-рыночный дискурс человек. Вон, Чубайс недавно заявил, что несколько лет возглавляемая им корпорация «Роснано» будет «планово-убыточной»! Это Чубайс, «сверхэффективный менеджер», икона российского либерализма!


Будут работать как миленькие, но – работать, а не «пилить бюджеты»! А кто не сможет, кто совсем уже завшивел и стал паразитом, – для них найдутся другие, более соответствующие их реальной квалификации места в новой модели экономики. Она, кстати, у нас не насаждается сверху, а прорастает снизу – в качестве примеров могу привести Евгения Савченко, губернатора Белгородской области, и Константина Бабкина, одного из владельцев «Ростсельмаша», лидера «Партии дела». И таких людей, способных работать на федеральном уровне, у нас уже сейчас немало.


Лучше вы, Александр Алексеевич, расскажите о военно-политическом аспекте западных санкций. Что вас тревожит? А российская экономика даже в нынешнем её виде с последствиями санкций США и Евросоюза справится.


Александр НАГОРНЫЙ.


Я тоже считаю, что общий эффект от санкций, несмотря на понятные потери, будет в целом положительным для России и отрицательным для Запада.


Влияние либерального крыла российского истеблишмента на политику Кремля и внутри страны, и на международной арене значительно сократится.


Это значит, что гораздо легче будет осуществить давно назревшие и перезревшие изменения как в составе правительства России, так и во внешнеполитической ориентации нашей страны.


Те государства, которые пойдут на введение санкций против РФ, чем бы они ни мотивировали при этом свои действия, уже не будут рассматриваться в Кремле как друзья и союзники.


Конечно, опасность того, что «пятая колонна» внутри России под угрозой западных санкций может решиться на государственный переворот, не исключена, однако она невелика, и с каждым днём становится всё меньше. Действия Путина по украинской проблеме, согласно последним социологическим опросам, одобряют и поддерживают свыше 70% населения России, а это чрезвычайно высокий показатель – тем более, что негативно относится к ним не более 10% респондентов.


Более того, на мой взгляд, главные политические санкции против России Запад уже ввёл, когда его марионетки с Майдана при полной поддержке США и их союзников по НАТО грубо нарушили договорённости 21 февраля 2014 года, силой захватив власть в Киеве.


И то, что Россия до сих пор считает эту новую «власть» нелегитимной, в то время как на Западе её признали сразу и безоговорочно, предоставляя финансовую и другую помощь, создало весьма дискомфортную для американских и европейских политиков ситуацию, поскольку теперь они по рукам и ногам связаны необходимостью добиться от Кремля любой формы взаимодействия с «майданной хунтой»: судя по всему, хватит даже начала прямых официальных переговоров, коготок увязнет – всей птичке пропасть.


Пока же ситуация на Украине и в Крыму подвешена на тонкой нитке, которая в любой момент может или оборваться, или, напротив, быть заново пришитой к ситуации до 21 февраля. Первое категорически не устраивает Россию, второе – столь же категорически не устраивает Запад. Поскольку связано с невосполнимым ущербом для политической репутации той или иной сторон конфликта.

Но существующие боле 20 лет прецеденты Приднестровья, Абхазии и Южной Осетии в случае с Крымом выходят на новый, куда более масштабный уровень. Потому что, во-первых, дело касается не Молдовы или Грузии, а Украины. А во-вторых, потому что следом за крымским референдумом в ту же сторону могут потянуться все или большинство юго-восточных регионов Украины, русскоязычных и русскокультурных.


Военное решение крымского конфликта, на мой взгляд, в существующих условиях, полностью исключено. Потому что для этого нет абсолютно никаких предпосылок, особенно информационных и организационных.


Исключение из «Большой восьмёрки» – да, конечно. Но это политический анекдот, поскольку даже в нынешнем формате «восьмёрка» уже не рассматривается как международный орган, способный в должной мере влиять на мировые дела, а без России она окончательно превратится в «клуб друзей США». По-моему, ни из «Большой двадцатки», ни из ВТО, ни из Совбеза ООН в связи с Крымом и Украиной Россию никто исключать не грозится. Не так ли, Александр Александрович?


Александр БЕССМЕРТНЫХ, дипломат.


Для того, чтобы исключить Россию из Совета Безопасности ООН, необходимо распустить саму Организацию Объединённых Наций. Или уничтожить Россию как политический субъект. Иных вариантов нет. Но, уверен, высшее руководство нашей страны, всё мировое сообщество ни того, ни другого не допустит.

Владимир ВИННИКОВ.


Александр Александрович, сейчас нередко проводятся параллели между Карибским кризисом 1962 года и нынешним Крымским кризисом. Вы являетесь очевидцем двух этих событий, которые разделены промежутком ни много ни мало в 52 года, то есть более полувека. Оба они так или иначе связаны с деятельностью Никиты Сергеевича Хрущёва, который в 1962 году отправил советские ракеты на Кубу, а в 1954 году передал Крымскую АССР в состав Украины. На Ваш взгляд, насколько оправданы подобные параллели? Является ли нынешний Крымский кризис симптомом завершения целого цикла мировой политики, начатого Карибским кризисом, – цикла, кульминацией которого стало уничтожение СССР в 1991 году?

Александр БЕССМЕРТНЫХ.


Карибский кризис является поворотным моментом всей мировой истории, поскольку его результатом стало устранение угрозы ядерной катастрофы, грозившей гибелью всему человечеству, замедление гонки вооружений и конвергенция военных технологий в гражданские, то есть поворот научно-технической революции лицом к человеку. Думаю, в этом отношении сравнивать Карибский кризис и нынешнюю ситуацию вокруг Украины совершенно некорректно.


Владимир ВИННИКОВ.


Искренне благодарю всех участников нашего обсуждения, в ходе которого прозвучало немало интересных мыслей и полезной информации. Надеюсь, после референдума 16 марта в Крыму у нас будет возможность ещё раз сопоставить наши оценки и мнения с развитием реальной ситуации на Украине, в России и во всем мире.


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...