Загрузка...

Мировая Подвода

17.06.2014 13:18

4444444444«Ну попрёшься на Мамая, и что? Тем всю Орду под ним объединишь. Консолидируешь, значит, весь ордынский социум — латынь разумеешь?»

— Не будет тебе моего благословения, княже! — гневно свёл брови Сергий, вставая из-за стола. — Ума лишился на Орду идти!

— Да как же так, отче, — князь Дмитрий поднялся вслед за настоятелем и с досады заговорил сбивчиво, торопливо. — Это ж не я, а Мамай на нас идёт. Житья от него не стало! Новосиль только что разорил. Рязань… Пожёг Рязань темник. А Тверь-то! Тверь на измену подговаривает. Сколько ж можно?!

Игумен медленно прошёлся по келье, словно прикидывая что-то, и снова воззрился на князя.

— Видишь ли, Димитрий, — ласково промолвил он. — Аполитично ты рассуждаешь, голубь. Ну попрёшься на Мамая, и что? Тем всю Орду под ним объединишь. Консолидируешь, значит, весь ордынский социум — латынь разумеешь?

— Да что его косноли… тьфу! Мамай и так уже всю степь под собой собрал и новые тумены готовит, — с ярости московский князь даже топнул ногой. — Они войной и живут. Промедлим — и тогда точно не выдюжим!

— А международная обстановка? — перебил Дмитрия монах. — Геополитика как же? Про генуэзцев забыл, сокол?

Сергий приблизился к поражённому князю и зашептал в самое ухо:

— Запад за Мамаем стоит! Не помнишь разве? Провоцируют они тебя. Нервы треплют. Темник нарочно городки жжёт — тебя выманивает. А сунешься — и вся Европа супротив нас встанет. Вот тогда и не выдюжим! Ляжем все костьми…

— Вся Европа, говоришь? — проговорил с сомнением в голосе Дмитрий. — Чтоб Орден с Польшей заодно пошёл, а христьяне с язычниками литовскими? Не верится что-то…

— Гляди далёко, сыне, — игумен отдалился от княжьего уха и заговорил спокойно, расчётливо. — Пшеки, Ягайло, лыцари, темники ордынские — все пешки. Транзитёры. О генуэзцах зря, что ли, я тебе толкую? Деньги Западом правят. Торговля и прочая бездуховность. Кто потоками рулит и на Мировой Подводе восседает — тот всем и заправляет.

— Ох, не пойму тебя, отче, к чему клонишь. Завтра Мамай Оку перейдёт, Коломну обложит, православных сызнова полонит, в Крым погонит! — от напряжения князь смял шапку в руках так сильно, что с нее оторвался самоцвет. Камень покатился по земляному полу к ногам Сергия.
— Не поймешь, бесов сын?! — разгневался монах. — Цацки-то заморские привык носить?!

Босой ногой он ловко прижал самоцвет к земле и проговорил более кротко:
— Камешки-то где берешь? Не у немцев ли? У них, псов. И как же ты без камешков? Санкционные списки — слыхал про такое?

Старец отвернулся от ошарашенного князя и уставился в окошко. На монастырском дворе мужики разгружали телегу с дровами. Послушники спешили им на помощь. Сергий задумался на миг и вновь обернулся к Дмитрию.

— Тоньше действуй, княже, — понизил он голос заговорщицки. — С волками жить, по-волчьи выть. Леса-то много у тебя, а ли пеньки какой, пушнины?

— Грех жаловаться. Но к чему ты…

— Внимай, сыне! — настоятель Троицкого монастыря отлип от окна и, торжественно выплыв на середину кельи, возвестил пророческим голосом. — Мамаю объявишь эмбарго. С Кафой генуэзской и Царьградом торговать через Литву и осман станешь. Ганзе пообещай половинную мзду. Камни у немчуры выбирай тщательнее. А для усиления макроэкономической многовекторности благословляю тебя в Сибирь посольство снарядить. Пушниной с лесом тамошних ханов, конечно, не умаслишь… Так ты вверни-ка им про трансконтинентальное сотрудничество что-нибудь… Ах, чтоб тебя, непонятливого! Короче, будем свои потоки создавать: западный и восточный.

Дмитрий, пошатываясь от переполоха в голове, двинулся к выходу из кельи. На самом пороге Сергий окликнул его:
— Эх, князь, люб ты мне. Чтоб не пропал, дам тебе двух своих людей. Купцы первостатейные, хоть и монахи! Языкам татарским, сибирским обучены. И лесные дороги знают, как Коломну обходить. Пригодятся тебе скоро…

Московский князь, бледный и будто постаревший, тяжело ступая, выбрался из кельи, добрёл до коня и грузно ввалился в седло.

— На Москву, — не слыша себя, скомандовал он дружине.

Отряд тронулся, всё убыстряя рысь. За ним, едва поспевая, придерживая на кочках кули да мошны, подгоняли кобыл два инока-торговца, сергиев дар и будущая княжья надежда, Пересвет и Ослябя.


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...