Загрузка...

Гладко было на бумаге…

10.07.2014 16:07

66Гладко было на бумаге…

Итак, можно подвести итоги очередного наступления карателей на Донбасс. Напомню, 1 июля сорокатысячный Киевский карательный корпус, максимально усиленный танками, артиллерией и тяжёлыми РСЗО «Ураган», используя полное превосходство в огневой мощи, начал решительное наступление на всех стратегических направлениях, планируя рассечь Донбасс сходящимися ударами из района Амвросиевки в обход Донецка с юго-востока на Торез, ключевую высоту Савур-Могилу и далее на Красный Луч, с целью перерезать важнейшую коммуникацию Донбасса Дебальцево – Новошахтинск. И с севера, из района Новоайдара на Счастье и далее в обход Луганска с запада на Юбилейное – Лутугино, второй целью наступления отсечь его от России, взяв одновременно под контроль границу Украины и России и, изолировав тем самым Донбасс от основных коммуникаций снабжения. Кроме того, каратели попытались полностью окружить и блокировать группировку ополченцев в районе Славянск – Краматорск, наступая через Северск на Артёмовск. 

Но, как говорит известная поговорка: «гладко было на бумаге, да забыли про овраги» 

После четырёх дней тяжелейших боёв противнику так и не удалось рассечь Донбасс. Так же защитниками Донбасса были отражены все попытки карателей установить контроль над госграницей. При этом киевские генералы не блистали стратегическим мастерством и глубиной оперативного искусства. Основной и главной тактикой карателей уже привычно являлось артиллерийское подавление узлов сопротивления. При этом большая часть снарядов, в отсутствии разведданных, выпускалась просто «по площадям», причём в прямом смысле этого слова – по площадям и улицам городов, посёлков и деревень, десятками убивая мирных жителей – женщин, детей, стариков. Любое продвижение вперёд каратели начинали, только после многочасового артобстрела и полной уверенности в том, что сопротивление подавлено. 

Единственным успехом карателей стало занятие, после почти двух месяцев непрерывного штурма, городов Славянска и Краматорска. При этом, планируемого образцово-показательного разгрома и последующего уничтожения окружённой группировки ополченцев не получилось. 5 июля рано утром, нащупав брешь в кольце блокирующих войск, гарнизоны Славянска и Краматорска прорвали окружение и отошли к Донецку. Потери ополченцев в ходе трехдневных боёв и прорыва в Донецк составили до двадцати человек убитыми. Потери Киева до пятидесяти человек убитыми. К исходу шестых суток наступление остановилось и перешло в фазу разведывательных рейдов и артиллерийских обстрелов. Чтобы «зафиксировать» победные итоги операции, в занятый Славянск специально прилетел президент Порошенко, и вход войск в оставленный ополченцами Славянск был преподнесен, как выдающаяся военная победа Киева. При этом Киеву пришлось довольствоваться лишь показом по ТВ весьма сомнительных трофеев: якобы «брошенных» ополченцами в штабе ПЗРК и ПТУР. Учитывая, что с колонной ополченцев в Донецк были вывезены семьи ополченцев и даже тыловое имущество, есть все основания предполагать, что, показанные «трофеи», были предварительно туда занесены, вошедшими в город войсками. Эту фальсификацию весьма наглядно подтверждает, вытащенный под камеры ТВ вместе с трофейным оружием мундир гитлеровца. Столь топорная фальсификация вызвала полное недоумение экспертов. Ни погибших, ни пленных ополченцев киевским карателям предъявить миру так и не удалось… 

Но уход из Славянска вызвал неоднозначную реакцию среди общественности и политиков всех уровней. Так, с упрёками и обвинениями в адрес командующего обороной Славянска Игоря Стрелкова обрушился московский политолог Сергей Кургинян. По Кургиняну уход ополченцев из Славянска стал результатом сепаратного сговора и предательства, Стрелков предатель, который, имея всё для защиты и обороны города, предпочёл его оставить и отступить. 

Не останавливаясь долго на аргументации Кургиняна, замечу, что само по себе публичное обвинение командующего в трусости и измене в условиях войны является грубейшим пропагандистским провалом и нарушением всех норм ведения информационной и психологической борьбы, о чём Кургинян не может не знать. При этом Кургинян, не обладая реальной информацией, на основании которой можно делать выводы о возможности или невозможности удержания Славянска (потери, реальный процент расхода и пополнения боезапаса по основным видам вооружений, ГСМ, продовольствия, захват или удержание ключевых пунктов обороны, морально-писихологическое состояние и т.д.) берётся безапелляционно судить об ошибочности решения командующего на основании неких личных умозаключений. Всё это вызывает недоумение. 

Не ударяясь в исторические примеры, хотелось бы просветить Кургиняна в некоторых «азах» военного дела. Боевые уставы требуют от командира воспрепятствования всеми силами окружения своих подразделений вражескими, а само окружение, говоря словами боевого устава: «…является следствием неудачного исхода оборонительного боя, выхода противника на фланги и в тыл… В обороне должно оказываться решительное противодействие попыткам противника осуществить окружение…» При этом, боевые уставы однозначно требуют от командира, в условиях невозможности быть деблокированными извне, прорываться из окружения и соединяться со своими частями. Совершенно очевидно, что у гарнизона Донецка не было никаких возможностей деблокировать гарнизоны Славянска и Краматорска, поэтому более чем сомнительное требование Кургиняна драться в окружении, является по своей сути преступным и обрекающим гарнизон защитников на неминуемую гибель без всякой военной целесооборазности. Кольцо окружения очень скоро бы уплотнилось, расширилось и окружённый город, простреливаемый с господствующей высоты Карачун, стал бы братской могилой для своего гарнизона. 

И Славянск и Краматорск имели ценность как узлы обороны, именно и единственно в качестве щитов на пути к Донецку, но будучи обойдёнными и отрезанными лишались какого-либо стратегического значения, и оборона их теряла всякий смысл. Поэтому решение Игоря Стрелкова прорываться из окружённых городов было совершенно правильным решением, а то, как была проведена эта операция, вызывает восхищение и уважение. 

Единственное, в чём я могу согласиться с Кургиняном, так это в том, что время революционной махновщины и атаманской вольности давно закончилось. Необходима жесточайшая централизация и объединение всех имеющихся сил под единым командованием. Необходима энергичная и жёсткая ликвидация всех «независимых» отрядов, которые всё больше превращаются в банды, которые терроризируют мирное население. Грабёж под видом «экспроприации», изъятие дорогих автомобилей «на нужды обороны» и прочий уголовный беспредел самым серьёзным образом подрывают авторитет Донецкой республики. И необходимо начать решительную борьбу, ведь доверие и поддержка населения это главный ресурс республики. Без него она не выживет… 
Что день грядущий нам готовит? 

Оценивая перспективы следующего этапа вооружённой борьбы нельзя не отметить, что боеспособность украинской армии растёт более быстрыми темпами, чем это прогнозировалось раньше. За два месяца Киев смог довести численность карательной группировки ВСУ, МВД, нацгвардии и СБУ на юго-востоке до 50 000 человек и в областях продолжается формирование и развёртывание новых частей ВСУ и нацгвардии. В течении месяца группировка может быть усилена ещё примерно 10 000 человек, а к октябрю под ружьём у Киева будет уже до 80 000 солдат и офицеров. Одновременно с этим ускоренными темпами осуществляется ремонт и расконсервация боевой техники, хранящейся в арсеналах. Прежде всего, танков, БМП и артиллерии. 

Авиаремонтные предприятия получили заказы на восстановление, находящихся на хранении штурмовиков и вертолётов. 

Столь быстрые темпы наращивания силовой группировки объясняются двумя факторами. 

Во-первых, киевское политическое руководство придаёт ключевое значение операции, которая сейчас проводится на юго-востоке и делает всё для того, чтобы как можно скорее покончить с сопротивляющимся Донбассом. Победа здесь станет фактической победой над Россией и Путиным, как персонифицированным врагом сегодняшней украинской государственности, и укрепит единство новой украинской нации, зафиксировав торжество и силу «майданной революции». Поэтому Киев не жалеет денег на оборону, бросая на войну все имеющиеся у него сейчас финансовые резервы, урезая все другие разделы бюджета. Порошенко и его окружение пытаются по максимуму воспользоваться «медовым полугодием» революции, пока население ещё не отошло от угара майдана, сплочено против «врага на Востоке» и готово к тяготам и лишениям, связанным с этой войной. В Киеве понимаю, что по мере затягивания войны, этот ресурс начнёт стремительно таять. И уже к осени, если не будет достигнута решительная победа над сепаратистами, настроения населения начнут меняться, и на смену энтузиазму придёт нарастающее разочарование, усугубляемое экономическими проблемами и надвигающейся холодной зимой. 

Во-вторых, на войну против России, а именно так киевские друзья из США рассматривают военную операцию против Донбасса, Киев стал получать масштабную военную и финансовую помощь. США открыли воздушный мост, по которому на Украину со складов НАТО в Европе перебрасывается различное снаряжение, средства связи и целеуказания, сухпайки и медицинское оборудование, которое тут же перебрасывается район проведения операции. Кроме этого США сегодня проводят целевые закупки техники советского производства у стран бывшего Варшавского договора. Поступила информация о том, что ведутся переговоры с Чехией, Сербией и Болгарией о закупке новейших артиллерийских систем, штурмовиков Су-25, легких штурмовиков на базе чешского учебного самолёта Л-39, вертолётов Ми-8 и другого вооружения. Продолжается насыщение украинских силовых структур военными советниками и инструкторами. Сегодня общая численность американского советнического персонала на Украине составляет уже порядка тысячи человек, ещё почти столько же привлечено инструкторов из частных военных компаний. В основном это поляки, хорваты, канадцы, так же есть прибалты и израильтяне. 

В последние дни в штабе ВВС Украины заговорили о привлечении к проведению операции лётчиков из Болгарии, Польши и Грузии. 

Всё это делает существующие масштабы военной помощи Донбассу совершенно недостаточными. Фактически сегодняшние объёмы отстают от требований реальности минимум на месяц, и это может трагически сказаться на общем исходе битвы за Донбасс. В ближайших планах Киева на первом месте остаётся нанесение удара вдоль границы с Россией и полная изоляция Донбасса от России. После этого каратели постараются полностью блокировать Донецк и Луганск, и, установив вокруг них кольца окружений, спровоцировать гуманитарную катастрофу: удушить их в блокаде без продовольствия, ГСМ, электричества и воды, списав всё на сепаратистов. При этом в Киеве цинично подсчитывают сколько «гривень» позволит сэкономить такая «военная стратегия» на невыплатах пенсий, пособий, зарплат бюджетникам Донбасса, а так же закрытием всех расчётных банковских центров и банкоматов. Фактически жители Донецка и Луганска должны сами оплатить своё удушение и уничтожение! 

Для скорейшего окружения центров сопротивления командованию всех уровней приказано не церемониться со всякой «мелочёвкой» — небольшими городками и посёлками на пути к главным целям и их ждёт тотальное разрушение в случае любого сопротивления. Сейчас во всю идёт перегруппировка сил карательного корпуса, подтягивание резервов и завоз ГСМ, БК и продовольствия. К понедельнику президент Порошенко ждёт доклад о готовности карательного корпуса продолжить операцию против мятежного Донбасса. 

Противопоставить этому можно только КАЧЕСТВЕННОЕ изменение сопротивления. Под этим я имею ввиду смену стратегии. Процитирую одного из выдающихся военных аналитиков прошлого Фридриха Энгельса: 

«…Оборона есть смерть всякого вооруженного восстания; при обороне оно гибнет, раньше еще, чем померялось силами с неприятелем. Надо захватить противника врасплох, пока его войска еще разрознены; надо ежедневно добиваться новых, хотя бы и небольших, успехов; надо удерживать моральный перевес, который дало тебе первое успешное движение восстающих; надо привлекать к себе те колеблющиеся элементы, которые всегда идут за более сильным и всегда становятся на более надежную сторону; надо принудить неприятеля к отступлению, раньше чем он мог собрать свои войска против тебя; одним словом, действуй по словам величайшего из известных до сих пор мастера революционной тактики, Дантона: de l’audace, de l’audace, encore de l’audace! [Смелость, смелость и ещё раз смелость!]» и далее: «Восстание есть уравнение с величинами в высшей степени неопределенными, ценность которых может изменяться каждый день. Боевые силы, против которых приходится действовать, имеют всецело на своей стороне преимущество организации, дисциплины и традиционного авторитета; если восставшие не могут собрать больших сил против своего противника, то их разобьют и уничтожат. Во-вторых, раз восстание начато, тогда надо действовать с величайшей решительностью и переходить в наступление». 

Меня трудно упрекнуть в цитировании. Я не большой сторонник чужих цитат, но в данном случае слова Энгельса более чем подходят к сегодняшней ситуации на Донбассе. Необходимо ломать шаблоны, к которым привыкли каратели. Нужны удары по его тылам. Там, где ополченцев точно не ждут. Нужны восстания и городская герилья в сонном тылу оккупантов. Там где они себя чувствуют в безопасности. В Харькове, в Одессе, в Днепропетровске. Нужна война на дорогах. Нужны неожиданные и эффективные удары по самым чувствительным точкам карателей, которые вынудят их растягивать силы, метаться от одного пепелища к другому. 

Главным отрицательным итогом прошедшего месяца стала не сдача Славянска и отход к Донецку, главным отрицательным итогом стал переход военной инициативы к карателям. И если мы хотим выстоять, то нам нужно перехватывать эту инициативу, опережать карателей и бить первыми, бить там где нас не ждут…


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...