Загрузка...

Виктор Бут — врагу не сдаётся наш гордый «Варяг»!

18.10.2013 16:39

Беседа главного редактора «Журналистской правды» Владислава Шурыгина с Аллой Бут, женой узника американской тюрьмы Виктора Бута

475079

Год назад в США российский гражданин Виктор Бут был приговорён к двадцати пяти годам тюремного заключения. В западной прессе его называют «оружейным бароном», «торговцем смертью» и «некоронованным королём нелегальной торговли оружием». При этом на суде не было приведено ни единого факта в пользу обвинения. Всё оно было построено исключительно на одном записанном разговоре, в ходе которого якобы обсуждались детали будущей сделки, которая так и не состоялась. Российские власти почти сразу выступили с протестом против этого обвинения, но американцы игнорировали все доводы защиты. Виктор был был осуждён. 

Об истории Виктора Бута, о том, как велась на него охота западными спецслужбами, мы беседуем с женой Виктора, Аллой. 


ВТОРОЙ ПОСЛЕ «ЛЮФТГАНЗЫ»


Владислав ШУРЫГИН. Как вы познакомились с Виктором?

Алла БУТ. Мы познакомились очень давно. Это было в Мозамбике. Виктор там работал военным переводчиком. Я закончила художественную академию, отделение дизайна в Петербурге, и мне предложили расписать концертный зал при нашем посольстве. Там мы и познакомились. Но на тот момент я была замужем, поэтому нас связывала только дружба.
Затем я вернулась в Союз. С мужем отношения не складывались, и мы разошлись. А потом как-то в отпуске Виктор приехал в Петербург и позвонил. А через год мы расписались. И вот уже двадцать два года вместе. 

В.Ш. А как бы охарактеризовали Виктора? Какие черты характера вы назвали бы в первую очередь? 

А.Б. Виктор – человек очень принципиальный и очень жёсткий человек. Я сама из семьи «блокадников» и очень ценю в людях принципиальность, доброту сердца, открытость, искренность. Не терплю лживости, подхалимства. И Виктор для меня всегда был примером всего лучшего, что есть в мужчине. 

В.Ш. Когда Виктор занялся бизнесом, и почему именно была выбрана авиация, авиаперевозки? 

А.Б. Вернувшись в Россию, Виктор в начале девяностых уволился из армии, ситуация была такая, что никаких перспектив службы просто не было. Всё разваливалось, десятки тысяч людей в погонах оказывались на улице. И он не стал ждать, когда очередь дойдёт до него. 

Первую фирму он создал со своими друзьями году в 1990-м, наверное. Там были все бывшие военные, в том числе преподаватели военного института и даже курсанты, которые тоже думали, что делать дальше и на что жить. Они сделали небольшую фирму, которая покупала в Чехии и Словакии продукты питания: пиво, колбасу, сардельки, конфеты; всякий ширпотреб: кассеты, детские вещи – привозили их в Россию и сдавали здесь оптовикам. 

Этим мы занимались года два, а в 1993-м году Виктор решил сменить направление бизнеса и уехал в Арабские Эмираты. Именно тогда были взяты в лизинг первые самолёты. Тогда в фирме работало всего три человека. Был маленький офис буквально из трёх комнат с навесным кондиционером. Работали 24 часа в сутки. 

На тот момент Шарджа в Арабских Эмиратах являлась беспошлинной зоной, а Россия была практически неисчерпаемым рынком. В России требовалось буквально всё, начиная от туалетной бумаги, сантехники, кафельной плитки до мебели и текстиля. Всё это скупали «челноки» и перевозили в Россию чартерными рейсами. В 1996-м году, я помню, было торжественное награждение в Шардже лучших авиакомпаний по грузообороту. Первое место по грузообороту заняла Lufthansa, это крупный государственный перевозчик, а второе место занимала компания Виктора Бута. 


ТАЙНЫ КАНДАГАРА 

В.Ш. Когда впервые услышали не то что обвинения, но фразы про оружие, про всё остальное? 

А.Б. Если говорить о прессе, то первый такой шум был связан с известной кандагарской историей. Компания Виктора получила заказ на официальную доставку патронов правительству Афганистана в рамках межправительственного соглашения Кабула с Албанией. Вёз груз самолёт татарской авиакомпании «Аэростан», место доставки – аэропорт Баграм, но над Кандагаром самолёт был перехвачен талибами и принуждён к посадке… 

В.Ш. Это тот самый знаменитый Кандагар, по которому был фильм снят? 

А.Б. Да, это тот самый знаменитый Кандагарский побег. Только, если говорить правду о тех событиях, то стоит начать с одной детали, на которую никто не обратил внимания. Когда лётчики совершили побег с кандагарского аэродрома, они пролетели через территорию нескольких государств и нигде никто не вмешался в этот фактически несанкционированный пролёт. Почему? Да потому, что в течение месяца до побега офис Виктора каждый день оформлял так называемые «пролётные» разрешения стран на пролёт их территории. Каждый день они их перерегистрировали. Причём за каждую приходилось платить… 

В.Ш. Получается, что этот побег был не совсем экспромтом? 

А.Б. Конечно, это был не экспромт! Это была продуманная и организованная операция. Просто потом, когда все заслуги приписали определённым государственным структурам и определённым лицам, про Виктора никто из них не упомянул. Хотя, собственно, всю эту операцию организовал именно он. Он возил туда и официальную делегацию Татарстана. Перебрасывал экипажу продукты, воду. Он же смог привести ребятам врачей из Таджикистана, которые тогда работали в медицинском центре в Шардже. Они были первыми, кто туда прилетел и оказал нашим лётчикам медицинскую помощь. 

В.Ш. А сам Виктор летал в Кандагар? 

А.Б. Не просто летал. Без Виктора никто туда не летал. Наверное, сейчас уже можно об этом говорить, прошло очень много лет. Нам сильно помогло правительство Афганистана. В ряды талибов был внедрён агент национальной безопасности. Он способствовал тому, чтобы самолёт заправили, чтобы разрешили лётчикам выполнять на нём пробежки по полю. А люди до сих пор думают, что талибы это такие добрые глупые дядьки, которые залили полные топливные баки вдруг ни с того ни с сего и разрешили кататься по аэродрому. 

Вот именно после этого побега из Кандагара на Западе стали писать, что наш экипаж оттуда не сбежал, а был отпущен, потому что Виктор, якобы, договорился с талибами: самолёт в обмен на вооружения. 

В.Ш. Но Виктор сам говорил несколько раз, что ему приходилось перевозить военные грузы. Я так понимаю, что он был только перевозчиком и никогда не продавал оружие и не покупал? 

А.Б. Никогда и ничего он не покупал! А военные грузы, безусловно, возил. Но это были официальные контракты, которые компания Виктора по тендеру выигрывала. 

В.Ш. Тендеры в России? 

А.Б. И в России, и везде. У компании был русский хозяин, но она была зарегистрирована в Эмиратах, и все самолёты имели регистрацию в разных странах. Самолёты Виктора перево­зили наши вертолёты в Малайзию. Перево­зили контингент французских войск ООН по Африке. Это были абсолютно официальные перевозки, правительственные, документально подтверждённые. 



ТОРГОВЦЫ ЛОЖЬЮ

В.Ш. И всё-таки, когда начались обвинения Виктора в торговле оружием? 

А.Б. В 2001/02-м годах очень мощная клеветническая волна пошла. Сначала в Великобритании. Собственно говоря, сам слоган «торговец смертью, оружейный барон» – это один из английских политиков так называл Виктора. В 2001-м году к нам пришёл корреспондент журнала Times. Он уговорил Виктора дать им интервью, а потом была ещё фотосессия. В итоге в номере был опубликован портрет какого-то абсолютного злодея: в костюме, на черном фоне с рукой за пазухой… Эти фотографии вышли вместе со статьей, где были перевернуты вверх ногами все факты и ещё добавлена куча абсолютно выдуманных. 

После того, как вышел этот материал, пришло письмо от этого журналиста, что «ты понимаешь, я-то журналист, но дело в том, что у нас есть главный редактор и есть общепринятое мнение, поэтому ты уж извини, вот так получилось, но давай оставаться друзьями, давай напишем с тобой сценарий для фильма». На это Виктор сказал: «Извините, я с вами больше разговаривать не буду. Потому что разговаривать нам больше не о чем». 

Тем не менее, сценарий этим журналистом был написан и даже продан в Голливуд. Потом его купил там и ещё раз переписал продюсер, сделавший позже фильм «Оружейный барон». Потом Стивеном Брауном из «Ассошиэйтед Пресс» и ещё одним «писателем» в кавычках Дугласом Фара была написана книга «Торговец смертью». В ней нет ни одного документа: собраны лишь публикации из американской прессы, слухи и ссылки на неназванные «источники в спецслужбах». 

В.Ш. Если честно, когда я смотрел фильм «Оружейный барон», у меня вообще не возникло никаких ассоциации с делом Виктора. 

А.Б. Это Голливуд, хороший, качественный голливудский боевик. Когда мне говорят: «Этот фильм про вас» и спрашивают: «А какая у вас была реакция?», я отвечаю: «Ну какая реакция? Хороший фильм, можно даже сказать, что антиамериканский в каком-то смысле (помните фразу в конце о том, что главный продавец оружия – президент Соединённых Штатов Америки?), несмотря на то, что там русские представлены бандитами. Но там ничего про нас нет». 

Нет ни одного документа или факта, что Виктор проводил какие-то сделки с оружием. Если бы у американской прокуратуры такие бумаги были, они принесли бы это в суд. Но ничего там не было. Была единственная поездка и разговор со старым приятелем, который записали спецслужбы. На основании некоего намерения его и осудили. А ещё прокуроры доказали присяжным, что у него была возможность совершить преступление. А возможность эта заключалась в том, что у Виктора был опыт авиаперевозок и что он мог это сделать в принципе! В 2008-м году Виктор был арестован, а в 2012-м его судили. 



АМЕРИКАНЩИНА 

В.Ш. Можно ли сказать, что всё то, что произошло с Виктором, – это попытка устранения опасного конкурента? 

А.Б. Безусловно! Компания Виктора ни под кого «не ложилась», вела себя совершенно независимо, рынок перехватывала. Тут нужно понимать, что транспортные компании такого масштаба – это мощные рычаги влияния на местную политическую элиту. Африка – особый мир, здесь всё держится на личных связях, и почти везде царит дикая бедность. И иностранные компании тут – серьёзный политический фактор. 

На суде сказали, что на спецоперацию по поимке Виктора Бута было потрачено 150 миллионов долларов! Мне просто жаль в этом случае американских налогоплательщиков. Виктор ни от кого не бегал. Он даже не находился в розыскном списке Интерпола, перемещался по миру, работал. 

Впрочем, я понимаю, как тратились эти деньги. Сначала они создали образ. Сначала были статьи. Практически по всей американской прессе прошли публикации, и в каждой статье добавлялось что-то своё: сначала Бута обвиняли в торговле оружием в Африке, потом на Ближнем Востоке, затем пошли страны с Латинской Америкой, потом чуть ли не Чечню приписали и даже Боснию – всё, что им пришло в голову. Потом написали книжку. Потом сделали кино. Этот созданный образ был нужен для того, чтобы в нужный день его взять. Ровно тогда, когда это стало выгодно политически. 

Наверное, операцию можно было провести и ранее, а не ждать восемь лет. Но за это время вся мировая общественность узнала, кто такой Виктор Бут. Если бы они это сделали раньше – никто бы ничего не знал, и это было бы никому неинтересно. А сейчас – все говорят. И Виктор Бут – это уже практически мифическая фигура! 

В.Ш. Фактически американцы сами создали себе противника… 

А.Б. …И сами его уничтожили. Это очень по-американски… 

В.Ш. Практически то же самое они сделали с Ираком и с Ливией. Сначала долгая психологическая обработка, выращивание врага, а потом образцово-показательная экзекуция… 

А.Б. Да, то же самое. Как сказала одна из присяжных, «он себя очень независимо вёл в суде, и у нас не возникло сомнений в его вине». 

В.Ш. Что происходит с «делом Бута» сейчас? 

А.Б. Сейчас, к сожалению, ситуация достаточно сложная. Нам пришлось отказаться от адвоката, который вел это дело в Америке. Он это дело проиграл, было допущено много ошибок. Для нас совершенно очевидно, что это дело не для одного адвоката – а для мощной адвокатской команды, которая готова поднимать вопросы не только по поводу интересов Виктора, но и разобраться внутри своей государственной структуры. И тут можно копать многое – превышение спецслужбами своих полномочий, растраты средств из бюджета и так далее. 

В.Ш. Свидания разрешены? 

А.Б. Да, по законам США нам разрешены визиты в тюрьму как членам семьи. Разрешение мы пока не получили, будем отправлять заявку – надеюсь, нам не откажут. По соответствующему параграфу закона, нам разрешается до восьми часов в неделю свиданий. Это два визита. Но, насколько я понимаю, это не прямой контакт. Свидание через стекло. Но это сложная процедура. Перелёт в США занимает огромное время. Затем нужно лететь до городка, рядом с которым расположена тюрьма, потом ещё примерно два часа добираться до тюрьмы на машине через кукурузные поля… 

В.Ш. Глухая американщина… 

А.Б. Да, глухая. На самом деле, в этой тюрьме несколько режимов содержания. Есть и общий режим: зелёное поле, народ в футбол играет. Но это не для Виктора – он находится в спецблоке. Там, конечно, ничего подобного нет, никаких прогулок. 

В.Ш. Это федеральная тюрьма или тюрьма штата? 

А.Б. Это федеральная тюрьма, где содержат людей, особо опасных для государства. Как они говорят, второй по жесткости содержания блок в стране. 

А Виктор – молодец. «Врагу не сдается наш гордый “Варяг”!» – это он сказал, выходя из зала суда. Когда человек убеждён в своей правоте, это даёт ему силы верить. Конечно, годы проходят: скоро уже будет шесть лет. Очень тяжело – но надо всё начинать сначала, проводить новое расследование. Я надеюсь, что можно выиграть это дело, подняв и сделав то, чего не было сделано прежним адвокатом. И это будет только на пользу России. Рассчитывать на апелляцию – бессмысленно.


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...