Загрузка...

Виктор Колкутин: Самострой вблизи важных коммуникаций абсолютно недопустим

15.02.2016 14:31

Что касается архитектурных изысков, то их в этих строениях не было изначально. Это не памятники старины, охраняемые государством, не создание гениального архитектора

983367b


Безусловно, главной темой прошедшей недели в Москве был снос условных «ларьков» вблизи станций метро. Поразила масштабность и принципиальность мэра Собянина. Одни говорят, что пошел вопреки Кремлю, другие – навстречу согражданам. Где правда – разобраться трудно. Особенно в условиях якобы эпидемии повального гриппа. Поэтому…


О том, что стоит за сносом незаконных строений, с точки зрения медицины беседуем  с нашим постоянным экспертом, заслуженным врачом Российской Федерации, доктором медицинских наук, профессором по специальности «Судебная медицина», а также главным судмедэкспертом, принимавшим непосредственное участие в расследовании трагедии 2009 года в ночном клубе «Хромая лошадь» – Виктором Колкутиным…


 7


— Прежде всего, следует отметить, что ситуация с этими сносами незаконных построек достаточно знаковая. Народ как-то отвык от решительных действий власти и немного шокирован решительностью мэра Москвы. А ведь в этих действиях очень много аспектов, в том числе и медицинских. Дело вот в чем…


Появление любых «несанкционированных помещений», в которых находятся люди (где они дышат, едят, пьют, справляют иные физиологические нужды) – это уже некий опасный фактор загрязнения внешней среды и удар по экологии города.


Если уж мы взялись улучшать эту самую экологию, ограничивая число автомобилей, запрещая курение в общественных местах и т.д., то давайте будем последовательными и в вопросах «ларькового бизнеса».


С точки зрения охраны общественного здоровья — абсолютно недопустимо было выстраивать ларьки вблизи важных городских коммуникаций. Можно возразить, что ларёк рядом с метро – это удобно гражданам, дескать, можно по пути своего следования купить какие-то мелочи и не ходить за ними в магазин, но будем откровенны, устроители ларьков, конечно, же, думали о своей выгоде, а не о нуждах покупателей.


Для примера допустим такую ситуацию (не дай Бог, конечно): у вас на коже вскочил фурункул. И вот хирургу этот фурункул вскрыл, а дальше из раны течет кровь, смешанная с гноем. Так происходит очищение организма от омертвевших тканей.


Когда вы видите такую раскрытую хирургом рану (да, обработанную, но еще дурнопахнущую), безусловно, даже у подготовленных людей, возникает некий эстетический дискомфорт. Это зрелище, которое специально никто не захочет повторно наблюдать, согласитесь…


Если же смотреть в корень этой ситуации, то картина может выглядеть еще хуже. Распространяясь внутри организма, гнилостные процессы могут вообще привести к тотальному заражению — сепсису. Если не принять экстренные меры, то такая ситуация рано или поздно может закончиться весьма плачевно. Вплоть до летального исхода. Казалось бы, всё просто и понятно, но самое печальное то, что об этом поначалу мало кто думает.А когда уже «гром грянет»… тут все сразу становятся умными. Вот такая медицинская параллель.


Теперь о сносимых зданиях. То время, и та скорость, с которой они возводились – всё свидетельствовало о том, что это явление временное. Пусть бы эти киоски ещё постояли десять-двадцать лет – все равно были бы снесены по тем или иным причинам. Думаю, что всем это было понятно. Такие сооружения изначально просто обречены уйти на свалку истории, как в прямом, так и в переносном смысле.


И такой момент наступил в феврале 2016 года. Считайте, что хирург понаблюдал за гнойником, просчитал все возможные варианты лечения о в конце концов принял решение о тотальной хирургической операции. Сказано – сделано. Строения- «фурункулы» были «вскрыты и обеззаражены».


Глядя на развалины этих ларьков и построек мы находимся в положении людей, которые вынуждены смотреть на открытую рану, которая еще не зажила. Естественно, что первое ощущение – как-то всё не очень хорошо. Кому-то, особо чувствительным, даже мерзко. Ощущение бомбежки, разрушения и полного набора апокалипсиса, но если включить мозги и посмотреть, что за этим стоит, то станет понятно – идёт совершенно естественный процесс. Просто мы дожили до реализации властных решений по данному вопросу. А как может быть иначе? Пришел хирург, убрал гной, теперь будем ждать заживления.


Что касается архитектурных изысков, то их в этих строениях не было изначально. Это не памятники старины, охраняемые государством, не создание гениального архитектора. Сожалеть-то не о чем – признаемся честно. Это исторические времянки, своеобразные «вигвамы частного бизнеса». Какое-то время они были актуальны и возможны, но время на месте не стоит. Любой градоначальник не просто имеет право – он обязан бороться за чистоту исторически значимых мест.


Конечно, нельзя сказать, что процесс отсечения хирургом омертвевших образований патологических образований может быть отнесён к разряду высоко эстетичных явлений. Конечно, какое-то время это и грязь, и грохот, и «вид как после бомбёжки», но альтернативы-то нет… Рано или поздно такое действие властей всё равно случилось бы. Это надо понимать.


— Виктор Викторович, а вот с точки зрения безопасности. В 2009 году вы принимали участие в расследовании трагедии в ночном клубе «Хромая лошадь». В связи с этим вопрос. Снесенные, у московского метро, строения представляли угрозу жизни людей?


— Здесь надо напомнить следующий момент. Любые сооружения, возведённые без соответствия стандартам, имеют нарушения в композиции, структуре и материале, из которого они возводились. Это всегда источник повышенной опасности. Более того, это представляет угрозы не только для тех, кто находился бы внутри, но и снаружи.


Не дай Бог, пожар и если будет гореть ядовитый синтетический материал — все это будет разноситься по округе, попадать в квартиры ни в чём не повинных жителей города. Мало того, что могут люди пострадать – какой это будет значимый удар по экологии города.


Теперь об угрозе метрополитену, который является основным транспортом москвичей и как всякий транспорт, источником повышенной опасности. Жизнь показывает, что в метро может все что угодно произойти: возгорание, затопление, крушение поезда, теракт.


Хотим мы этого или нет, но каждый вошедший в метро пассажир – это уже дополнительный (пусть маленький) процент риска в замкнутом пространстве. Поэтому если есть какой-то фактор, который уменьшает этот процент риска, снижает, пусть на долю процента, угрозу метрополитену, то это обязательно надо сделать.


В свое время была актуальной тема сноса «блошиных рынков». Если мы продолжаем проводить медицинские параллели, то это были не фурункулы – целые «опухоли» на теле нашего мегаполиса. И какая бы она не была: доброкачественная или злокачественная – ее надо удалять или брать под контроль. Это и было сделано. Задайте себе вопрос, а кто-нибудь сейчас сильно переживает за это? Кому-нибудь от этого до сих пор сильно плохо?


Тем более, что рынки в Москве не уничтожены, они приведены в соответствие с теми элементарными стандартами и нормами, которые обеспечивают безопасность продавцов и покупателей. Есть вполне цивилизованные. Не сказать, что они непроходимые, как раньше. Но вполне удовлетворяют потребностям граждан. Я в их числе.


Важно понять: все, что делается не по ГОСТу, однозначно не соответствует проверенным десятилетиями нормативам. Можно сколько угодно ругать заворовавшихся и продажных чиновников, бюрократов, но… Есть определенные правила, законы, уставы. Они не потому существуют, чтобы усложнить нам жизнь. На самом деле они созданы для того, чтобы эту жизнь облегчить. Надо просто их изучить и по ним жить.


На самом деле у нас гораздо больше сил уходит на то, чтобы эти законы и правила нарушить. Наши замечательные люди не только законы социума нарушают, но уже и скоро на законы мироздания замахнутся. Банальна фраза «все законы писаны кровью», но ведь это правда. Как от этого уйти? Может проще и безопаснее поверить в то, что это именно так и начать их выполнять?


Чего греха таить — я сам очень не люблю соблюдать некоторые правила. Мне, как любому русскому человеку, хочется иногда каких-то креативных порывов, эмоциональных всплесков, экстремальных движений души. Иногда человеку кажется, что только он знает, как лучше поступить в конкретной ситуации, но это опасное заблуждение.


Те кто, например, не курит, с появлением новых законодательных позиций в борьбе с этой пагубной страстью, готовы на куски растерзать любого курящего. В то же время эти же люди пытаются сокрушаться о сносе реально загрязняющих внешнюю среду ларьков с сомнительной пищей, а садясь в автомобиль, никогда не пристёгиваются ремнём безопасности, хотя знают, что это правило касается всех.


Можно что угодно изобретать и улучшать, как угодно рационализировать свою жизнь, но все равно ты обязан знать исходные правила и законы и всегда к ним возвращаешься, чтобы проверить, а тем ли путём идёшь — это, можно сказать, главное правило в поведении человека, в принятии им любых решений. Своеобразная точка отсчёта.


Я много раз убеждался в том, что правила, законы и уставы в России – самые лучшие в мире. И не в том проблема в том, что они иногда сложные, иногда в чём-то противоречащие друг другу (без этого нигде не бывает).


Беда в том, что наш дорогой и любимый народ эти правила: а) не знает и б) поскольку не знает, то и не выполняет (а иногда и даже те, кто знает).


Возвращаясь к «нашим ларькам». Если бы изначально все делалось по закону, а не по «цветным» схемам («чёрным, серым, белым»), то сейчас бы эта тема вообще не возникла. И появилась она только потому, что при их устроении были допущены определённые нарушения. Иными словами, не вдаваясь в подробности, делали то, что не положено было делать. Потом к этому «не положено» привыкли и где-то пустили, как теперь говорят,«на самотёк».Конечно, все мы понимаем, что в Москве, а тем более в центре никакого «самотёка» в принципе быть не может, но это уже немного другая тема.


Завершая разговор о ситуации со сносом несанкционированных построек, хочется припомнить, что произошло с некогда любимым мною рынком на станции метро Бауманская. Тот самый «Басманный рынок». Как раз скоро печальный юбилей – 10 лет тому назад 23 февраля 2006 года произошло его обрушение.


Кстати сказать, относится к разряду крупнейших техногенных катастроф современной России, погибло 68 человек, и 39 получили увечья. И это только потому, что обрушение в 5.45 случилось. Представьте себе, что уже через пару часов жертв было бы в разы больше. Вот так… А ведь это была государственная постройка 1974 года! Всего-то чуть больше 30 лет простояла. Что же говорить о «скоропальных самостроях» 90-х?


Напомним, массовый снос павильонов, признанных самостроем, начался в столице в ночь на 9 февраля. Как ранее заявил глава столичной госинспекции по недвижимости Сергей Шогуров, речь идет о 97 объектах в различных районах города. Мэр Москвы Сергей Собянин пояснил, что снесенные строения представляли опасность для горожан, так как были незаконно возведены на инженерных коммуникациях и над технической зоной метро. В то же время пресса отмечала, что постройки были снесены без санкции суда.




Вячеслав Бочкарёв


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...