Загрузка...

Волгоградский ЦПЭ — двойка за антитеррор

14.01.2014 13:19

Почему атака смертников на Волгоград стала возможна? Весь день 31 декабря, когда страна с тревогой ждала третий волгоградский взрыв, с либеральных трибун раздавался изобличительный клёкот: 600vlg6«Где президент? Почему он не в Волгограде? Отчего не желает обратиться к нации прямо с места трагедии?» Такая идея могла придти в голову только креативному цинику: приехать в залитый кровью город, чтобы на фоне развороченного взрывом входа в вокзал произнести поздравительную речь! Естественно, российский президент не стал так поступать. 
И всё же Владимир Путин – впервые в российской истории – поздравил народ с Новым годом не из Кремля. Он встретил 2014-й год в Хабаровске, вместе с пострадавшими от наводнения жителями – с людьми, уже преодолевшими тяжёлые испытания. Доказавшими, что наш народ способен выдержать всё. 
А уже утро нового года президент встретил в Волгограде. Не для празднований, а чтобы поддержать, выразить сочувствие, продемонстрировать солидарность с теми, кто сейчас в беде. Чтобы все ещё раз поняли: Россия стоит и будет стоять, нас не сломить, и победа будет за нами. 
Три взрыва за три месяца. Два последних – в течение суток, за день до новогоднего торжества. И всё это в одном и том же городе – сакральном для россиян, уже не раз отмеченном историей. Что здесь сошлось клином для террористов? Что влечёт шахидов на эту священную землю? Может быть, особый людоедский цинизм, стремящийся нанести удар не только нашим телам, но и душам, уязвить память о великих победах наших предков, огромным памятником которым является город-герой Сталинград-Волгоград? Но кроме глубокого символизма у этого выбора есть причины и более практические. И такие же практические вопросы – к силовикам: почему взрыв автобуса 21 октября не стал уроком? Последним звонком? Стимулом к работе, наконец? 
Благодаря выгодному географическому положению, Волгоград находится на пересечении нескольких транспортных коридоров федерального и даже международного уровня. Город является железнодорожным узлом пяти направлений. Автодороги ведут в Волгоград из Казани, Ростова-на-Дону, Набережных Челнов, Краснодара, Воронежа, Саратова, Астрахани, Дербента, Элисты, Волгодонска и многих других южных городов России и ближнего зарубежья. Через Волгоград проходят две федеральные трассы, Р22 и М21. От Дагестана, ставшего источником террористов, взрывающих Волгоград, город отделяет менее 800 км. На них действует регулярное автобусное сообщение, не предусматривающее досмотра багажа при движении по России. Таким образом, доставить в Волгоград взрывчатку прямиком из бандподполья проще, чем в любой другой город за пределами ЮФО. 
Кроме транспортной доступности, Волгоград к тому же отличается и «особой бдительностью» спецслужб, видящих главную угрозу экстремизма не в близости северокавказских ваххабитов, а в сетевой активности русских националистов. Вместо того, чтобы разрабатывать и пресекать религиозный фундаментализм и терроризм, созданный пять лет назад по указу президента Медведева Центр противодействия экстремизму (ЦПЭ) фактически стал центром по отслеживанию и подавлению оппозиции, недовольной деятельностью властей, коррупцией, незаконной миграцией и правовым беспределом. Главным оружием «центра Э» являются статья УК 282, ФЗ «О противодействии экстремизму» и федеральный список экстремистских материалов, позволяющие записывать в экстремисты любого недовольного политикой властей, если он неосторожно сформулировал свои претензии в публичном выступлении или сделал необдуманный репост в социальной сети. Растущий изо дня в день список экстремистов на сайте Росфинмониторинга – главная заслуга этих борцов. Основания для привлечения к ответственности за экстремизм столь «универсальны», что обеспечивают органам гигантский объём «работы». Ведь если призыв саратовского пенсионера Кутузова на пикете изучать русскую литературу по русским классикам, а не по зарубежным писателям, дал основание признать его экстремистом, так при желании полстраны можно записать в подозреваемые. Это ж пахать – не перепахать! При такой загруженности не мудрено и проглядеть смертника с 10 кг тротила на поясе. Тем более, что смертник не станет орать «Путен — вор!» и постить демотиваторы с нехорошими картинками. Он тихо пройдет в гущу людей и нажмёт на кнопку взрывателя. 
Вот и у волгоградских силовиков работы невпроворот: школьные компьютерные классы, из которых можно попасть на сайты с запрещённой литературой, интернет-провайдеры, дающие доступ к сайтам с материалами, «формирующими негативную оценку деятельности властей и публикующими призывы к акциям неповиновения», а ещё тысячи юзеров, размещающих картинки и музыку ВКонтакте. Так, в результате высокой бдительности сотрудников волгоградского «центра Э» четверо суток ареста получил глава местного отделения правозащитного центра «РОД» Михаил Панин – за фотографию рок-музыканта Константина Кинчева, размещённую им у себя «ВКонтакте». Артист на фотографии показывал запрещённый жест. Еще одного волгоградца из ПЦ «РОД», Артёма Брыкина антиэкстремисты привлекли к административной ответственности за размещение на своей странице «ВКонтакте» кавер-версии популярной песни «Каскадёры» в исполнении группы «Коловрат», в которой по сравнению с оригиналом была изменена одна строка. 
А ведь выявить – это даже не полдела. За каждым «выявленным фактом» – кипы бумаг и месяцы работы, пока «дело» пройдет все этапы: от рапорта до решения суда и торжественного занесения в федеральный список. Когда тут ещё за ваххабитами гоняться? К тому же, вся эта бурная деятельность, заметим, ведётся за счёт налогоплательщиков, то есть в том числе и тех, кого записывают в экстремисты, и тех, кто потом гибнет или калечится в результате терактов. Волгоградские активисты ещё до декабрьских взрывов пытались привлечь внимание общественности и властей к неэффективности ЦПЭ, требуя расформировать сей бесполезный орган. А также внести уточнения в формулировки законов, которыми руководствуются в своей неуёмной «борьбе» с населением антиэкстремисты. Как в воду глядели – орган действительно оказался совершенно неэффективным по отношению к истинным террористам, то есть к тем, кто убивает, а не кто власть критикует. Экзамен по антитеррору сдан на двойку, бюджетные средства проедены зазря. Впрочем, не ЦПЭ единым ведётся успешная борьба с самым большим, по мнению местных властей, злом – протестной активностью граждан. Уже после свершившейся в Волгограде трагедии полиция успешно пресекла траурную акцию поминовения жертв терактов в центре города, у часовни на Аллее Героев, задержав несколько десятков человек, явившихся на «сход», – молча, не представляясь и не объясняя оснований, как сообщали информационные агентства. Сделано это было, разумеется, в интересах задержанных, ведь «скопляться» теперь опасно из-за угрозы теракта – так сказал один из полицейских. Правда, потом хватило ума всех отпустить. Новый год всё-таки… 
Сход, вече – древнейшая, можно сказать генетически заложенная у нашего народа форма единения, сплочения перед бедой. Это нормальная, рефлекторная реакция – собраться и обсудить, послушать уважаемых людей, лидеров, которые должны выступить перед своим народом и сказать, что делать, к чему готовится, как обезопасить себя. Самым правильным в этой ситуации было бы не разгонять сход на Аллее Героев, а привести туда губернатора, находившихся в тот день в Волгограде министра здравоохранения Веронику Скворцову и вице-премьера Ольгу Голодец и других чиновников, дав им слово и позволив людям задать свои вопросы. 
Впрочем, несмотря на все административные просчёты и глупости, паники среди населения не вышло. Основная цель террористов – запугать население – достигнута не была.


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...