Время менять имена — кто будет «править морями» после коронавируса

03.04.2020 10:31

Тревожные известия появляются в американских профильных изданиях. Так, Military watch magazine сообщило читателям, что ВМС США рассматривают возможность сокращения серии новых авианосцев типа Gerald R. Ford с 10 до 4 единиц. Что ждёт флоты великих держав после кризиса, кто будет править морями в будущем?



Могучие US Navy безраздельно правят в Мировом океане с конца сороковых годов прошлого века, более 80 лет подряд, но в условиях разворачивающегося мирового кризиса всё может измениться. С утратой американской экономикой своей финансовой мощи секвестр американского военного бюджета станет неизбежным и в наибольшей степени от него пострадает именно флот как самый дорогой вид войск в американских ВС.


В данной статье мы рассмотрим проблемы и возможности ВМС США, ВМС НОАК и ВМФ РФ в среднесрочной перспективе.


Перспективы ВМС США


Одной из ключевых проблем американского флота в случае сокращения количества авианосцев до 4 единиц станут ограниченные противокорабельные возможности американских неавионесущих надводных кораблей.


Корабли двух основных типов – эсминцы Arleigh Burke и крейсеры Ticonderoga – либо вообще не несут противокорабельного вооружения, либо оно присутствует в ограниченных количествах. Причиной является то, что основная американская ПКР (противокорабельная ракета) Harpoon не унифицирована и не может запускаться с установок вертикального пуска Mark 41, являющихся основой вооружения американских кораблей (с них запускаются зенитные и противолодочные ракеты).


ПКР Harpoon стоит на вооружении с 1977 года и имеет разнообразные модификации. Все они являются дозвуковыми по скорости, дальность применения ни одной из них не превышает 300 километров. Например, российская ПКР «Оникс» обладает дальностью до 600 (по другим данным, до 800) километров и сверхзвуковой скоростью. Таким образом, американские ПКР значительно уступают современным российским образцам.


Посредственные ТТХ (тактико-технические характеристики) делают малоинтересным использование кораблей как платформы для запуска «гарпунов». Это обстоятельство компенсируется наличием авиационной версии ПКР Harpoon,  AGM-84, что делает возможным её массированное применение (несколько сотен ПКР в залпе) палубной авиацией американского флота (F/A-18E/F «Супер Хорнет») на значительном удалении от авианосца.


Кроме того, начаты поставки в ВВС и ВМС США новейшей американской противокорабельной ракеты AGM-158C LRASM, которая принята на вооружение в 2018 году, но, как и Harpoon, является дозвуковой. Это обстоятельство не компенсируется её преимуществами — малозаметностью и дальностью применения до 930 км. Носителями AGM-158C LRASM на флоте могут быть только F/A-18E/F. На данный момент речь идёт о мелкосерийном производстве: стоимость единицы AGM-158C LRASM около 1 млн долларов, и на фоне финансовых трудностей непонятно, в какой степени американцы смогут насытить свой флот новыми ПКР.


Указанные проблемы привели к тому, что американские корабли в полной мере боеспособны только в составе АУГ-авианосных ударных групп. Авианосцы выполняют противокорабельные задачи, в то время как крейсеры и эсминцы обеспечивают противовоздушную и противолодочную оборону соединения. По этой причине сокращение количества авианосцев – это и пропорциональное сокращение противокорабельных возможностей американского флота.


Наличие четырёх авианосцев в составе ВМФ США означает, что американский флот будет иметь в своём распоряжении не более двух АУГ (авианосных ударных групп), поскольку половина авианосцев будут находиться в плановом ремонте. С учётом жизненной необходимости для США контролировать как Тихий, так и Атлантический океаны на каждом ТВД (театре военных действий) будет не более одной АУГ, чего абсолютно недостаточно для контроля над обширными акваториями Тихого и Атлантического океанов.


ВМФ РФ


В отличие от американского флота, перед советским ВМФ не стояло задачи контролировать Мировой океан: наш флот должен был не допустить контроля океанских пространств со стороны ВМС США. ВМФ РФ во многом стал наследником данной концепции, по этой причине в Советском Союзе, а теперь и в России, ключевое внимание уделяется развитию противокорабельных ракет. Россия является лидером в данной области, а российские корабли оснащены наиболее эффективными ударными противокорабельными комплексами.


Так, уже принята на вооружение и в данный момент поставляется в войска сверхзвуковая ПКР «Оникс», но будущее российского флота связано с ПКР 3М22 «Циркон», в данный момент проходящей войсковые испытания. «Циркон» может поражать морские цели на дальности до 600 километров и имеет гиперзвуковую скорость, что делает чрезвычайно трудным перехват ракеты.


Фактически речь идёт о том, что в случае принятия на вооружение «цирконов» даже одиночные корабли ВМФ РФ будут представлять чрезвычайную опасность для военных кораблей других держав, залп нескольких десятков «цирконов» будет способен полностью уничтожить любой вражеский корабль или создать серьёзную угрозу для корабельного соединения противника.


Важным является тот факт, что ПКР «Оникс» и «Циркон» могут применяться с УВП «вертикальных пусковых установок» типа 3С14, на них же размещаются ракеты семейства «Калибр». Данные УВП являются основой вооружения большинства как модернизированных кораблей ВМФ РФ, так и кораблей новой постройки. Таким образом, большинство современных российских кораблей при необходимости могут быть вооружены лучшими в мире противокорабельными ракетами.


Ещё одним важным успехом отечественного флота и промышленности стало завершение государственных испытаний зенитно-ракетного комплекса «Полимент-Редут». Данный комплекс унифицирован с сухопутным ЗРК С-350 и по сути является его морской версией. ЗРК «Полимент-Редут» может применять ЗУР (зенитные управляемые ракеты) малой, средней и большой дальности, что даёт возможность поражать цели на расстоянии от 10 до 150 км. В данный момент ведётся разработка новой ЗУР, которая обеспечит поражение целей на дальности до 400 км. Кроме того, в состав ЗРК «Полимент-Редут» интегрирован зенитно-артиллерийский комплекс «Палаш», обеспечивающий зенитно-артиллерийский огонь на дальность до 4-5 км.


Ядром российского флота в среднесрочной перспективе могут стать тяжелые атомные ракетные крейсеры проекта 1144м «Орлан», которые являются самыми крупными неавианесущими боевыми кораблями в мире: длина крейсера – 252 метра, а водоизмещение – более 25 000 тонн (полное – более 28 000 тон). При таком развитии событий в российском ВМФ будет два модернизированных «Орлана», один из которых, «Адмирал Нахимов», в данный момент проходит ремонт и модернизацию на «Севмаше». Работы по модернизации корабля должны продлиться до 2022 года, после чего место «Нахимова» займёт однотипный крейсер «Пётр Великий», модернизация которого займёт ещё несколько лет.


Обновлённый «Орлан» проекта 1144м станет «дредноутом» XXI века: на крейсере будет до 80 ячеек УВП 3С14, унифицированных с ПКР 3М22 «Циркон», и более сотни ЗУР (зенитных управляемых ракет) различного типа. Сам по себе крейсер будет представлять чрезвычайную угрозу для любого корабельного соединения противника, грозные «орланы» могут стать основой для формирования океанских корабельных соединений ВМФ РФ.


Компанию «орланам» могут составить новые корабли проектов 22350м и 885м, а также модернизированные корабли советской постройки 949АМ и 1155М. Все указанные типы кораблей могут быть носителями ПКР «Циркон», надводные корабли типов 1144м, 22350м и 1155м будут нести ЗРК «Полимент-Редут».

Из кораблей указанных проектов отечественный ВМФ сможет в любой момент времени сформировать одну океанскую КУГ (корабельную ударную группу) в составе 5-6 надводных кораблей, в том числе одного тяжелого крейсера проекта 1144м, и нескольких подводных лодок. Совокупный залп КУГ может составлять несколько сотен гиперзвуковых «Цирконов», что гарантированно отправит ко дну любое корабельное соединение противника, попавшее под удар.


Имея в своём составе до 6 кораблей с ЗРК «Полимент-Редут», средства ПВО КУГ смогут одновременно обеспечивать наведение ЗУР на 40 воздушных целей на каждом из направлений. Скорость ЗУР во много раз превышает скорость ПКР вероятного противника, что при благоприятных обстоятельствах даст возможность сделать 5-6 залпов и уничтожить несколько сотен ПКР. Оставшиеся ПКР будут встречены огнем зенитно-артиллерийских комплексов «Палаш», что вкупе с действиями средств РЭБ даст российскому корабельному соединению возможность пережить удар палубной авиации АУГ.


Конечно, в случае реального столкновения КУГ ВМФ РФ и АУГ ВМС США ситуация может развиваться по-разному и никто не может быть застрахован от поражения. Тем не менее отечественный флот способен в среднесрочной перспективе создать оперативное соединение, обладающее подавляющей огневой мощью и приемлемой боевой устойчивостью.


Долгосрочные перспективы развития российского флота на данный момент неясны: есть планы по строительству новых авианосцев и эсминцев, но остаётся открытым вопрос о военной и экономической целесообразности масштабного строительства океанского флота. Непонятно также, способна ли судостроительная отрасль России выполнить подобную программу в полном объёме и в установленный срок.


Тем не менее даже выполнение текущих судостроительных программ, а также программ по модернизации советских кораблей вкупе с продвинутыми ракетными технологиями делает ВМФ РФ одним из самых опасных флотов в мировом океане.


ВМС НОАК


Последние годы КНР реализует большую военную кораблестроительную программу. В результате в 2019 году ВМС НОАК состояли из 300 кораблей, что сделало китайский флот самым крупным по количеству вымпелов, но не по общему водоизмещению – здесь до сих пор лидируют ВМС США.


Большая часть кораблей в китайских ВМС – это корветы и фрегаты; тем не менее строятся и крупные корабли, что говорит о желании Китая создать океанский флот.


Пока это приводит к противоречивым результатам. С 2012 года Китай ввёл в строй 11 эсминцев типа 052D водоизмещением 7500 тонн и один с китайской точки зрения «эсминец», а по сути крейсер типа 055 водоизмещением 12 500 тонн. С одной стороны, это очень серьезное усиление китайского флота, с другой – вооружение данных кораблей вызывает много вопросов.


Основа противокорабельного вооружения китайских кораблей ПКР YJ-18 унифицирована с корабельными УВП, но имеет посредственные характеристики, дозвуковую крейсерскую скорость и дальность применения до 500 км. Таким образом, ПКР YJ-18 сопоставима по своим характеристикам с российскими ПКР семейства «Калибр», но при этом значительно уступает ПКР типа «Оникс» и не идёт ни в какое сравнение с ПКР «Циркон».


Аналогичные проблемы есть и у китайских ЗРК. Основа ПВО китайских эсминцев ЗРК HQ-9 является ухудшенной версией советского ЗРК С-300ПМУ1 и может поражать цели на дальности до 100 километров.


На крейсере типа 055, кроме ЗРК HQ-9, присутствует ЗРК HQ-26, о котором нет официальной информации, но, по заявлениям китайских СМИ, данный комплекс превосходит С-400, а по отдельным показателям даже С-500: якобы этот ЗРК может уничтожать цели на дальности до 450 километров и на высоте в 150 километров (ближний космос). Более того, заявлена возможность кинетического перехвата и уничтожения гиперзвуковых целей! Разумеется, подобные заявления ничего, кроме улыбки, вызвать не могут.


 Необходимо упомянуть и китайские авианосцы. В данный момент в строю ВМС НОАК их две единицы: перестроенный китайцами советский ТАВКР (тяжелый авианесущий крейсер) «Варяг» проекта 1143.5, который теперь называется «Ляонин», и самостоятельно построенный китайцами авианосец «Шаньдун». Водоизмещение обоих кораблей не превышает 70 000 тонн, авиагруппа «Ляонина» состоит из 14 вертолётов 22 истребителей J-15, а «Шаньдуна» – 36 аналогичных самолётов.


Совокупно на двух китайских авианосцах 72 летательных аппарата, что количественно сопоставимо с авиагруппой одного из двенадцати американских авианосцев, в которую может входить от 64 до 90 летательных аппаратов. Нехитрые подсчёты показывают, что четырём американским авианосцам будут количественно соответствовать восемь китайских, при этом останется чудовищный разрыв в качестве авиагрупп. Палубная авиация ВМС США является самой подготовленной, хорошо вооруженной и обученной в мире, американский флот имеет колоссальный опыт применения авиакрыльев авианосцев. Добиться уровня боеспособности американской палубной авиации китайцам будет намного сложнее, чем просто настроить кораблей.


Таким образом, ВМС НОАК быстро растут количественно, но в среднесрочной перспективе будут проходить этап становления. Пытаясь перенять всё хорошее, что есть в американском и российском флотах, китайцы по объективным причинам могут повторить зарубежный опыт только на более низком качественном уровне. По этим причинам, несмотря на широкие экономические возможности, в ближайшие десятилетия ВМС НОАК не будут господствовать в мировом океане.


Кто будет править морями?


В краткосрочной перспективе значительное влияние на службу флотов может оказать и отчасти уже оказывает коронавирус (COVID-19). Вирус чрезвычайно заразен, а заболевание может протекать без симптомов, что с учётом скученности людей внутри корабля и невозможности полностью остановить службу делает корабли военно-морского флота идеальными инкубаторами для инфекции. Показателен недавний случай с авианосцев ВМС США Theodore Roosevelt (CVN-71). Обнаружив болезнь у 25 членов экипажа, их ссадили на берег, однако, несмотря на это, вскоре болезнь была обнаружена ещё у 100 человек. Командир корабля обратился за помощью к командованию ВМС, предлагая ссадить экипаж на берег и справедливо полагая, что на борту корабля невозможно обеспечить карантин.


По итогу целый авианосец находится в небоеготовом состоянии, и можно не сомневаться, что любой корабль, зараженный COVID-19, также не сможет нормально нести службу, что подрывает функционирование зараженного флота в целом. В случае дальнейшего ухудшения эпидемиологической обстановки пострадавшие военно-морские силы могут испытать серьезные проблемы с кадрами, часть военнослужащих может стать негодна к службе из-за осложнений, вызванных болезнью. Особенно сильно это может ударить по более возрастному офицерскому составу.


В силу всех вышеуказанных факторов складывается уникальная ситуация: впервые с XVIII века океанские просторы не будут узурпированы одной страной и станут местом конкуренции великих держав. Кроме РФ, КНР и США, ещё множество государств – например, Великобритания, Япония и Индия – имеют серьёзный флот, а другие, как Южная Корея, могут построить его в будущем.


Проблемы с мировой экономикой, военно-политическая нестабильность и распад международных структур создают чрезвычайно благоприятные условия для усиления проекции силы на бесконечных просторах Мирового океана, и мы, вполне возможно, увидим в будущем морские баталии третьего тысячелетия.



Дмитрий Кукушкин


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Закрыть

Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Новости партнеров

Новости партнеров

Загрузка...

Загрузка...