Загрузка...

«Я шагнула на корабль…» Умерла Новелла Матвеева

05.09.2016 21:14

Умерла Новелла Матвеева, бард и поэт, умерла тихо, на своей даче в Химках, легко ушла, словно на корабль шагнула...

hqdefault


«Я шагнула на корабль, а кораблик оказался из газеты вчерашней».


И кончилось очень многое.


Когда-то она написала простую совсем песню, нежную и гениальную.


Любви моей ты боялся зря,


Не так я страшно люблю.


Мне было довольно видеть тебя,


Встречать улыбку твою…


А потом были девочки. Тысячи девочек, влюблявшихся безответно и беззаветно, тысячи девочек, подпевавших этой песне.


И если ты уходил к другой

Или просто был неизвестно где,

Мне было довольно того, что твой

Плащ висел на гвозде.


Когда же, наш мимолётный гость,

Ты умчался, новой судьбы ища.

Мне было довольно того, что гвоздь

Остался после плаща.


Песня осталась, а автор ушла. Это всегда так странно поначалу, когда случается. Вот же она, песня, мы пели ее, влюбленные девочки, и автор была где-то. Теперь мы все так же ее поем, только автор уже совсем далеко.


Это потом будут посмертные сборники, памятники будут, бронза. А пока что легкий, нежный голос из колонок ничуточки не изменился, поет так же, как вчера, только автора нет больше.


Любви моей ты боялся зря —

Не так я страшно люблю.

Мне было довольно видеть тебя.

Встречать улыбку твою.


И в тёплом ветре ловить опять

То скрипок плач, то литавров медь,

А что я с этого буду иметь…

Того. Тебе. Не понять.


Что она имела со своих песен, эта ироничная женщина, удивительно красивая в молодости и не потерявшая очарования в старости?


Славу, конечно, песни ее выходили на пластинках огромными тиражами, знаменитые современники посвящали ей сотни статей. Только слава не была ей особенно нужна – она предпочитала быть затворницей, публичности не любила. Выступала все реже и реже, потом перестала.


А вот любовь у нее была просто так, сама по себе. Со своим мужем, Иваном Киуру, она прожила 29 лет. Он умер в 1992 году, и Новелла Матвеева почти перестала появляться на людях.


Еще у нее была страна, родина, Советский Союз. В отличие от других поэтов поколения шестидесятых, она любила родину такой, какой есть. «Я и тогда была немножко отдельной от всех», — скажет она потом.


Жизнь вообще из любви у нее состояла.


 


Новелла Матвеева. Стихи.


Попугай


По клетке, шкафами задвинутой,

Где книги в пыли вековой,

Взъерошенный, всеми покинутый,

Он бегает вниз головой.


Чудак с потускневшими перьями!

Чудит, а под веками — грусть.

Язык истребленного племени

Он знает почти наизусть.


Язык, за которым ученые

Спускаются в недра веков,

Где спят города, занесенные

Золой раскаленных песков…


Язык, что плетьми виноградными

Петляет по плитам гробниц

И хвостиками непонятными

Виляет с разбитых таблиц.


Прекрасный язык — но забылся он,

Забылся, навеки уснув.

Огромный — но весь поместился он,

Как семечко, в маленький клюв.


Привык попугай разбазаривать

Бесценную ношу в тоске,

С собою самим разговаривать

На умершем языке,


В кольце кувыркаться стремительно,

Вниманья не видя ни в ком,

И сверху смотреть снисходительно,

Когда назовут дураком.


Баллада о гвозде


Любви моей ты боялся зря —

Не так я страшно люблю.

Мне было довольно видеть тебя,

Встречать улыбку твою.


И если ты уходил к другой

Или просто был неизвестно где,

Мне было довольно того, что твой

Плащ висел на гвозде.


Когда же, наш мимолётный гость,

Ты умчался, новой судьбы ища.

Мне было довольно того, что гвоздь

Остался после плаща.


Теченье дней, шелестенье лет,

Туман, ветер и дождь…

А в доме событье — страшнее нет:

Из стенки вырвали гвоздь!


Туман, и ветер, и шум дождя,

Теченье дней, шелестенье лет…

Мне было довольно, что от гвоздя

Остался маленький след.


Когда же и след от гвоздя исчез

Под кистью старого маляра,

Мне было довольно того, что след

Гвоздя был виден вчера.


Любви моей ты боялся зря —

Не так я страшно люблю.

Мне было довольно видеть тебя.

Встречать улыбку твою.


И в тёплом ветре ловить опять

То скрипок плач, то литавров медь,

А что я с этого буду иметь…

Того. Тебе. Не понять.


Песня погонщика мула


Ах, как долго, долго едем!


Как трудна в горах дорога!


Чуть видны вдали хребты туманной сьерры.


Ах, как тихо, тихо в мире!


Лишь порою из-под мула,


Прошумев, сорвется в бездну камень серый.


Тишина. Лишь только песню


О любви поет погонщик,


Только песню о любви поет погонщик,


Да порой встряхнется мул,


И колокольчики на нем,


И колокольчики на нем забьются звонче.


Ну скорей, скорей, мой мул!


Я вижу, ты совсем заснул:


Ну поспешим — застанем дома дорогую!..


Ты напьешься из ручья,


А я мешок сорву с плеча


И потреплю тебя и в морду поцелую.


 


Ах, как долго, долго едем!


Как трудна в горах дорога!


Чуть видны вдали хребты туманной сьерры…


Ах, как тихо, тихо в мире!


Лишь порою из-под мула,


Прошумев, сорвется в бездну


Камень серый.


+ + +

Когда грустят матерые,

Умеющие жить,

Я как-то не догадываюсь, что им предложить.


Пудовый ключ от Ревеля?

Большую глыбу с Альп?

Грозу в степях?

Раба в цепях?

Иль собственный мой скальп?


Что делать!

Мне не верится,

Что им помочь могли б

Луч солнца,

Цветик аленький

И летний лепет лип.
Анна Долгарева


Рекомендуем посмотреть:

Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...