Загрузка...

Яна Айзикович-Попеску: «Одесса – улыбка Бога — превратилась в слезы Бога»

05.05.2016 19:24

Яна знает, что такое Майдан. Пожалуй, лучше многих, кто там стоял – у нее Майдан отобрал два года жизни. Ей еще относительно повезло...

141005_original


Новый тренд, похожий на тонкий вброс Минстеця, — обвинять одесситов в том, что они не поднимаются против украинской власти, как поднялся Донбасс. Ну да, действительно: почему это они спустя два года после Одесской Хатыни не наденут георгиевские ленточки, не выйдут многотысячным митингом на площадь? Боятся, наверное.


Ну да, вообще-то боятся.


Потому что мирная Одесса сейчас намного опаснее воюющего Донбасса.


Не так давно в гостях у редакции «Журналистской правды» побывала Яна Айзикович-Попеску. Яну арестовали два года назад. 2 мая она была на Греческой площади и видела, как озверевшие «евромайдановцы» начали убивать там людей. На террориста Яна не была похожа – обычная женщина в гражданской одежде. У нее была машина, и на этой машине она вывозила раненых.



Арестовали ее 15 мая. За это время она успела организовать выезд беженцев. Тех, кто больше не хотел оставаться в этом городе, пахнущем кровью и паленым мясом. Жены и дети пострадавших на Куликовом поле, участники Антимайдана. Автобус с этими людьми остановили и обвинили их в том, что они едут воевать на Донбасс. Яну обвинили в вербовке сепаратистов. Два года она прожила в аду.


Аресты продолжились и после 2 мая. В Одессе более 60 человек политзаключенных, рассказывает Яна. После обмена в 2014 году оставалось где-то 45, сейчас уже под семьдесят. В Одессе до сих пор опасно.


«Одесса – улыбка Бога, по-моему, превратилась в слезы Бога. Люди боятся собственной тени. Люди боятся даже себя», — говорит Яна.


Вот, например, одесская журналистка Елена Глищинская. Ее обвиняют в сепаратизме и государственной измене. Елена беременна, периодически у нее открываются кровотечение. Но угроза выкидыша – не повод отпустить журналистку хотя бы под домашний арест. Ей предъявлена тяжелая статья обвинения. Она не патриот.


«Любое возмущение, даже повышение тарифов на ЖКХ воспринимается как сепаратизм. То есть, если ты недоволен – ты сепаратист, не патриот. Патриот должен сцепить зубы и умирать молча. Умирать оттого, что тебе нечего есть, оттого, что тебе нечем заплатить за квартиру. Дети не должны ходить в школу, есть и одеваться. Каждый должен просто умирать в собственной норе», — говорит Яна.


Заключенным предъявляются обвинения, в первую очередь, в сепаратизме и терроризме. Сепаратизм и терроризм – это близнецы-братья, в этом обвиняют практически всех. Потом следуют обвинения в шпионаже и измене родине.


«Все это особо тяжкие статьи. Ничего, кроме сроков, ребятам не светит. Любые факты, говорящие о том, что человек не виновен, разбиваются о человеческое равнодушие. Все доказательства обвинения строятся на свидетельских показаниях, фактических доказательств нет», — объясняет Яна. Действительно, пародия на правосудие в Одессе поражает.


Одесса – город, который всегда был абсолютно толерантен к любой национальности, теперь живет под фашистскими знаменами. И восстать против них нельзя. Потому что сила и оружие – на стороне этих самых фашистов. «Наши» все никак не придут. А Одессу тем временем мучительно кроят и раздирают, отрывая русских от украинцев.


Никто не верил, что с мирным портовым городом могут такое сделать.


«Договаривались все и прекрасно жили, не было никаких разграничений по национальному признаку. Трагедия 2 мая произошла потому что насаждалась межнациональная рознь, нас пытались делить на русских и украинцев. Но люди не верили в это, люди просто пропускали это мимо ушей. И к чему это привело? К трагедии, которую люди называют Одесской Хатынью.


Люди, будьте внимательны. Если вас пытаются разделить по национальности, это уже говорит о том, что вас ждет Майдан. Это страшно, и этого нельзя допускать. Чтобы это не повторилось в России, надо говорить о том, что такое Майдан. Об этом надо кричать», — говорит Яна.


Яна знает, что такое Майдан. Пожалуй, лучше многих, кто там стоял – у нее Майдан отобрал два года жизни. Ей еще относительно повезло.


Сейчас в одесских тюрьмах – семьдесят человек, которым может не повезти еще больше.



Анна Долгарева


Рекомендуем посмотреть:

Новости партнеров

Загрузка...

1 Комментарий

  1. Муся:

    Александр такой відал страшную тайну в стиле — одна баба казала.
    И умозаключение о ФСБ, такое типичное для тех кто кастрюлю до сих пор не сняли

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...