Загрузка...

Зачем Wall Street Journal разжигает вражду между Москвой и Вашингтоном?

06.03.2015 09:39

Противостояние двух глобальных “центров силы” приобретает новое качество

WSJ


Публикация газетой Wall Street Journal информации о том, что правительство США заморозило на территориях своей юрисдикции активы сразу трех российских банков: “Россия”, “Северный морской путь” и “Собинбанк”, принадлежащих Геннадию Тимченко и братьям Ротенбергам, “ближайшим соратникам” Путина, — на сумму в $637 млн, интересно не самим фактом “заморозки”, которая произошла еще в прошлом году, а как раз выносом данного факта в медиа-пространство.


Почему об этом молчали раньше и зачем это могло быть сделано  “здесь и сейчас”?


WSJ — издание особое, которое традиционно рассматривается как “рупор Уолл-стрита”, то есть крупнейшего финансового капитала США, но входит в медиа-империю Руперта Мердока News Corporation. Кит Руперт Мердок же сам по себе — фигура весьма таинственная и противоречивая, явно принадлежащая к “поколению 1968 года”, то есть к тому кругу, который на практике в течение последнего полувека осуществлял “конвергенцию двух систем” и был, как Джордж Сорос или Роберт Максвелл, одним из заметных акторов данного процесса. Поскольку его нынешняя супруга Венди Денг — этническая китаянка и близкая подруга Дарьи Жуковой, в данной ситуации при желании нетрудно найти “следы” китайской панды или даже русского медведя.


Стоит ли это делать  и есть ли хоть малейшая нужда в конспирологии подобного рода? Попробуем разобраться.


Поскольку за несколько дней до этого Барак Обама заявил о продлении санкций против России, видимо, никакого консенсуса по украинскому вопросу между Вашингтоном и Москвой достичь не удалось: Россия не приняла американских условий, а Соединенные Штаты — российских.


А следовательно, противостояние двух глобальных “центров силы” приобретает новое качество. Свидетельством тому может служить и убийство Бориса Немцова практически у самых стен Кремля, которое указывает прежде всего на то, что российская “властная вертикаль” или не контролирует ситуацию в стране и даже в собственной столице, или же “разделилась в себе”, то есть в любом случае слаба и подлежит “переформатированию”: хоть “сверху”, хоть “снизу”.


“Медиа-вброс” WSJ как раз подчеркивает эту слабость на международном уровне: если российские власти за всё время действия такой “финансовой заморозки” не приняли зеркальных или хотя бы адекватных ответных действий по отношению к своим “американским партнерам”, — значит, о них можно “вытирать ноги” и дальше. Речи о том, какими привходящими обстоятельствами (а их не могло не существовать) была вызвана подобная сдержанность российской стороны, разумеется, в публикации не идёт: только факты, ничего лишнего… 


По большому счёту, налицо типичная операция “информационной войны” — медиа-провокация, призванная вывести наших “власть предержащих” из себя и вызвать их ответную активность, неважно на каком направлении: финансовом, информационном, политическом или даже военном. Она стоит в том же ряду, что и запись бывшим премьер-министром Дании, а затем — генеральным секретарем НАТО Андерсом фог Расмуссеном личной беседы с Путиным, или аналогичный финт председателя Европейской комиссии Мануэла Баррозу о том, что российский президент в разговоре с ним пообещал “взять Киев за две недели”. 


Однако более глубокий, второй слой публикации WSJ заключается в углублении недоверия между Кремлём и Белым домом, а глубинный третий — в подтверждении глобальной “недоговороспособности” американского политического класса в целом перед всем миром. В нынешнем “глобальном треугольнике” из США, Китая и России любой конфликт между двумя сторонами всегда оказывается выгоден прежде всего третьей, “мудрой обезьяне, наблюдающей за схваткой двух тигров”, как некогда сформулировал Мао Цзедун. В Вашингтоне эту простую истину, судя по всему, или не могут, или не хотят понять. Будем надеяться, что это понимают в Москве.


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...